«…Олимпийская сказка, прощай»




Действительно трогательная картина: 8-метровая кукла медвежонка – талисмана Игр – уплывает в небо, а над стадионом звучит: «До свиданья, Москва, до свиданья! Олимпийская сказка, прощай!..» Вызвать слезы умиления задумывалось изначально. Даже в сценарии стояла ремарка режиссера Иосифа Туманова: «Весь зал плачет». Тех, кто сомневался: а если, мол, не заплачут, Пахмутова и Добронравов успокаивали: «Заплачут, если написано». Одним из претендентов на исполнение песни был солист «Песняров» Леонид Борткевич. Но его отсеяли на пробах. Певец как раз поступил на режиссерский факультет ГИТИСа, где преподавал Иосиф Туманов. Студенты, и Борткевич в их числе, помогали Туманову – постановщику церемонии закрытия Игр. Леонид вспоминал: партийные руководители высказывали опасение: а вдруг Мишка не полетит или поднимется и упадет на трибуны?.. Но изготовители из НИИ резиновой промышленности волновались о другом. Кукла из прорезиненной ткани должна была взлетать вертикально, а медведь взлетал боком или крутился в воздухе. Нужный эффект получили, утяжелив задние, в данном случае нижние, лапы. – В конечном итоге из исполнителей выбрали меня, – говорит Л. Лещенко. – Попросили петь проникновенно, без нажима. Хотя, честно признаюсь, будущий хит меня не впечатлил. К Олимпиаде советские авторы, включая Пахмутову и Добронравова, написали еще ряд песен. Среди них: «Стадион моей мечты», «Темп», «Старт дает Москва»… И они все смешались в моем сознании. Когда я сольно в звуковой студии «Мосфильма» исполнил песню, авторам показалось, что мужской голос нужно слегка оттенить женским вокалом. Пригласили певицу Татьяну Анциферову, не предупредив, что петь она будет не одна. На припев подошли и солисты группы «Пламя» во главе с Вячеславом Малежиком. В результате на записи женский голос не слышался. Обижалась певица и на то, что ни ей, ни мне не предложили билет на церемонию закрытия. Правда, тогда я был еще молодой и пронырливый, и всё же пробрался на стадион и стал свидетелем успеха произведения. Торжественное закрытие XXII Олимпиады проходило 3 августа. Когда опустили белый олимпийский флаг, около чаши с Огнем грациозные девушки в туниках создали пластическую композицию, похожую на древнегреческую фреску. Сопровождалось действо одой Артемьева «О спорт, ты вечный прогресс». Образ олимпийского Мишки появился на живом панно из тысяч статистов с флажками. Когда огонь в чаше погас, из глаз Символа покатилась слеза. Уже надпись «Доброго пути» всех растрогала… И вот сюрприз. На середину стадиона выплыл покачивающийся гигантский медведь. Помахав на прощание лапой, он стал медленно уплывать вверх. Пока не исчез в небе ночной Москвы. Звучащая в эти минуты мелодия с прощальными словами вызвала у зрителей своеобразный катарсис. Многие и впрямь рыдали. Немало тех, кто считает, что эти минуты стали самыми знаковыми в московской Олимпиаде.

На трибунах становится тише, Тает быстрое время чудес, До свиданья, наш ласковый Миша, Возвращайся в свой сказочный лес. Не грусти, улыбнись на прощание, Вспоминай эти дни, вспоминай, Пожелай исполненья желаний, Новой встречи нам всем пожелай. Расстаются друзья, Остается в сердце нежность, Будем песню беречь, До свиданья, до новых встреч. Пожелаем друг другу успеха И добра, и любви без конца, Олимпийское звонкое эхо Остается в стихах и в сердцах. До свиданья, Москва, до свиданья, Олимпийская сказка, прощай, Пожелай исполненья желаний, Новой встречи друзьям пожелай. Расстаются друзья, Остается в сердце нежность, Будем песню беречь, До свиданья, до новых встреч.

Другие материалы номера

Приложение к номеру