Теперь приватизация под видом концессий

Но почему власти отказываются при наличии средств? Последние годы только ленивый не трубил о ломящемся от денег бюджете, но лишние деньги не тратились на развитие страны, не тратились на импортозамещение и социалку. В этом году деньги лихо остались заблокированными в закромах наших заклятых партнеров, и несмотря на это, у нас рекордный профицит бюджета.

Поскольку можно сказать, что введено эмбарго на продажу нефтегазовых ресурсов, то поступления в бюджет, несмотря на упразднение бюджетного правила, будут весьма ограничены. Несмотря на то, что цена на нефть и газ повышена, мы будем поставлять в меньшем количестве, а значит, наверное, бюджет сократится. Власти нам не докладывают о поступлениях в бюджет и пока вроде все нормально, но на следующий год будет уже обстановка другая.

Меня беспокоит вот что. Когда срезаются из бюджета такие большие деньги, то, конечно, это прежде всего касается социальных расходов. Сейчас в Государственной думе рассматривается несколько законопроектов в срочном порядке, предусматривающие передачу в концессию неких объектов без конкурса, до 31 декабря. Но там написано, что нельзя будет в концессию передавать объекты жилищно-коммунального хозяйства, хотя они уже переданы другим законом в концессию, и занимаются этим Фридман с Вексельбергом, а все остальное можно передавать в концессию без конкурса на основании только решения губернатора либо правительства – объекты образования, здравоохранения, культуры, даже военные склады – всё можно передавать в концессию? Но самое главное – закон о концессии предусматривает, что в случае приватизации концессионер имеет первоочередное право на приватизацию этого объекта.

И вот когда они говорят о снижении расходов бюджета, я боюсь, что этот закон как раз подтягивается под то, что мы будем передавать в концессию, а, вероятно, и в собственность, объекты здравоохранения, образования, а это будет социальный взрыв, потому что передача в частные руки больницы не означает, что кто-то будет заниматься благотворительностью и за свой счет содержать эту больницу, это значит, что больница будет платная.

И самое главное, что не те нацпроекты будут урезать. Вот проект скоростной магистрали Москва–Казань, хотя зачем она нужна, но здесь они финансирование снимать не будут – у них кормушка хорошая. А вот здравоохранение и образование – это не кормушка, вот с них и начнут. Со всей социальной сферы начнут снимать финансирование.

У нас правят бал миллиардеры, они и решают, какие законы им нужны, такие Дума и принимает. Поскольку сейчас наших миллиардеров стали выгонять с Запада, им некуда деваться, не всем, но многим. Они вынуждены ехать в Россию, а для этого надо чем-то тут заниматься, чтобы капитал не пропал. Вот сделали для них два офшора, чтобы они беспошлинно и бестаможенно ввозили что угодно. Теперь надо где-то вкладываться чтобы находить источники дохода.

Но нам не надо секвестировать бюджет – у нас деньги есть. У нас деньги лежат – 640 млрд долларов в золотовалютных резервах. Нам не надо их в мешках вывозить с Запада сюда, в страну, мы можем просто напечатать рубли на эту сумму, и всё. Это не будет инфляцией, это будут деньги, обеспеченные валютными резервами, которые находятся за границей, это наши деньги, нами заработанные. Поэтому не надо сокращать бюджет, просто проведите денежную эмиссию на сумму, которая осталась за границей. Но нет, они этого делать не хотят, они хотят сокращать бюджет.