Боль в душе на всю жизнь




Всех журналистов, обозревателей, комментаторов, ученых, всю редакционную коллегию благодарю за интересные статьи.

Ваша газета – глоток свежего воздуха. Она вдохновляет, заставляет помнить, бороться и побеждать.

Мне особенно нравятся статьи Е. Польгуевой (приношу соболезнования в связи с тяжелой утратой!), С. Замлеловой, Г. Платовой. А умными статьями Р. Вахитова горжусь особенно – живу с ним в одном городе, в Уфе.

Читая вашу газету за 5.2.2019, №12, стр 4., «Сыновняя верность» – 300 тысяч юных героев ВОВ, особо подчеркну слова, что читатели и авторы горячо поддерживают инициативу увековечивания юных героев на Поклонной горе. Сердце, разум требуют справедливости. Это – память для потомков России.

В 2012 г. в России было создано общественное, общероссийское движение «Дети войны» – это родившиеся в период 1928–1945 гг.

Ваша газета уже много раз писала о «детях войны». И я хочу снова о них напомнить:

 

Боль в душе на всю жизнь –

Я того не таю –

Той войны роковое наследство.

 

И вопрос непростой я себе задаю:

«Ну, а было ли, было ли детство?»

 

В вашей газете есть слова-обращение: К «детям войны» – летопись юных героев – пишем вместе! Примите и мое повествование.

 

Из моей семьи на фронт ушли трое мужчин: отец Буторин Василий Григорьевич 1900 г. рождения, старший брат Владимир Васильевич 1921 г. рождения, младший брат Федор Васильевич 1924 г. рождения. И все трое погибли, защищая нашу Родину.

Отец защищал Москву. Брат Владимир похоронен в братской могиле в Турийске Волынской области – так было написано в похоронке. Это – Украина. И у меня болит сердце: а сохранилась ли эта братская могила сейчас?

При Советской власти я вела переписку с пионерами средней школы №1 поселка Турийска. У меня сохранилось письмо ребят из штаба красных следопытов, где они вместе с классным руководителем А.Я. Чуйко написали мне: имя моего брата Буторина Владимира Васильевича высечено на мемориальной плите Холма Славы.

И еще они писали тогда, что всю воспитательную работу проводят на священном месте – у Холма Славы. Это был 1985 год. Было приглашение посетить Турийск и обещание детей, что они всегда будут помнить славных защитников нашей родной земли в лице моего брата, который погиб за них, за то, что они обрели жизнь.

У меня сохранились две открытки, присланные братом с фронта. Одна открытка – 1942 года, другая – 1943 года. Брат писал, что они гонят врага с нашей земли и что победа будет у СССР.

А Федор погиб при охране Черноморского побережья Кавказа.

Волею судьбы я написала о своей прошедшей жизни – и, конечно, в ней красной нитью проходит эта жестокая война. На мою детскую долю выпала беспокойная военная пора.

Наверное, так уж устроен свет. Высшие силы дали мне компенсацию прожить годы за погибших – и отца, и братьев.

Прошли десятилетия, но я отчетливо помню 22 июня 1941 года. Взрослые группами стояли, скрывая тревогу от нас, детей. Но трудно было скрыть слезы матери и озабоченность отца. Всё заключалось в одном слове: война!

Опустела наша деревня – мужчины ушли защищать нашу Родину.

Из школы нас эвакуировали, и ее заняла воинская авиационная часть. Школьников же переселили в обыкновенные дома с печным отоплением.

Утром я училась, а во второй половине дня уходила работать в колхоз.

Помню: было очень холодно, за партой сидели по три человека. И парты были покрашены черной краской, что напоминало мне о трауре. Не было кабинетов пения, труда… И вместо уроков физкультуры проводились уроки военного дела. Были у нас и учебные гранаты – мы учились их бросать. Не было ни чернил, ни тетрадей. Не было наших любимых учителей. Пришли учителя в военной форме – из раненых. А иногда в наш класс приходили ученики старших классов, 9-х и 10-х, чтобы проводить с нами уроки.

Для обогрева помещений мы все дружно заготавливали дрова: брали санки, топоры, пилы и, нарубив дров, тащили их по глубокому снегу в школу. По ночам дежурили по графику – нужно было охранять кабинет военного дела, в нем хранились рабочие автоматы и винтовки.

После занятий в школе ребята отправлялись работать. Кто-то шел на ферму – ухаживать за колхозными животными, а кто-то шел работать в овощехранилище, собирал золу для удобрения. Работы было много…

В поселке же не было электричества. И керосиновую лампу моя мама редко зажигала – только когда я готовила уроки. Керосин берегли.

Пища у всех была скудная – хорошо, что у нас была кормилица – корова.

Мы, дети войны, все уставали и иногда вечерами играли в войну. Делились на две команды, вместо винтовок у нас были палки. Мы прятались в траве, а затем поднимались в атаку – в рукопашные схватки. И всегда побеждал у нас Советский Союз!

