Дагестан – грозящая катастрофа…




Тысячи жителей гибнут в пожарах, при обрушениях, в авариях на дорогах, от рук террористов. Наше богатство безвозвратно оседает во всех странах Ближнего Востока, прежде всего в Саудовской Аравии, Турции, Эмиратах, Иране и даже в Китае.

Везут из Дагестана буквально все, даже диких зверей и птиц, минуя таможенные посты. За последние 30 лет, по оценкам независимых экспертов, из республики выведено материальных ценностей, в том числе золота и серебра, на общую сумму более 8 триллионов рублей.

Если в Российской Федерации где-то плохо, то в Дагестане очень плохо. Население республики сократилось более чем на 28 процентов по сравнению с советским периодом, хотя по официальной статистике показывают увеличение на 30%.

Последние десятилетия стабильно преобладает смертность над рождаемостью, свыше 80% дагестанцев живут за чертой бедности, а средняя зарплата рабочих и служащих составляет 10–12 тысяч рублей, детское пособие 160 руб. Чуть ли не каждый пятый дагестанец болен туберкулезом или онкологической болезнью, а по жизненному уровню занимает последнее место в Российской Федерации.

В одночасье бывшая аграрно-индустриальная республика потеряла весь свой экономический потенциал. Бывшие градообразующие фабрики и заводы республики перестали функционировать.

 

ЗА ПЕРИОД антинародных реформ больше всего пострадало дагестанское село. С политической карты Дагестана исчезли сотни сельских поселений. По данным ученых-аграриев, в настоящее время каждое третье село насчитывает не более 18–20 постоянно проживающих жителей. В местах, где существуют такие поселения, никакой сельскохозяйственной деятельности практически не ведется. Остаются там на произвол судьбы только старики, которым ехать не к кому.

Развалили колхозы, совхозы и, соответственно, рухнула вся сельскохозяйственная инфраструктура. Площадь сельскохозяйственных угодий сокращена более чем на миллион гектаров. На дагестанских продовольственных рынках продается больше половины привозной продукции, причем дорогой и низкого качества.

В республике остро стоит проблема эффективности использования земель сельскохозяйственного назначения. Земля должна работать, приносить доход. В народе не зря говорят: «Земля-матушка, кормилица». Поэтому всем нам так важно ее беречь и рационально использовать.

Более 86% территории нашей республики занимают земли сельскохозяйственного назначения, в том числе 64% сельхозугодия. Эти миллионы гектаров природного богатства – уникальный ресурс, за счет которого дагестанцы имеют возможность производить и обеспечивать не только себя, но и другие регионы России разнообразными продуктами питания, в первую очередь, плодоовощной продукцией. В советское время Дагестанская АССР занимала первое место в Союзе по поставкам высококачественной консервированной плодоовощной продукции в северные регионы страны. Но увы, этот потенциал в республике используется крайне неудовлетворительно.

Правительством РД была принята целая программа развития сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия на 2014–2020 гг., утвержденная 13 декабря 2013 г. за №673.

В рамках реализации этой программы федеральным правительством было выделено за последние 7 лет более сто миллиардов рублей. Эти средства до производителей сельхозпродукции не дошли, кое-что досталось фермерам с откатом 30%.

Либералы большую надежду возлагали на фермеров, их лозунг «Фермер накормит Россию» не сработал. Многие из них не живут землей, прилетели, склевали и улетели. У фермеров нет почвы под ногами, нет видения перспективы, а полученные бюджетные деньги на развитие хозяйства, они тратят на покупку дорогих автомобилей или на строительство загородных коттеджей или готовят приданое дочерям.

Только крупное сельскохозяйственное производство обеспечит республике продовольственную безопасность. Советский опыт тому яркое доказательство, а ведь крестьянский труд это еще и образ, уклад и стиль жизни, философия нашего народа.

Наиболее доступная, понятная и выгодная крестьянам форма товарищеского объединения их хозяйств это кооперация. Она позволит резко поднять производительность сельскохозяйственного труда, оснастить крестьянина машинами, сделать его жизнь зажиточной и культурной.

Анализ научных учреждений республики показывает, что размер сельхозугодий в расчете на душу населения имеет тенденцию к уменьшению на одного жителя Дагестана, если в 1960 г. на одного жителя республики приходилось 1,45 га пашни, то в 2020 г. он составил всего лишь 0,15 га, что в 6,4 раза меньше, чем по России в целом.

После развала СССР земля в Дагестане стала бесхозной и ее не использовали по назначению, не принимали никаких мер по ее сохранению и рациональному использованию. Особенно печальная ситуация сложилась с использованием земель вокруг городов.

