Какое нынче время у России? 




С тех пор как власть создала за моими окнами «комфорт», я почти перестал заниматься творчеством… Ушел на веранду, перелистал сборник Станислава «Звезды и крест Победы», подаренную им 15 декабря 2007 года. Надпись «Валере Кириллову с дружеством». В тот день в тверской Библиотеке имени Горького мы почти не разговаривали, но я почувствовал в Станиславе какой-то надлом, душа его чем-то терзалась. Он был очень неравнодушным, искренним, патриотичным человеком, и стихи у него такие же:

 

Какое нынче время у России? –
Бывали пострашнее времена,
но никогда ни смуты, ни война
такую долю ей не приносили. –

когда она неверием полна,
живя и в озлобленьи, и в бессильи,
и все переворочено до дна,
и связаны у птицы-тройки  крылья…

Черна и всё чернее наша быль.
Изгоним ли удушливую гниль,
пока Чума не клюнула нас в темя,
и, продышавшись, встанем ли с колен?
И сотворим ли мы иное время,
идя сквозь время падающих стен?..

 

Подумалось: а ведь чума, о которой написал Станислав Золотцев, нас клюнула! Имя ей – ковид. Под его прикрытием антихристы глобализма принесли нам иную чуму – «цифровой концлагерь». Мы уже частично погружены в него и, наверное, погрузимся еще глубже, до того предела, пока света Божьего будет не видать. Глобалисты прекрасно владеют технологиями по управлению массами. Целые корпорации на это работают.

 

5 августа. Разговаривал по телефону с главой Калязинского района – Константином Геннадьевичем Ильиным. Интересовало, как он воспринял резкое повышение цен на строительные материалы из металла и дерева. Отвечает: «Мало хорошего. Возникли трудности с проведением конкурсов на ремонт крыши детского сада и канализации. Никто не хочет браться – невыгодно. Но ищем варианты, и, думаю, найдем». Мне нравится деловитый, вдумчивый, с опорой на общественность стиль работы этого руководителя, его уважительное отношение к прошлому. По образованию Константин Геннадьевич аграрник, два десятка лет успешно руководил колхозом, не первый срок – глава района. Защитил диссертацию по самоуправлению в послевоенный период, слав кандидатом исторических наук. Чтобы познать глубины православия, заочно окончил Ярославскую духовную семинарию. Неспроста Калязин стал духовным центром общения не только тверской патриотической интеллигенции. Какой праздник устраивается здесь в День славянской письменности и культуры! Многое из опыта этого района могло бы быть востребовано в других районах.

…Варим яблочное варенье. На очереди – брусничное. Подготовил тару для засолки грибов. Получил письмо от читателя Н.А. Рождственского из деревни Дорожаево Зубцовского района. Высказывает критические соображения по предстоящим выборам.

 

6 августа. Письмо от белорусского друга, писателя, в прошлом редактора витебской областной газеты «Народное слово» Сергея Васильевича Рублевского. Вот строки из него:

«Мне понравились твои заметки о провинциальной русской жизни. Выбрал хорошую форму подачи, дневниковую. Это приглушает излишнюю полемичность и публицистическую риторику. Текст более доверительный, приближен к простым людям. А теперь немного о себе, что тебе, думаю, будет любопытно. Моя родня во втором колене, можно сказать, «оккупировала» Волгу. Отец и мама после войны подняли на ноги племянницу Анюту. Она практически с рождения осталась сиротой – по болезни умерла мать. Ее отец Семен, родной брат моего отца, уехал в Сибирь, женился. Мачеха оказалась злюкой, житья не было. Одна жительница нашей деревни, которая тоже уехала в Сибирь, написала об этом моим родителям. «Анюта здесь пропадет. Я собираюсь возвращаться, привезти девочку к вам». «Конечно, привози», – отписали родители. Так Анюта, моя двоюродная сестра, оказалась в нашей семье. А когда подошел срок, вышла замуж за солдата срочной службы Николая Швалькова, который и увез ее на свою родину, в Дубну. Анюта и Николай родили Раю и Таню. Так вот эти мои двоюродные племянницы и сегодня живут в Дубне. Кстати, родители Николая родом из Калининской области. Вот что написала мне Таня: «Родители папы жили в Калининской области, дер. Тешелево. Когда начали строить водный канал имени Москвы, некоторые деревни переселили, т.к. они попадали под затопление. Предки переселились в Дубну. Мамуля с папулей работали на машиностроительном заводе. Ветераны труда, победители соцсоревнований. А наша мама Анюта была награждена орденами Трудовой Славы III и II степени. Нам есть кем и чем гордиться!» А ниже по Волге, в Казани, живет мой двоюродный брат Станислав Амбросенок, сын моего дяди Степана. Степан прошел войну летчиком. Закончил майором. На излечении в госпитале познакомился с казанской девушкой. Стасик закончил филологический факультет Казанского университета. Работал в милицейской газете. Как и с Раей и Таней, я восстановил с ним утраченную связь через интернет (раньше ее поддерживала моя мама). Твое последнее письмо, Валерий, я послал Стасику для заочного знакомства с моим другом. И вот что он написал мне в ответ: «Спасибо, Сережа. Отрадно осознавать, что здравые люди есть. Не сомневаюсь, они будут всегда…»