В то далекое уже время мы пели военно-патриотические песни, раскрывающие ненависть к врагам.

Вот песня военных лет – одна из наших версий современной «Катюши»:

 

Жгли фашисты яблони и груши,

Все деревни грабили подряд.

А под вечер во главе с Катюшей

Партизанский подошел отряд.

 

Вражий штаб Катюша окружила

И с гранатой кинулась вперед,

Семерых на месте уложила,

А восьмой удрал на огород.

 

Догоняла Катя по дорожке

И винтовку вскинула рукой,

Генерал слетел, как куль картошки,

Под высокий берег, под крутой.

 

И когда бумаги собирала,

Увидала Гитлера портрет

И на морде мелом написала:

«От Катюши пламенный привет!»

 

Помню далекое колхозное поле, рядом лес и большак. Я и моя напарница Нина Вареник – у нас в руках вилы-двузубки. Рыдваны едут и едут – совсем некогда передохнуть. А вдалеке слышно, как гудит молотилка.

Все поле нашими руками убрано, снопы переброшены в рыдваны.

Какую только работу я не выполняла: и картофель собирала осенью, выводила маток для пчельника, качала керосин для тракторов в подвале, возила снопы на лошади. Я в свои 13 лет прекрасно умела лошадь запрягать – дуга тяжелая, а хомут еще тяжелее. Жала камыш, стоя в воде, заготавливала веточный корм для колхозного скота.

В лесу тысячи комаров – и я приходила домой с таким опухшим лицом, что даже мать родная меня не узнавала.

Еще долго можно перечислять наши тыловые подвиги в военное время.

Помню колхозное собрание. Председатель рассказывает о новостях с фронта – как наши воины гонят врага с нашей земли. И у нас, детей, настроение приподнятое. Рассказав о фронте, председатель колхоза переходит к колхозным делам. И во время своей речи он объявляет мне и моей подруге Нине благодарность за хорошую работу, зачитывает статью о нас в уфимской районной газете. Потом разрезает обыкновенный красный ситцевый платок на 2 косынки и повязывает нам как галстуки…

Разве такое забудешь! Как же это патриотично и высоко!

Отдавая себя целиком благополучию Родины, жертвуя собой, будучи юными и здоровыми, мы верили в свое светлое будущее.

Сейчас я – мать, бабушка и прабабушка.

И как живет наше поколение победителей? Да вы прекрасно знаете.

Я гордилась своей страной – СССР. Страна была сильная. Все дети учились бесплатно. И страна была грамотная и авторитетная.

Пролетели годы. После окончания средней школы я поступила в пединститут. Застала еще и карточную систему на хлеб. После института работала учительницей русского языка и литературы в районе, в Башкирии. В Уфе работала в 39-й средней школе. В итоге – 40 лет отдала школе.

Разве я могу забыть пионерские сборы, линейки, торжественные рапорты, красные галстуки, дробь барабанов и пионерские песни? Никогда!

Я себя считаю счастливым человеком, так как большую часть своей жизни прожила в Советскую эпоху, где ценились труд, доброта, дружба и патриотизм.

Прошлое – это наша память. Она заложена в наших генах, идет от наших дедов и прадедов вглубь истории.

Годы пробежали, но я помню их. Хочется пожелать поколению молодых, чтобы они закаляли себя физическим трудом, примерно учились.

А наш неоплатный долг перед павшими будет до конца наших дней на нашей человеческой совести, как набат колокола.

Вечная память солдатам Великой Отечественной войны!

 

Пока мы боль чужую чувствуем,

Пока живет в нас сострадание,

Пока мечтаем мы и буйствуем,

Есть нашей жизни оправдание.

(А. Дементьев)

***

Дорогая редакция газеты «Советская Россия»!

Если будет возможность, напечатайте это мое повествование в вашей газете. Благодарю всех работников прекрасной независимой газеты «Советская Россия».

Поздравляю всех вас с замечательным праздником – 75-летием Великой Победы советского народа над фашизмом.

Валентина Васильевна Капитонова (в девичестве Буторина).

Год рождения 1928-й.

Прикладываю копии ветеранских документов, наградные – в том числе и удостоверение к медали «За доблестный труд в ВОВ».

В.В. КАПИТОНОВА

г. Уфа

 

Забытое поколение

 

Открытое письмо полковника в отставке

Вячеслава Донского

Президенту Российской Федерации

Владимиру Путину

 

Уважаемый Владимир Владимирович, я обращаюсь к вам в защиту интересов детей Великой Отечественной войны 1941–1945 годов, и прежде всего тех, чьи отцы не вернулись с полей сражений, чьи отцы погибли, защищая Родину. Именно о них, об этих детях, уже давно пенсионерах, а в большинстве своём и инвалидах, почему-то никто не подумал. В нашей стране и сегодня они остаются каким-то забытым поколением. Законодательно они не отнесены к числу членов семьи погибшего, и, соответственно, лишены не только каких-либо льгот, но даже права называться семьей погибшего. Этим правом наделены вдовы да дети-инвалиды с детства, а те дети, которые, слава богу, выжили, не стали с детства инвалидами, а создали свои семьи, такого права лишены. Где же справедливость?..

