Про зубы и дензнаки




 

Всяк вошедший в интернет без труда найдет в нем статью «Евгений Чазов – хранитель кремлевских тайн». А из статьи уяснит и суть самой большой тайны советского академика от медицины: «За лечение нельзя брать деньги. Я никогда не брал деньги с больных. Мои пациенты могут это подтвердить».

«Какая же в том тайна? – спросит тот, кто помнит советские времена. – Медицина-то была (для пациентов) бесплатной». Но ныне о советской медицине можно лишь ностальгировать.

В том же интернете читаю: «Зубы на имплантах. Рядом со станцией метро. Стоимость 119 тысяч р. Все зубы за один день. Гарантия пожизненная». Или: «Протезы на имплантах… Недорого. С гарантией. Не надо клеить, мыть и чистить». Или: «Имплантация зубов с тройной гарантией. Сделал и забыл».

«Да врет твой интернет! И про имплантацию, и особенно про стоимость», – прокомментировал интернет-рекламу один мой знакомый.

Ну а что на самом деле? И я бы этого не узнал, если бы за полтора месяца (с начала августа до середины сентября с.г.) не прошел через два московских (зеленоградских) стоматологических учреждения.

Стоит предварительно сказать и о том, что дентальная имплантация в современном ее виде обязана своим появлением шведскому ученому Пьеру Бранемарку, который в 1977 г. сформулировал принцип функциональной связи между живой костью и поверхностью опорного импланта. Он же назвал чистый титан наиболее подходящим материалом для изготовления имплантов и предупредил о необходимости особой стерильности при осуществлении имплантации. Ни того, ни другого обычный пациент проконтролировать в настоящее время не в состоянии.

Что имеем не ценим, потерявши плачем. До своих 70 (а сейчас мне 85) со стоматологами я, если и встречался, уже и не помню каким образом. Но в последние годы встречи стали частыми. Пока я не осознал, что зубами надо заняться по-настоящему. И, положив в карман карточку медицинского страхования, выданную правительством Москвы в 2002 г., пришел в зеленоградскую поликлинику №35 (полное название: Государственное автономное учреждение департамента здравоохранения г. Москвы Стоматологическая поликлиника №35).

Получив в регистратуре талон (с указанием времени приема) к врачу Сутаеву И.М., я включился в сидевшую в коридоре живую очередь пациентов, старых и молодых, ожидавших приема под дверью кабинета названного врача.

Время от времени Ислам Магомедович выглядывал из кабинета, искал глазами нужного ему пациента и кивком головы приглашал его в кабинет. Когда туда вошел очередной молодой человек, сидевшая рядом со мной пожилая женщина произ-несла:

– Да у этого даже талона нет, сам говорил… значит, свой… вот что такое кавказская мафия… а еще государственное учреждение!

Я был приглашен в кабинет стоматолога часа через полтора после того времени, что было указано в талоне. Забыть свою первую встречу с г-ном Сутаевым я не в силах. Она длилась не более пяти минут. Я оказался совсем не тем человеком, на которого стоило тратить драгоценное время стоматолога. Сев в зубоврачебное кресло, я открыл рот, а Ислам Магомедович влез в него своими пальцами и пощупал мои зубы. После чего, ни слова не говоря, сел за свой стол и что-то быстро написал на клочке бумаги. С этим клочком в руке я был почти вытолкнут из врачебного кабинета. И лишь в коридоре понял, что клочок содержал номера зубов, кои мне должен удалить хирург той же поликлиники, но уже не Сутаев. Номеров было 14, удалить, по указанию Сутаева, следовало все оставшиеся у меня зубы.

Вернувшись домой, я включил компьютер, вошел в интернет, а затем и на сайт поликлиники №35, где и увидел фотографии ведущих специалистов названной поликлиники, и узнал их имена. Вот они: Сероб Казарян, Мансур Муталипов, Эфенди Рамазанов, Тимурлан Садыков, Арман Симонян, Ислам Сутаев, Гурам Убери. Ни одного русского имени!

Напомню, что речь идет о государственной стоматологической поликлинике, расположенной в Зеленоградском АО г. Москвы.

Чего кавказские стоматологи в Москву-то «понаехали»? На родном Кавказе не хватает беззубых?

В свое следующее посещение поликлиники №35 от сидевших в очереди под дверью я узнал, что в Москве кавказцы деньги зарабатывают – на зубном протезировании московских пенсионеров, кои более платежеспособны, как оказалось, чем пенсионеры армянские или дагестанские. А за зубное протезирование надо платить ныне и в государственном медицинском учреждении. И потому удалять пенсионерские зубы для гастарбайтеров все равно что плацдарм себе готовить для последующей деятельности по протезированию, а значит, и плацдарм для заработка. Медицинские полисы правительства Москвы кавказских гастарбайтеров не интересуют.