7 августа. Ветеран, уважаемый человек, рассказал, как в Совете ветеранов праздновали День Победы.

– Встаю и громко заявляю: «А сейчас, товарищи ветераны, я предлагаю выпить за товарища Сталина Иосифа Виссарионовича!» Притихли все, стали переглядываться, словно я что-то крамольное сказал. «Ну, – говорю, – вы как хотите, а я за товарища Сталина выпью».

…Приходил Н., сказал: в городе смерчем повреждены 68 домов, полностью уничтожены 9. Удастся ли восстановить до зимы? С опозданием узнал о кончине в Твери замечательного человека – тверского композитора, патриота В.Н. Успенского. Мы были хорошо знакомы. Прочитав мою книгу о событиях 1993-го «На разломе», Владимир Николаевич создал музыкально-поэтическую композицию, посвященную памяти погибших в тех событиях защитников Конституции. К сожалению, она до сих пор не дошла до слушателей. Никто не берется ее поставить.

 

8 августа. Отправил главе районной администрации Николаю Бараннику третье письмо. Вряд ли оно доставит ему удовольствие. Первые два письма ситуацию не изменили. Что ему до того, что шумом-гамом, громкой музыкой в ночное время полностью нарушен устоявшийся за долгие годы режим моей жизни? Собирался дописать к началу сентября повесть, да где там. Впрочем, «комфортная среда» дает мне возможность, «оттолкнувшись» от нее, посмотреть на происходящее в провинции более широким взглядом. Она – «маленькая картинка» в попытке найти ответы на «большие вопросы». Хоть в этом есть «плюс».

…С внуками ездил в лес. Привезли корзину лисичек. После обеда накопали пару мешков картошки. Вечером Вера Николаевна меня успокаивала:

– Картошку уберем, договорюсь, чтобы присмотрели за курами и кошкой, и съездим на недельку в Тверь, отдохнем от «комфорта». А там, глядишь, дожди пойдут, студенты разъедутся.

– Ты же понимаешь, что это лишь временное облегчение?

– Понимаю, – грустно согласилась она.

 

10 августа. Вторично посаженная на коротких грядах картошка зацветает. Михалыч считает:

– Природу не обманешь. От холодной августовской росы ботва пожухнет.

Был И., сказал, что мусор от разрушенных смерчем построек вывезен на берег Западной Двины, за деревней Курово. Якобы жители вывели листовку: «Варвары, остановитесь!», но кто-то ее сорвал. Съездил, посмотрел: действительно, на берегу горы мусора. Видимо, власть спешила освободить фронт работы для строителей.

 

12 августа. Разговаривал с директором крупного хлебопекарного предприятия. Считает:

– Политика власти ведет к банкротству пищевиков. Стоимость качественного хлеба постоянно резко растет из-за удорожания муки.

…Набрал возле Боталовского озера немного маслят. Возвращаясь, обратил внимание: мусор с берега Западной Двины вывозят на песчаный карьер, недалеко от реки Жаберки, впадающей в Западную Двину. Почему не на мусорный полигон? Не жалеет капитализм природу. В трехстах метрах от карьера находилось ближнее к городу глухариное токовище. Глухари не токуют уж несколько лет.