Сегодня бывшие колхозные земли представляют унылое зрелище. Большинство территории вдоль дороги застроено коммерческими объектами (СТО, автомойки, кафе, рестораны, торговые центры), хотя на сельхозугодьях этого делать Земельный кодекс категорически запрещает. Причем лакомые земельные участки сельскохозяйственного назначения в республике достались всякого рода мошенникам, которые не имели никакого отношения к сельскохозяйственному производству.

Земельная повестка так остра в Дагестане, что обсуждается не только на многочисленных митингах и сходах. Без дискуссий на эту тему уже традиционно не обходится ни одна свадьба или похороны. На фоне земельных отношений брат поднимает руку на брата. Противостояние людей друг другу длится уже более 30 лет, проблема с землей стала уже не разрешимой мирным путем. Обычно конфликт происходит между жителями села и узкой группой лиц, которые по мошеннической схеме завладели самыми плодородными участками сельскохозяйственного назначения.

 

ЕСЛИ посмотреть через призму общедагестанских земельных неурядиц и конфликтов, то Дагестан горит синим пламенем от высокогорного Бежта до седого Каспия.

По какому праву допущена незаконная продажа дагестанских земель иностранному государству? В 2010 г. Азербайджану отчуждены территории муниципальных образований Ахтынского и Магарамкентского районов Республики Дагестан общей площадью более 3000 гектаров плодородных земель вместе с руслом реки Самур.

Впоследствии более 3000 приграничных жителей, а также Самурский национальный заказник с его уникальной флорой и фауной остались без воды. Более того, на строительство Самурского гидроузла было израсходовано более четырех миллиардов советских рублей дагестанских налогоплательщиков, который вместе с этой землей отданы азербайджанской стороне.

Сегодня, тысячи и тысячи дагестанцев задают один и тот же вопрос: по какому праву бывший глава республики Магомедсалам Магомедов вот так бесшабашно распоряжался нашей национальной собственностью? Это настоящее предательство по отношению к своему народу, но он тем не менее работает в Москве, а был бы жив товарищ Сталин, он точно сидел бы на Колыме.

Более того, мы, дагестанцы, ничем не обязаны руководству Азербайджанской республики. В 90-х гг. через азербайджанские погранпосты проникали на дагестанскую территорию боевики всех мастей из Африки, арабских стран и Турции. Баку и другие города Азербайджана были как бы пунктами бандформирований, снабжали их оружием и готовили их там для отправки в Чечню и Дагестан. Боевиков лечили в лучших клиниках Азербайджана… Ничто не забыто!

 

ДАГЕСТАН парализован коронавирусом, унесшим в мир иной женщин, детей и стариков. Такого горя и страдания наш народ не испытывал за 75 лет после окончания Великой Отечественной войны. В этот сложный и трагический для всего дагестанского народа период спикер парламента Чечни Магомед Даудов обратился к главе Дагестана с предложением возобновить работу по координационному описанию местоположения границы между двумя республиками.

Еще в 2019 г. власти соседней республики в одностороннем порядке поставили на кадастровый учет части территории Дагестана вдоль границы Кизляра. На этом «братья» чеченцы не останавливаются. Спорными они считают части территории также Цумадинского, Ботлихского, Гумбетовского, Казбековского и Новолакского районов, то есть претендуют на десятки тысяч гектаров земель сельскохозяйственного назначения республики.

Воспользовавшись слабостью власти в Дагестане, чеченское руководство пытается аннексировать часть территории Дагестана, никогда не принадлежавшей им. Генерал Дудаев тоже мечтал получить выход к Каспийскому морю с границей вдоль реки Сулак, создать государство «великую Ичкерию» и мы прекрасно помним, чем закончилась эта авантюра.

Поражает тот факт, что дагестанское политическое руководство не отреагировало должным образом на эту провокацию, не дало решительный отпор этим вылазкам. Выходит, продолжается та же авантюрно-агрессивная политика Дудаева, Масхадова.

Министерством сельского хозяйства и продовольствия РД широко рекламируется достижение овцеводов, и причем главное – овцеводческая продукция Дагестана якобы стала брендом на мировом рынке. По статистике, общее поголовье овец и коз в республике превысило 5-миллионный рубеж.

По данным Дагестанского республиканского управления статистики на первое января 1992 г. овец и коз насчитывалось более 21 млн голов, то есть за реформенный период республика потеряла в пределах 16 млн голов овец, коз и более 2 миллионов голов КРС (бюллетень Дагестанского управления статистики, 1992 г.).

