Бизнес по-русски




Эксперты Центра стратегических разработок прогнозирует рост безработицы в лучшем случае до 6,4%, в худшем – до 7,8% в конце 2022 года. При этом Минэкономразвития ожидает спад ВВП России на 8,8% в 2022 году. Как отмечают аналитики ФИНАМ, на этом фоне вряд ли стоит ожидать роста заработных плат от работодателей, которые будут вынуждены экономить.

Начиная с 2014 года мы наблюдаем в торговле полный разлад, разброд в ценообразовании. То есть никакого соответствия или привязки к оптовым ценам, никакой привязки к поставщику, к товаропроизводителю не наблюдается. Сегодня мы вот заходим в магазин и видим ценник – 60 рублей за сахар. И вдруг здесь же, но на другой день можем увидеть цену на сахар уже 114 рублей. А через два дня приходим и снова удивляемся – цена уже 80 рублей. То есть понятно, что торговая сеть руками своих продавцов произвольно назначает цены. Видит, что какой-то товар не очень-то расходится – снижает цену. А если случается ажиотаж, когда люди, напуганные слухами о дефиците или даже угрозе голода, начинают делать большие закупки – торговые сети тут же поднимают цены. Теперь это уже известно совершенно точно.

Но на самом деле цены вынуждены расти. Так, заявленная в прошлый год инфляция 5,8% и 8% совершенно не соответствует реальной жизни. Теперь нам сказали, что инфляция будет 20–22%. И то так называемые «дежурные по стране» все ругаются между собой, пытаясь назвать конечную цифру. На самом деле мы знаем, что вся эта механика, техника запчасти выросли в диапазоне от 30% до 200%. Мы видим, что растут в цене комплектующие – невероятно большими скачками – так что инфляция будет соответствующая.

До сих пор у нас даже в хлебе и в молоке импортные вкусовые добавки, закваски и прочее. На самом деле все, что касается импорта, не так уж резко росло в цене. Даже возьмем бананы – мы не видели такого скачка цен, как на отечественную продукцию. Это все просто разговоры, когда кто-то из отечественных производителей оправдывается, что вот, мол, импорт им помешал. У нас нет обоснованной цены – ни рыночной, ни плановой. Вообще-то, как мы наблюдаем с 2014 года, цены выросли в несколько раз. Даже если мы говорим, что рубль упал в два раза, в два с половиной, то цены – абсолютно все – выросли в 3−4 раза. Мы это ощущаем. Я же покупаю удобрения, ГСМ, другие материалы для сельскохозяйственной деятельности. Ощущают это и люди, которые не занимаются аграрным трудом, но ходят в магазины за продуктами. Если кто сохранил чеки на сегмент продуктов, которые он покупает чаще всего, то он может по этим чекам убедиться, что на 200% рост цен точно был.

Достигнутый ценовой уровень ни в чем не соответствует товарам. Например, у нас никто никогда еще не брал картошку по 20 рублей за кг оптом. Сегодня я в магазин зашел – 90 рублей килограмм картошки. Альтернативы при этом нет? Есть, как положено. В сторонке стоят мешки с картошкой по 45 рублей за кг. Ну, возьмите ее, попробуйте. Такая картошка некачественная, слабая. А хорошая картошка, мытая – такой меньше, чем за 100 рублей, уже практически нет.

Дело и в плохом семенном фонде, и в технологиях выращивания. Семена, плохое выращивание, неприменение необходимых удобрений. Так, на авось растили. Да и сначала о семенах особо не побеспокоились, взяли с накопленными болезнями. И от этого никуда не денешься.

 

Ну, а сейчас этого у нас, по идее, будет еще куда больше. Потому что семена стали для нас не то чтобы дороже – их труднее стало покупать. Логистика, транспорт сильно заблокированы, и как будет дальше – мы не знаем. Поэтому надо готовиться к еде с противоречивыми показателями – с ухудшением качества, ростом цен, сужением ассортимента. Плюс, скорее всего, будет много подделки.

Другие материалы номера

Приложение к номеру