Вся наша жизнь — святой надежды повесть




И вот первые номера за 2021 год у меня на столе. Первое впечатление: это здорово, что вы есть, что теперь можно узнать, что в действительности происходит в стране.
Но тут же и неприятные, но, как мне кажется, вполне устранимые проблемы. Это – шрифт, очень мелкий шрифт! Для людей с пониженным зрением (а таковых немало!) это особенно ощутимо. Я, например, в очках +4,5 с трудом разбираю строки. И очень утомляюсь. Вы же сами перечеркиваете свой титанический труд по изданию такой нужной газеты. Пожалуйста, перейдите на другой шрифт. Погоня за объемом информации не всегда благоприятна для ее усвоения.
Предложила дочери прочитать материал об учителях года. Она взглянула и ответила прямо: «При такой мелкотне не стану ломать глаза».
А писать-то я хотела совсем по другому поводу. Затронули меня строки Леонида Сенько о забытом поколении. Трех моих старших братьев из поколения «детей войны» уже давно нет в живых. Сломались на тяжелейших работах, когда никакой техники им в помощь не было.
Мне, младшей в семье, исполнится теперь 81 год. Много ли таких долгожителей? А после меня идут дети 41–45-х годов, когда в условиях идущей войны рождаемость по стране была невысокой.
Так что крохи нас остались из этого славного поколения, которое и поныне живет только надеждой и верой, что все образуется и о нас тоже вспомнят, и заговорят во весь голос с любовью и восхищением за то, что нам довелось пережить в детстве, скажут и о том, как нам живется теперь.
Господин президент! Я, бывшая детдомовка, бывший учитель родного языка и литературы, ветеран труда с общим стажем работы 43 года, прошу вспомнить о нас, «детях войны», и проявить к нам свою милость.
Тридцать лет прошло с той поры, как новая власть отняла у нас самое дорогое, что у нас было, – страну, которую мы любили, за которую погибали наши отцы, и которую мы поднимали из руин и зачастую падали в изнеможении от голода и недетского труда.
Вы гордитесь теперь, что в стране «изобилие продуктов». Да, изобилие, но не для нас, не для народа русского, потому что наши пенсии не идут ни в какое сравнение с туго набитыми кошельками господ, которых вы возродили к жизни. А мы жалко тремся возле богатых витрин и время от времени падаем в обморок от нестерпимого желания попробовать хоть что-нибудь из вашего «изобилия»…
Импорт, кругом импорт – и почти ничего от нашего, русского, национального, не осталось. Даже картошку везем теперь из-за дальнего синего моря.
Гордитесь, господин президент! Вы ощутимо помогаете зарубежным странам богатеть за наш счет и успешно развивать сельское хозяйство. А наши земли, которые и мы, «дети войны», поливали слезами и потом, давно заросли кустарником и чертополохом. Вот итог тридцатилетнего царствования капитала на пока еще русской земле.

Дети войны
(от имени поколения 1928–1945 гг.)

Познали мы и радость, и печали,
Читая фронтовое письмецо.
И это мы отцов с войны встречали,
Впервые узнавая их в лицо.

Но по иным война прошлась тараном –
Отцы и братья не пришли назад. 
И это мы опорой стали мамам,
Под скрип телег и звуки канонад.

Мы на войну из дома убегали.
Нам шили гимнастерки и белье,
И это мы Победу приближали
И, как солдаты, гибли за нее.

Нам выпала суровой правды доля –
Стать взрослыми взамен фронтовиков.
И это мы в поту пахали поле,
И это мы стояли у станков.

Гордитесь нашей силой и терпеньем,
Но не жалейте нас у жизни на кону!
Мы были тем достойным поколеньем,
Поднявшим из руин огромную страну.

Мы и теперь не растеряли совесть.
Мы и теперь дружны с понятьем «честь».
Вся наша жизнь – святой надежды повесть,
Которую не всем дано прочесть.

Другие материалы номера