Окончательно разрушено племенное дело. В советское время в республике функционировало более 20 племхозяйств, из которых осталось лишь 2 предприятия. Одним из лучших в Союзе считался племсовхоз «Червленые Бруны» в Ногайском районе. Сегодня ногайцы роняют слезы, проезжая мимо развалин этого совхоза.

 

ГОРЦЫ веками занимались садоводством в горнодолинной зоне. В начале 70-х годов прошлого века старые бессистемные дедовские сады были реконструированы. В республике было построено 12 фруктово-консервных заводов. Только один Гергебельский завод производил около 20 млн условных банок компота, джема, соков из абрикоса, персика, слив.

В целях обеспечения бесперебойной доставки фруктов и овощей до потребителей в Буйнакск, Махачкалу, Кизилюрт в 80-х годах был построен Гимринский автодорожный тоннель – самый длинный автодорожный тоннель в РФ. Длина 4304 км. Однако возить уже нечего, сады опустели, заводы развалены.

На рынках и в магазинах Дагестана молоко кубанское, мясо калмыкское, фрукты азербайджанские, овощи турецкие… Из-за дороговизны продовольствия более 70% населения республики давно уже перешли на скудное питание – в основном хлеб, картошка, крупы, рис.

65% мировых запасов осетровой рыбы находилось в Каспийском море в шельфе между Дагестаном и Астраханской областью. После прихода новой власти этой рыбы не стало, браконьер стал властелином над дикой природой, для добывания рыбы использовались взрывчатка, электрошок и другие варварские методы и поэтому в рационе питания дагестанцев рыбные блюда редкость.

 

ОКОНЧАТЕЛЬНО разрушена материально-техническая база АПК, созданная при советской власти, более 95% тракторного и комбайнового парка выработали свой срок эксплуатации, а пополнение не идет. Фермеру или рядовому крестьянину не под силу купить трактор или другой сельскохозяйственной техники. Потребление электроэнергии сельскохозяйственными организациями за период реформ уменьшилось в 20 раз. В горной зоне республики давно уже лошадь заменяет трактор, и производительность труда крестьянина настолько низкая, что практически товарной продукции он не производит.

Необоснованно свернуты социальные программы развития деревни, которые должны были максимально приблизить условия жизни на селе по уровню благоустройства, обеспечение газом, горячей и водопроводной водой, канализацией, теплом, к городу. Сегодня большинство сельских жителей живут в условиях, не отвечающих даже минимальным требованиям стандартов.

Не случайно при опросе об оценке своего материального положения дали следующий ответ работники сельхозпредприятий (в % к числу опрошенных):

Живем вполне сносно – 16,3.

С трудом сводим концы с концами – 59,4.

Живем в нищете – 22,3.

Живем в достатке – 2.

Около 80% жителей села имеют сегодня среднедушевые доходы ниже прожиточного минимума.

Промышленные предприятия, еще недавно составлявшие гордость отечественной экономики, одно за другими исчезли с политической карты республики, в частности заводы, машиностроительный завод им. Гаджиева, приборостроительный завод, сепараторный завод, завод точной механики и еще десятки других. В миллионном городе Махачкале молодому человеку негде работать. Единственная работа для мужчины, где еще можно хоть мало-маски зарабатывать – это такси, если есть своя машина. Безработица носит угрожающий характер.

Сегодня дагестанцы осознали ту дурацкую ситуацию, в которую они попали, и задают один и тот же вопрос: почему так случилось и кто виноват?

 

Дагестан необычайно красивый и богатый край, самая большая республика Северного Кавказа. Разведанные запасы нефти в республике составляет более 512 млн т, природного газа 880 млрд м3, меди – 2 млрд т, нерудного сырья 550 млрд м3. Суммарная потенциальная мощность гидроресурсов составляет около 12 млрд кВт/ч. Сегодня эти и другие ресурсы республики находятся в руках российских олигархов.

Так, например, нефтяной комплекс Дагестана находится под контролем компании «Лукойл». Самое крупное месторождение газа «Дмитровское» находится в руках газового короля России Алексея Миллера, гидроресурсами владеет «РусГидро».

Возникают заманчивые вопросы: как в одночасье эти природные дагестанские ресурсы оказались в руках российских олигархов? Почему же мы, дагестанцы, не получаем дивиденды от доходов, либо природную ренту?

На каком основании и по какому праву наши природные ресурсы экспортируются в Европу и на другие континенты чуть ли не по себестоимости, а нашим потребителям продают в разы дороже?

