Дни после кровавой бойни




В результате погибли восемь человек: два офицера, два контрактника и четыре солдата срочной службы, еще двое военнослужащих получили серьезные ранения и сейчас находятся в госпитале.
Стрельбу по сослуживцам открыл 20-летний житель Вагая. Он был арестован военным судом и сейчас находится в СИЗО.
Спустя неделю после трагедии в Читу прилетел отец Рамиля Шамсутдинова Салим, чтобы встретиться с сыном, который сейчас находится под стражей, и разобраться, что толкнуло его на жестокую расправу над сослуживцами. Основная версия Салима Шамсутдинова – его сын столкнулся с дедовщиной в армии.

Встреча с сыном

Салим Шамсутдинов впервые смог встретиться со своим сыном Рамилем. Для встречи в СИЗО им выделили час, общались через стекло. 
– Как прошла встреча и в каком состоянии Рамиль?
– Говорил с Рамилькой через стекло по телефону. Дали час общения. Он похудел. Особо не изменился, но у него стал взгляд другой, какой-то тяжелый. Теперь это не взгляд юноши. Сын, конечно, обрадовался, когда увидел меня. Говорит, что не предполагал, что увидимся когда-то.
– В каких условиях он находится в СИЗО?
– С ним в камере четыре человека. Говорит, что условия хорошие. Кормят даже лучше, чем в армии.
– О чем говорили во время встречи?
– В основном старался с ним говорить о хорошем. Рамиль спрашивал о братьях, о хозяйстве дома. Я ему приветы передал от друзей, имена которых запомнил, и от тех, кого не помню. Много людей ему передали слова поддержки. Он не знал, что его столько людей поддерживает.
– Он рассказал о том вечере, когда убил людей?
– Особо ничего не сказал. Говорит, что его побили во время задержания и хотели даже убить. Думал, не выживет.
– Что говорит о причине расправы над солдатами?
– Сказал: прости, папа, я иначе не мог, у меня другого выбора не было и сил терпеть все, что там со мной делали, тоже не было. Говорит, что за дело поступил с ними так. Сказал, что эту часть, этот гадюшник, давно надо было разогнать. Жалеет о двух убитых. Не хотел в них стрелять, просто в ту минуту не видел, кто перед ним. Если бы заметил, то не стал трогать
Издание Baza приводит показания Рамиля Шамсутдинова, где он прямо говорит, что офицеры обещали его «опустить».
– В тот день они пообещали меня «опустить». Так и сказали, предупредили, что типа изнасилуют. Лейтенант в тот день мне сказал, что всё, понимаешь, после караула – всё будет. Всех молодых других до меня уже «опускали», я знаю. А в этот вечер, значит, моя очередь, мне деваться некуда было, что мне делать?
В распоряжении редакции есть телефонный разговор с одним из военных из части в Горном. Он считает, что подобный инцидент может в любой момент повториться.
– Вы понимаете, что ситуация взрывоопасная. Эти случаи будут повторяться дальше. В частях сложилась такая ситуация, что там не только дедовщина. Там, понимаете, как пирамида: кто сверху – нагибает тех, кто снизу. Берут деньги друг с друга в зависимости от звания и чина военнослужащего. Аппетиты разные у всех, – рассказал анонимно собеседник, опасающийся, что у него могут возникнуть серьезные проблемы в случае раскрытия его личности.
Совсем иного мнения о Рамиле Шамсутдинове другой собеседник-силовик, который из-за своей должности тоже решил остаться анонимным. Он считает, что позиция военных в данной ситуации совсем не освещается.
– Получается, что его поддерживают, а мы (военные) играем в одни ворота. Да, военнослужащие не любят выносить сор из избы, но хочу заверить, что Рамиль Шамсутдинов – психически больной человек. Аналогию можно провести с серийными убийцами. Такое расстройство может определить только углубленное исследование. В военкомате этого не обнаружить, – рассказывает собеседник.
По его словам, после того как Рамиль открыл стрельбу по сослуживцам, он еще и добивал тех, кто не сразу погиб от пули.
– Все, кто рядом был, разбежались. Но люди слышали, как его умоляли не стрелять, пожалеть, но он всех добивал… У капитана Евсеева два ранения в шейный позвонок. Шамсутдинов знал, куда стрелял. Когда прибыла группа быстрого реагирования, он сразу сдался после предупредительного выстрела в воздух. Значит, жить он хотел. После этого у него даже руки не тряслись. Будто ничего не произошло. Говорил он методично и не жалел о том, что убил своих офицеров и товарищей.