Сколько ни пропагандируй по многочисленным телеканалам российский патриотизм, капитализм везде один и тот же: его родина там, где можно больше зара-ботать.

Нынешняя московско-зеленоградская стоматологическая поликлиника №35 представляет собой плацдарм, оккупированный кавказскими гастарбайтерами от стоматологии. Москвичи в ней в первую очередь деньгоносцы. И только потом пациенты, нуждающиеся в медицинской помощи. И едва ли московские власти о том не знают. Скорее всего, они состоят с гастарбайтерами в доле. Про заповеди Гиппократа и советского академика Чазова никто и не вспоминает. Некогда им.

Мои зубы в три приема удалила хирург Алла Учелькина. И надо отдать ей должное: сделала она это достаточно для меня безболезненно. После чего я снова предстал пред Исламом Магомедовичем в надежде начать протезирование. Но не тут-то было. Я снова был выставлен из медкабинета. И снова с клочком бумаги в руке. Но на этот раз вместо номеров зубов бумажка содержала номера экостазов – так называются (если я не ошибаюсь) выступы на деснах, остающиеся после удаления зубов.

Приставив к моим экостазам деревянный стержень (палку), деревянным молотком хирург с неизвестной мне фамилией бил по этой палке так, что дрожала не только моя бедная челюсть, но и мои несчастные профессорские мозги. И какое-то время я это издевательство над собой терпел. Но следом остановил хирурга, поднялся с зубоврачебного кресла и покинул кабинет, а затем и поликлинику №35. Чтобы никогда в нее не возвращаться.

Центр функциональной стоматологии (ЦФС) располагается на первом этаже зеленоградской многоэтажки под номером 1557. Это частное (платное) медицинское учреждение (хотя фамилии его владельца, то есть предпринимателя от стоматологии, собирающего дензнаки с беззубых, я и сейчас не знаю). Но, в отличие от поликлиники №35, тут чисто, стены и пол в светлых тонах, а в прихожей стоит ящик с так называемыми бахилами, кои просят одевать на ноги.

«Хочу попасть к стоматологу с русской фамилией», – таковы были мои первые слова, произнесенные в ЦФС.

И попал. Моим стоматологом оказалась очаровательная Попова Галина Александровна, уже вид которой свидетельствовал о том, что советские времена она могла застать лишь в школьном возрасте.

И эта очаровашка свой первый разговор со мной начала словами: «Вы, наверное, об имплантах думаете?.. Импланты будут стоить вам… один миллион шестьсот тысяч рублей».

Нет, в обморок от названной суммы я не упал. А всего лишь ответил очаровашке, что таких денег у меня нет.

(Но, вернувшись домой, во-первых, спросил у интернета, какова средняя пенсия в нынешней России, а во-вторых, путем простого деления определил, сколько месяцев и лет среднему российскому пенсионеру придется не есть, не пить, а откладывать все деньги на свои будущие импланты. Средняя пенсия оказалась равной 18,4 тысячи р., число месяцев почти 90, число лет – более семи. Нынешние российские пенсионеры покидают этот мир раньше.)

«Ну, а если без имплантов… – продолжила очаровашка и заглянула в свой компьютер, – всего лишь 133 тысячи 350 рублей. Можете оплатить в два приема. Но деньгами я не занимаюсь. В нашем центре для этого есть другие…»

Галина Александровна оказалась не только красавицей, но и обязательным человеком. В один день она не управилась (да это и невозможно – после насилия над деснами, последние несколько дней должны отдыхать). Но через пару недель я получил искусственные зубы от Поповой (без имплантов). За что ей спасибо.

Сказать, что уже не чувствую их искусственности, я не могу. Жить, однако, можно. Раненым в военном Сталинграде было хуже. Но там за лечение никто никому не платил.

Однако, если думать не только о себе, напрашиваются два вывода: 1) несмотря на агрессивную рекламу, зубная имплантация российским пенсионерам недоступна; 2) пока цена искусственных зубов (от Поповой) не сравняется со средним месячным размером пенсии в России (18 400 р.), падение численности российского населения неизбежно.

 А что думают о зубах и дензнаках профессиональные стоматологи?

 

 Борис ОСАДИН, 

 член общественной ассоциации

 «Дети военного Сталинграда в г. Москве»,

 профессор, пенсионер

Другие материалы номера

Приложение к номеру