Сегодня дагестанское общество находится в состоянии подобно кораблю в океане с испорченным компасом. Словом, ситуация в республике из года в год ухудшается, социально-экономический кризис нарастает.

Вся беда заключается в том, что политическая элита республики не может проявить политическую волю, принять срочные и ответственные решения.

В республике всем стало очевидно, что либеральные реформы, идеология и практика этой власти привели республику к последней черте, на грань катастрофы и антагонистическим противоречиям между различными слоями общества. В истории Дагестана не было случая, чтоб с верхнего эшелона власти за коррупцию кого-то посадили.

В 2018 году Басманный суд Москвы арестовал бывших членов правительства Республики Дагестан чуть ли не в полном составе: ВРИО премьер-министра Абдусамада Гамидова, его двух заместителей, Шамиля Исаева и Раюдина Юсуфова, а также руководителя Минобрнауки Шахабаса Шахова. Их обвиняли в мошенничестве, повлекшем ущерб бюджету более чем на 100 млн рублей. За хищение бюджетных средств в особо крупных размерах арестован бывший министр экономического развития ДР Осман Хасбулатов.

Череда арестов высшего эшелона руководства республики по сей день продолжается.

От высокогорной Бежты до седого Каспия, на всей территории Дагестана нельзя было найти хотя бы несколько десятков человек, которые бы сочувствовали бывшим руководителям, а наоборот дагестанцы давно ждали этого события и с презрением смотрели на них.

 

Правительство Гамидова не собиралось решать вопросы о социальной справедливости, изменения социально-экономических принципов развития Дагестана. Эти основополагающие вопросы не были и не могли быть поставлены на повестку дня ими.

После распада СССР власть сосредоточилась в руках криминально-компрадорской буржуазии, и она оказывала огромное влияние на принятие тех или иных законов в НС и решений на правительственном уровне, особенно по кардинальным вопросам экономики, финансов, собственности, в подборе и расстановке кадров.

Представители крупной буржуазии республики не стали инвестировать экономику, предпочли вывести свои капиталы за рубеж. По нашим расчетам, Дагестан может избавиться от дотационной экономики, если все крупные налогоплательщики станут платить все налоги, предписанные им Налоговым кодексом.

Анализ показывает, что 80% налогов в республиканский бюджет должны заплатить предприятия, принадлежащие депутатам разного уровня, правительственным, правоохранительным и муниципальным чиновникам. Увы, этого не происходит, они не собираются своими баснословными доходами делиться ни с кем. И становится понятным, откуда растут ноги республиканской теневой экономики. К примеру, согласно информации счетной палаты на территории Дагестана действует 584 АЗС, более 300 из них работали без лицензий. Стоит ли говорить об уплате налогов этими заправками, тем более о законности их строительства.

Трудно найти пример в истории человечества, когда собственники по своей доброй воле лишают себя части собственности, уплачивая налоги, если они уверены в своей безнаказанности. Особенность дагестанского бизнеса заключается в том, что дети осуществляют контроль и надзор за предпринимательской деятельностью отцов, а отцы заблаговременно беспокоились, покупая им высокие должности там «наверху». У нас не принято, чтобы дети обижали своих родителей. Так было всегда, так, наверное, будет и после нас.

По оценкам независимых экспертов, до 85% экономики республики, в том числе недвижимое и движимое имущество сосредоточено напрямую или через аффилированных лиц в руках высшего чиновничества – олигархов, а на долю 99% населения Дагестана приходится менее 15% богатства.

 

Боевой дух и стойкость дагестанцев не удалось сломать: арабам, хазарам, монголам, персам, да и многим другим завоевателям, многовековая история тому свидетельство. Однако невидимая рука современного капитализма, бесчеловечная политика либералов-реформаторов согнули наш многострадальный народ, лишили средств производства, основательно уничтожив экономическую базу.

За последние три десятилетия в Дагестане сменилось 6 руководителей республики и ни один из них не получил мандат от Дагестанского народа. Все они были ставленники центра. Они привели республику к хаосу, разброду. Ни один из них не обладал государственным, стратегическим мышлением.

Они привели наш народ к нищете и социально-экономическому кризису. Разве не они выдвигали на ключевые должности и в том числе на министерские кресла казнокрадов и коррупционеров? Для кремлевских чиновников Дагестан стал испытательным полигоном кадровой политики. Вот уже 30 лет центр не может найти подходящую кандидатуру на пост главы республики. А между тем немало верных и преданных своему народу людей в Дагестане.

