Октябрь-93 — преступление без срока давности




4 октября к 16.00 площадь Краснопресненской заставы стала кумачовой от знамен КПРФ, СССР, ЛКСМ. Начался митинг. Минутой молчания почтили память жертв ельцинской агрессии. Затем к собравшимся обратился председатель ЦК КПРФ, лидер Народно-патриотических сил России Г.А. Зюганов. Он поблагодарил граждан за верность великим идеалам, за мужество, с которым они защищают советские ценности, за сплоченность. Зюганов возмущен отношением нынешних властей и обслуживающих их СМИ, которые в день 25-летия расстрела Советской власти «словом не обмолвились о тех жутких событиях», «ни одного кадра не показали», «не помянули тех, кто тогда верой и правдой отстаивал совесть человечества – наши гениальные советские завоевания».
Лидер коммунистов напомнил, с чего начиналась трагедия России, назвал тех, кто вел страну к этой трагедии, какие принимали решения, чтобы страну развалить и народ затоптать. «Закон о приватизации нам «приперли» из-за кордона. Вместе с ним приехали в РФ 60 цэрэушников, которые расселись рядом с Чубайсом и своей рукой писали цены на наши заводы. В результате они были проданы по цене двух иномарок». «Мы должны знать и помнить, что есть законы-убийцы. Закон о свободе торговли и свободе цен, который в наш парламент притащили из-за океана, по сути дела, закупорил все поры экономики, угробил 80 тысяч предприятий, выгнал с заводов и фабрик миллионы граждан, оставил без дела крупнейших ученых и талантливых инженеров».
Об активной и значительной роли американцев в разрушении Советского Союза, во внедрении в РФ бандитского капитализма, развалившего нашу экономику и социальную сферу, постоянно говорили участники митинга. Люди знают и помнят, как Ельцин, расстреливая парламент своей страны, созванивался с Клинтоном и докладывал ему о ходе «операции». Заокеанский босс был доволен. Америка смотрела расстрел, как захватывающее шоу. Так что ж сейчас не поделили с «партнерами» торговцы российским газом и оружием? Захотели оторваться от своих наставников и хозяев? Теперь это непросто, а противостояние чревато…
«Из облачка танкового залпа октября 1993 года, – отметил депутат Госдумы фракции КПРФ Сергей Шаргунов, – выросла огромная туча трагедий, накрывшая Россию, – страшная чеченская бойня, залоговые аукционы, бесконечные псевдореформы, когда с простого человека последнюю шкуру сдирают. Из этой обоймы – пенсионная псевдореформа».
Тяжело было говорить Светлане Ивановне Кузьминой, учительнице начальных классов. В той кровавой бойне она потеряла своего   17-летнего сына Сережу. Долго искала по больницам, моргам, СИЗО… Помогли найти добрые люди:
«Сережа получил 7 ранений из пулеметов в Останкино. Говорят, что погибших 3–4 октября было якобы мало… Это не так. Трупов было очень много. Больше всего их было свезено в морги Склифосовского. Там лежали трупы в три яруса. Чтобы дойти до нижнего, надо было снять три трупа. Там я и нашла своего Сережу. Похоронила. Мне было очень тяжело, не хотелось жить. Выжила ради своих учеников, ради второго сына. Помогли коммунисты Перовского района. Помогал Г.А. Зюганов. Всем спасибо. …Мы должны помнить события 1993 года и настаивать на расследовании преступных деяний власти. Помнить, что Путин стал преемником Ельцина, и первый указ Путина был о неприкосновенности Ельцина. Так что думайте, люди, будет ли эта власть расследовать события 1993 года? По-моему, тут все ясно».
«Нет прощения палачам! Не забудем, не простим!» – скандировала площадь.
Митинг завершился единогласным принятием Резолюции:
«Массовый расстрел защитников Советской власти и Конституции, – говорится в ней, – положил начало разгулу терроризма, коррупции и произвола в России. Произошел раскол российского общества, был узаконен геноцид собственного народа, продолжающийся и по сей день.
Эхо октября 1993 года слышно и сегодня. Оно – в неутешном горе родственников погибших, в народной памяти. Оно – в горе матерей Беслана, и слезах детей Донбасса. Оно – в горе стариков. Оно – в безысходности потерявших работу, в отчаянии ученого, дело жизни которого оптимизировали чиновники, оно смотрит с фотографий погибших в Чечне и Дагестане во время войн, взрывов и терактов. Оно – в фальсификации воли народа во время избирательных кампаний.
Мы решительно заявляем, что имя правителя-убийцы должно быть навечно покрыто позором. Мы требуем закрытия Ельцин-центра. Нет и не может быть срока давности для преступлений против своего народа. Нет прощения палачам, потопившим в крови Конституцию и ее защитников. Долой власть преступного олигархата и коррумпированного чиновничества».
Шествие двигалось под трансляцию стихов, песен, сообщений того времени о ситуации вокруг Дома Советов. Сколько великолепных произведений создано в честь героической защиты Советской Конституции, Советской власти!
Голос диктора:
«Тот, кто видел фотографии погибших, знает – это были люди удивительно чистых и светлых душ. На защиту Дома Советов приходили добровольцы, так было в 1941-м. Иногда приходили несколькими поколениями – отец, сын, внук… Иногда целыми семьями. До сих пор никто не знает точно, сколько погибло людей в те дни. И, наверное, вряд ли уже будет известно. Власть убивала людей при снисходительном покровительстве из-за океана. Большинство СМИ пошли в услужение новой власти. А простые люди совершали подвиги».
Рассказ диктора прерывался, заглушался пальбой, криками…
Шествие подошло к Поклонному кресту. Руководители КПРФ возложили венок и цветы к мемориалу. Горели свечи, и цветов становилось все больше и больше.
«А когда же будет настоящий памятник?» – спрашивали люди Геннадия Зюганова. «Макет готов, – ответил коммунист, – мы можем дальше работать, но необходимо разрешение городских властей, а они его не дают. Боятся проводить честное расследование, боятся разрешить нам устанавливать памятник, они боятся своего народа».
…На улице между тем темнело. В бывшем Доме Советов, ставшем после расстрела Верховного Совета Домом правительства, зажглись огни. Теперь это здание окружено высоченной оградой, на подступах – охрана, проверка документов. А внутри медведевские министры расселись в бывших депутатских кабинетах. Слышатся ли им голоса невинно убиенных? 25 лет назад там рекой лилась кровь. Пора бы все расставить по своим местам…