***

После трагедии в воинской части на защиту солдата Рамиля Шамсутдинова встала общественность. Во «ВКонтакте» появилась группа в защиту срочника, на которую на сегодняшний день подписались 3,5 тысячи человек. Также на платформе Change.org начался сбор подписей за свободу жителя Вагая. Петиция уже собрала почти 30 тысяч подписей. Подписавшиеся под петицией уверены, что причиной жестокой расправы в воинской части могла стать только дедовщина.
Секретность военной части создает трудности для получения любой информации о произошедшем даже родным жертв. С другой стороны, руководство воинской части не поспешило оповестить родственников погибших и раненых, а также отца Шамсутдинова о трагедии. Они всё узнали о случившемся из интернета. Сейчас в Москве в госпитале в тяжелом состоянии лежит рядовой Евгений Графов из Аромашева. Его родители тоже узнали о ранении сына из новостей в интернете.
Все четыре года обучения в Рыбопромышленном техникуме Тобольска Рамиль Шамсутдинов, как и другие студенты, был в поле зрения заведующей по воспитательной работе Ирины Любченко. О том, что учинил ее подопечный, она узнала от студентов. В Читу она приехала со стопкой характеристик, результатов психологических тестов и петиций, которые подписали преподаватели техникума, студенты, друзья и знакомые Рамиля. С позицией, что срочник стал убийцей из-за проблем с психикой, она не согласна.
– Я занимаюсь в техникуме воспитательной работой. Рамиль жил в общежитии четыре года. Оно находится под моим наблюдением. Я должна знать, чем занимаются студенты. Студент хорошо себя показал и во время производственной практики на Тобольском речном   тех­участке. Ему даже предлагали остаться работать, но он ушел в армию.
Во время учебы, по словам Ирины Любченко, у Рамиля не было никаких конфликтов и проблем.
– У нас каждый год проходит диагностика на выявление, например, агрессии, депрессии и склонности к суициду, а также мотивации в целом. Если ребенок дает отрицательный результат, то мы с ним работаем. Рамиль был не из этого числа. Как правило, дети что-то творят, но у него за четыре года не было ни одного замечания, ни одного правонарушения. 
Заведующая воспитательного отдела техникума характеризует Рамиля как крайне спокойного, общительного и активного парня. Весть о том, что именно он убил восемь человек, стала для преподавателя шоком. Она считает, что, видимо, на это была причина.
– Я смотрела на фотографию, где он сидел под охраной после страшной трагедии, и не могла поверить, что это Рамиль. Сравниваю его фото из техникума и из армии – два разных человека. На последней фотографии я вижу полное опустошение в глазах, мягко говоря, человека замученного, – делает выводы Ирина Любченко.

*** 

Минобороны ситуацию комментирует предельно сдержанно. В СМИ информация о том, что думают военные о трагедии, поступает из источников, а не из официальных заявлений.
Вину за массовый расстрел «Офицеры России» уже успели возложить на неправильное воспитание и компьютерные игры и заявили, что «обвинять офицеров в произошедшем категорически неправильно».
– Как будто у этого солдата смешалась компьютерная реальность с жизненной, – передает слова председателя президиума «Офицеров России» Сергея Липового газета «Коммерсантъ».
С таким мнением не согласны не только общественники, но и бывшие военнослужащие воинской части 54160. Некоторых сподвигли рассказать о том, с чем они столкнулись во время службы, только новости о трагедии. В группы поддержки Рамиля Шамсутдинова стали массово писать родители и сами бывшие военнослужащие части.
Про старшего лейтенанта Пьянкова Рамиль Шамсутдинов рассказывал и своему адвокату. По его словам, офицер пытался его окунуть головой в унитаз, но не смог. Поэтому эту «обязанность» возложил на старший призыв.
Назначенный адвокат Лев Акуленко говорит, что пока у него нет материалов дела, он их получит после проверки. Защитник присутствовал на всех допросах, где Шамсутдинов называл факт дедовщины как причину произошедшего.
20-летнему Рамилю Шамсутдинову грозит наказание вплоть до пожизненного лишения свободы. Его отец не спешит покидать Читу, пока не решит вопросы с защитой сына.
Источник: https://72.ru/text/criminal/66297172/

***

Говорите дедовщины нет в армии? Вот только малая часть примеров, которые собрала в своем блоге Наталья Серкова https://www.facebook.com/serkova.natalya (опубликовано вчера).
– Спортсмен, член сборной Забайкальского края по тяжелой атлетике. Служил на о. Итуруп (Курилы), в/ч 71436. На 4-м месяце службы забит до смерти пьяными «дедами». 8 ударов саперной лопатой, от головы мало что осталось, поэтому фото после смерти нет.
– Дмитрий Бочкарев. Из Саратова. Умер в армии после многодневных садистских издевательств со стороны сослуживцев, заставляли подолгу сидеть на полусогнутых ногах с вытянутыми вперед руками, нанося удары в случае изменения положения. Так же, кстати, сержант Сивяков издевался над рядовым Андреем Сычевым в войсковой части в Челябинске, Сычеву тогда ампутировали обе ноги и половые органы, но он остался жив. А вот Дмитрия привезли домой в гробу.
– Рома Казаков из Калужской области был зверски избит. Но, видимо, как всегда перестарались. Избитый потерял сознание. Тогда решили инсценировать несчастный случай. Солдата, мол, попросили отремонтировать автомобиль, а он угорел в гараже от выхлопных газов. Романа положили в автомобиль, закрыли в гараже, включили зажигание, для гарантии машину накрыли тентом… Но Роман не умер. Отравился, впал в кому, но выжил. Навсегда стал инвалидом… 
– Роман Суслов из Омска. У него был сын полутора лет. До места службы (г.Бикин, Хабаровский край) не доехал. 20 мая сообщил семье в СМС об издевательствах в поезде со стороны офицера и прапорщика, которые сопровождали призывников. Утром 21 мая (на второй день в армии) успел прислать СМС: «Меня убьют или оставят инвалидом». 22 мая повесился (по версии военных, добровольно повесился ). На теле были многочисленные следы побоев.

Другие материалы номера