Можно многое понять. В годы Великой Отечественной войны было трудно всем, потому что у всех отцы были на фронте и, еще раз повторюсь, люди это понимали и стойко переносили страдания. Но вот война закончилась. Отцы с победой возвращались домой. Какая это была радость!.. Только не для всех… Но даже тем семьям, в которые отцы вернулись с фронта инвалидами, было гораздо легче. А там, где мать со свалившимся на нее горем осталась одна с двумя, тремя, а нередко и более несовершеннолетними детьми на руках, было просто невыносимо. Это была не жизнь, это был ад. Мать не в состоянии была обеспечить семью всем необходимым. Несовершеннолетние дети пухли от голода… С 7–8 лет они были вынуждены уже сами бороться за свою жизнь, работая нередко наравне со взрослыми, а в местностях, где к тому же было трудно с топливом и нечем было даже печь истопить, добывали торф, стоя по пояс в ледяной воде. Разве такое можно забыть? Но забыли не они, забыли законодатели, приняв такой несправедливый, урезанный закон.

Вы можете сказать, что эту несправедливость допустили не сейчас, а ещё очень давно, в другом государстве. С этим нельзя не согласиться. Но тогда у детей победителей впереди были молодость и светлая дорога. Теперь жизнь позади, здоровье на исходе. Россия, объявившая себя преемницей Советского Союза, могла бы исправить несправедливое законодательство. Однако этого не произошло. Нынешние депутаты вообще не обращают на этих «детей» никакого внимания и, я уверен, просто не хотят решать их проблему. Логика простая: пройдут годы – и проблема исчезнет сама по себе… Нужно просто подождать.

Хочу обратить ваше внимание и еще на одну проблему. После того как развалили Советский Союз, могилы многих отцов остались уже на территориях других государств, но вот посетить их дети победителей, ныне бедные пенсионеры и инвалиды, не могут. Уж слишком высока стала стоимость проезда. Так неужели нельзя хотя бы один раз в год проезд к местам захоронений отцов сделать для них бесплатным, как это сделано для участников Великой Отечественной войны для посещения мест боев и встреч с однополчанами? Наверное, это было бы не менее, а может быть, даже более важным государственным делом. Экономические затраты в этом случае будут невелики, так как многие не смогут воспользоваться представленной возможностью по состоянию здоровья, да и для большинства тех, кто ею воспользуется, такая поездка может оказаться единственной. Так дайте же им такое право хотя бы в конце жизни.

Вот уже в течение 20 лет я многократно обращался, последовательно, к депутатам Государственной думы РФ от своего региона, руководителям всех парламентских фракций (к каждому отдельно), председателю Государственной думы РФ, но всё безрезультатно. На свои обращения я или не получал ответа, или, в лучшем случае, получал ответы, в которых по сути моих предложений ничего не говорилось, а лишь указывалось на то, что я не обладаю правом законодательной инициативы. Да, это действительно так. Таким правом я не обладаю, но я обращался к людям, облеченным достаточно высокой властью, обладающим такой инициативой, и давал им для этого необходимую информацию к размышлению. Только вот размышлять, а тем более принимать какие-то положительные решения никто и не собирался. Видимо, законодатели совсем забыли, что в статье 2 Конституции РФ, которую они сами и принимали, говорится: «Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав человека и гражданина обязанность государства».

Это обращение по электронной почте я направлял и вам на последний прямой эфир, но и оно также осталось без ответа.

Как ждали дети Великой Отечественной войны, что о них наконец-то вспомнят в преддверии 75-летия Великой Победы, но так и не дождались… И теперь они понимают, что если о них не вспомнили к этой великой дате, то не вспомнят уже никогда, а значит не вспомнят и об их отцах, не вернувшихся с полей сражений или замученных в фашистских застенках.

Полагаю, что и на сегодня в нашей стране остается злободневной старая народная мудрость: «Сытый голодного не разумеет». А вот знаменитые слова поэтессы Ольги Берггольц «Никто не забыт и ничто не забыто», высеченные в граните на Пискаревском кладбище города-героя Ленинграда, похоже, остаются для наших чиновников пустой расхожей фразой.

Уважаемый Владимир Владимирович, обращаясь с этим письмом, я очень надеюсь на ваше глубокое понимание проблемы и ее положительное разрешение.

Вячеслав Ильич ДОНСКОЙ

г. Рязань

Другие материалы номера