Галина ПЛАТОВА

* * *

В городах  России прошли акции памяти героев и невинных жертв Черного Октября.

«Эхо октября 1993 года слышно и сегодня. Оно в безутешном горе родственников погибших в те далекие дни, в народной памяти. В трауре матерей Беслана и в слезах детей Донбасса, оно в укоряющих глазах стариков. В отчаянии ученого, дело жизни которого «оптимизировали» чиновники. Эхо 1993-го звучит в нынешних взрывах и терактах, в отчаянии тех, кто попал под каток путинской пенсионной реформы. Нет срока давности преступлениям против собственного народа, нет прощения палачам, потопившим в крови самую демократическую в мире советскую Конституцию и ее защитников», – говорится в резолюции, принятой на митинге в Новосибирске.
Очевидно, именно таких сопоставлений прошлого и настоящего, таких выводов и не хочет допустить действующая власть. А потому в новостных программах федеральных каналов в четвертьвековую годовщину расстрела народного восстания – ни слова о мемориальных акциях в Москве. Не должны россияне помнить и знать. Не должны видеть Бессмертный полк патриотов – павших защитников советской власти, портреты которых все эти годы проносят 4 октября по московским улицам к теперь уже символической расстрельной стене Краснопресненского стадиона их близкие, их соратники, новые бойцы, вставшие в наши ряды.
Но Россия помнит. Недаром октябрьские акции проходят под лозунгом «Не забудем, не простим!».
В Тамбове пикет был заявлен у памятника легендарной советской героине Зое Космодемьянской. Однако власти «не согласовали» акцию: мол, здесь же намечено другое мероприятие. Но коммунисты и их сторонники всё равно пришли, проведя собрание в форме встречи с депутатами. Полиции это не понравилось. Депутат обл­думы, лидер тамбовских коммунистов Андрей Жидков был препровожден в отделение.
Полиция пыталась помешать проведению акции и в Ярославле. Не получилось. К участникам пикета обратился 1-й секретарь обкома КПРФ Александр Воробьев: «Антинародный режим делает все, чтобы жизнь народа стала хуже: травит нас токсичными отходами, лишает ветеранов пенсий, помогает бандитам и олигархам грабить страну. Против всего этого еще тогда встали защитники Белого дома».
В Ростове-на-Дону не только вспоминали о героях Октября-1993, но и выразили протест антисоциальной политике сегодняшних властей. Прихватизаторам советская власть была как кость в горле, мешала распродавать народное достояние и сколачивать на этом капиталы, вот почему 25 лет назад она была расстреляна, выразил убеждение лидер коммунистов Дона Николай Коломейцев: «Наш митинг проходит у здания бывшего культиваторного завода «Красный Аксай». Предприятие, на котором трудились 7800 человек, поставляло сельхозтехнику в 47 стран мира, полностью обеспечивая продукцией советское село. Где теперь этот завод? Его уничтожили, как многие другие крупнейшие предприятия Ростова-на-Дону, области в целом. И так по всей стране!»
В память о событиях октября 1993-го в Рязани на центральных площадях прошли пикеты, организованные областным отделением КПРФ. Прохожим раздавали газеты и листовки, приуроченные к дате. В пикетах активно участвовали молодые коммунисты и комсомольцы. Многие из них именно в эти дни получили партийные и комсомольские билеты.

Другие статьи автора

Другие материалы номера