5 октября 2020 г. президент России Владимир Путин принял досрочную отставку главы Дагестана Владимира Васильева. Врио руководителя республики стал Сергей Меликов, родом из Дагестана, генерал-полковник.

В последнее время по мнению экспертов в Кремле есть понимание, что на протяжении длительного периода ситуация в Дагестане остается неудовлетворительной во всех сферах. Корни проблем нужно искать в системе управления. Социальными, экономическими и политическими процессами нужно управлять, а не создавать управляемый хаос. Сегодня в республике потеряна управляемость, прежде всего в народном хозяйстве. Причин здесь много, все очень запущено и запутанно, как в туманном море.

У дагестанцев была большая надежда на Сергея Меликова, многие полагали, что у него обостренный слух, зоркое зрение, мускулистая рука, холодное сердце, расчетливая голова, большая решимость и мощная команда единомышленников, а главное у него нет ничего общего с местной буржуазией и кланами. Однако ничего у него не оказалось за спиной, прошел уже год, и он не предложил дагестанскому народу ясной и научно обоснованной концепции развития республики. Он идет по той же старой протертой колее, что и его предшественники.

 

Сейчас большая предвыборная лихорадка в республике, она началась сразу после ХХ съезда «Единой России». Если выборы будут честными и справедливыми, то за эту партию, согласно опросу общественного мнения, в республике проголосуют менее 2%, народ потерял доверие к этой партии, а также к органам власти. Нынешние выборы обещают быть самыми грязными, за всю историю ВРИО главы республики Сергей Меликов возглавляет список партии «Единая Россия», признаться, он не обнадеживает. В этом списке в основном родственники и друзья по службе.

Итак, у рядовых дагестанцев уже сформировано устойчивое мнение, что современная власть в Дагестане – это власть богатейших кланов, истощающих национальное богатство. Политика этой власти толкает дагестанское общество от кризиса к катастрофе, разрушает устои государства, экономику, веками устоявшиеся обычаи, традиции и братские отношения между этническими народами.

Развитие капитализма в Дагестане на современном этапе характеризуется усилением борьбы между мафиозными структурами за сферы влияния в экономике, политике. Бюджетные деньги – любимое лакомство чиновников. На фоне этой борьбы во главе крупных предприятий и даже отраслей оказались люди из криминального мира. Они пришли не только в производство, но стали мэрами городов, главами муниципальных образований, депутатами Народного собрания, а также проникли в высший эшелон власти, в том числе правоохранительные органы республики.

Эта власть отбросила развитие института гражданского общества в средневековье, существенно попраны конституционные положения, такие как: верховенство закона, права и свобода человека,гражданина, принципы разделения государственной власти на законодательную, исполнительную и судебную. Нельзя говорить о правовом государстве как о реальности, поскольку ветви власти, например исполнительная и законодательная, в Дагестане конфликтуют, находятся в постоянном противоборстве. Причинами чаще всего являются неоправданно широкие полномочия исполнительной власти и отсутствие контроля за принимаемыми решениями со стороны народа.

В Дагестане ситуация такова, что верхи не могут управлять, а низы не хотят жить по-прежнему бедно. Кризис нарастает в республике.

Вывод:

– Попытка центра изменить ситуацию в Дагестане очередной сменой «генерала» не дала позитивных результатов. Досрочная отставка Васильева в народе расценивается как бегство. Жизнь показала, что в сложных ситуациях эта команда «варягов», как их здесь называют, не была готова принимать ответственные решения.

– В нынешней системе народ не видит своих представителей во властных структурах очень часто можно заметить бывших рэкетиров, представителей мафиозных кланов. Это очень раздражает людей. Крайне необходимо очистить власть от криминала.

– Надо восстановить конституционную законность и защитить народ от чиновничьего произвола. В республике практикуются шариатские суды, то есть идет подмена официальной власти. Это означает, что в Дагестане постепенно устанавливается двоевластие.

– Кризис недоверия граждан республики к существующей политической системе налицо. Образовалась большая и труднопреодолимая трещина.

– Правительству РФ необходимо разработать и осуществить конкретные меры по социально-экономическому развитию республики Дагестан.

– В Дагестане не сформировалось гражданское общество, необходим диалог власти с общественным советом гражданского общества и надо восстановить институт гражданского общества.

– Крайне важна реформа правоохранительной системы. В силовом блоке много некомпетентных людей, желающих наживаться на горе и страдании людей.

– Республика крайне нуждается в демократических преобразованиях и прежде всего необходима выборность всех руководящих органов снизу до верху.

 

Другие материалы номера