Черногория или Монтенегро?

И, наконец, поистине беспрецедентный случай – арест прямо в зале заседания парламента всей оппозиционной фракции «Демократический фронт» (ДФ). Как и большинство населения Черногории, ДФ категорически против этого закона. Еще 21 декабря в городе Никшич собралось около 20 тысяч человек, чтобы выразить поддержку Сербской православной церкви. Огромный для 500-тысячной Черногории сход.

Накануне митрополит Черногорско-Приморский Амфилохий встретился с премьер-министром Черногории Душко Марковичем и попросил отложить принятие закона, он также внес несколько компромиссных предложений. Но все они были отвергнуты. 
Мы вели переговоры с правительством, потому что мы хотели бы, чтобы проект этого закона обсуждался после Рождества. Не хотим ссориться на Рождество», – сказал Амфилохий журналистам. 
В ночь на 27 декабря, в отсутствии оппозиции, закон был принят. За проголосовали 45 депутатов от правящей Демократической партии социалистов, Социал-демократической партии, Либеральной партии, Партии бошняков, Хорватской гражданской инициативы и партии «Форца». К утру пятницы 20 задержанных депутатов-оппозиционеров были отпущены. Но три лидера ДФ – Андрия Мандич, Милан Кнежевич и Милун Зогович – остались под стражей. 
Закон не имеет никакого отношения к свободе вероисповедания: он резко ущемляет права Сербской православной церкви и позволяет правящему Черногорией уже боле 30 лет (ныне в должности президента) Мило Джукановичу создать свою карманную церковную структуру. Создаваемая автокефалия претендует на древние монастыри, которые столетиям, как, например, Острог, принадлежали Сербской православной церкви и пережили османское нашествие. Ну а новая структура будет беспрепятственно благословлять вслед за официальной властью Черногории уничтожение православных святынь в Косове, а также натовских вояк, которые и черногорскую землю засеяли обедненным ураном, сомнительные коррупционные сделки и диктаторские замашки самого Джукановича, гонения на сербов и кириллицу. 
А главное, если антицерковная диверсия удастся, маленький черногорский народ окончательно потеряет свою идентичность и может прекратить свое существование. Так исторически сложилось, что именно религия на Западных Балканах – фундамент культуры и национального самоопределения. Это будет огромным ударом по всему сербскому, а также православному миру. 
«Петр Петрович Негош умер бы со стыда», – говорят в Сербии и Черногории. Напомним, Негош – Владыка Черногории и митрополит Черногорский и Бердский, государственный деятель, реформатор. Он способствовал превращению Черногории в независимое современное государство, когда Сербия была еще под турками. В 30-е годы XIX века Негош был выразителем идей югославянского национального Возрождения как просветитель и поборник братства и единства славянских народов в борьбе за свободу. Он – великий сербский поэт, поскольку все настоящие черногорцы неотделимы от Сербии. 
Неужто, как и кириллицу, на которой он писал, его выдающуюся поэму «Горный венец» вычеркнут из черногорских хрестоматий? А Черногория окончательно превратится в безличное Монтенегро? 
Министр иностранных дел Сербии Ивица Дачич заявил, что Сербия будет бороться за права сербского народа в Черногории: «Мы вместе, потому что у нас только одна страна и один народ – сербский народ и Сербия». 
Однако от нынешнего Белграда, заигрывающего в конъюнктурно-политических целях с Западом, ждать последовательной помощи не приходится. Президент Сербии Александр Вучич заявил, что Черногорская автокефальная церковь, мол, де-факто и де-юре существовала еще до провозглашения независимости Черногорией в 2006 году. В интервью телеканалу «02» перед началом обсуждения законопроекта он утверждал, что Сербия «не радуется» закону о свободе вероисповедания, но не Белград принимает решения по этому вопросу. 
«Наша позиция трудная, чтобы мы ни сказали, все можно будет охарактеризовать как вмешательство во внутренние дела суверенного государства. Посмотрим, что будет…» – заявил он.