14 августа. Вчера были на золотой свадьбе супругов Локтевых. Всё прошло весело, интересно. С Александром Локтевым исполняли дуэтом русские и украинские пенсии, это у нас отлажено. А сегодня в пять утра опять вызывал полицию, чтобы усмирить «комфортников». Только позвонил, как пьяный девичий голос крикнул: «Ментов вызвали!» Орава загоготала. Приехал полицейский, стал уговаривать молодых людей покинуть «комфорт». Больше часа он их выводил.

…Андрей Мельников привез в подарок большой пакет подлещиков. На Лучанском озере хороший клев. Из «Советской России» переслали письмо ко мне В.Т. Рубежанского, жителя Вейделевского района (с. Кубраки) Белгородской области. Просит прислать «на развод» несколько клубней белорусской картошки.

 

15 августа. В начале первого опять вызывал полицию. До пяти не спал, наслаждаясь тишиной (как это редко бывает), потом, с тяжелой головой, уехал за грибами к деревне Боталы. Выходился, успокоился, в знакомом с юности лесочке набрал двухведерную корзину молоденьких маслят и три с половиной часа с удовольствием дома их чистил, одновременно поглядывая на телеэкран. Шел фильм Дмитрия Киселева о гибели СССР, снятый в 2011 году. Односторонний. Комментировали события богатенькие: Чубайс, Греф, Шаймиев, Черномырдин. В ночь, она прошла относительно спокойно, пролистал «Загадку гибели СССР». История заговоров и предательств». Автор А.П. Шевякин. Масса любопытных сведений о действиях западных центров по развалу СССР и о сотрудничестве с ними пятой колонны. Не сразу мы, доверчивые русские, поняли, что «демократия» в России – это технология по ее превращению в колониальный придаток Запада.

 

18 августа. Накопал три мешка картошки, после чего отправился за маслятами. Проезжая через поселок Бобровец, увидел следы аварии. На эвакуатор грузили черный джип… Корзина далась трудно, слой маслят отходит. Только вернулся домой, звонит отставной прапорщик Геннадий Михайлович Богданов:

– В Бобровце по большаку ехала «семерка», сбоку вынырнул «Мицубиси» с девушкой за рулем, всадил «семерке» в бок. Пассажир погиб, водитель в больнице.

 

19 августа. После обеда приехали из Подмосковья Владимир Михайлович и Майя Андриановна Агеевы. Оказалось, были под Великими Луками в музее, созданном русским писателем Иваном Васильевым, а позвала их туда моя статья «Спрос на «родные одежки». Посидели за столом, обменялись подарками. Едва гости уехали, прибыли и.о. начальника отделения полиции и старший участковый. Аукнулось мое письмо в Тверь. Проблема не в полиции, а во власти, позиция которой заставляет вспомнить поговорку «Прокукарекал, а там хоть не рассветай». Уничтожена танцплощадка в городском парке, где прежде проходили танцы и дискотеки. В ДК дискотека тоже не проводится. Скамейки в сквере на улице Половчени и в скверике возле вокзала демонтированы. Молодежи просто некуда деться. Думаю о том, насколько все-таки бесчеловечен капитализм. Многие живут по принципу нарисованного Достоевским «подпольного человека»: «Я скажу, что свету провалиться, а чтоб мне чай всегда пить».

…Разговаривал с предпринимателем. Жалуется:

– Проблемой стало найти продавца и шофера.

 

20 августа. Неравнодушные мужики (таковых все меньше) рассказали: металлический забор на реке Волкота по-прежнему не убран, а ведь скоро рыба пойдет в озера. Какой идиот додумался до того, чтобы отдавать проточные озера в аренду под искусственное разведение дорогой рыбы? Связался с Н., получил советы, как более грамотно составить обращение в природоохранительные органы.

…Приезжала из Твери подмога на копку картофеля. В перерыве с аппетитом съели выращенный в открытом грунте на огороде сочный арбуз. Еще лет пятнадцать-двадцать назад представить такое было невозможно – климат явно становится мягче, теплее… Вечером после бани договорился с Константином Геннадьевичем Ильиным о послевыборной беседе на актуальные темы. Мы уже не раз беседовали. Много предложений было высказано. Однако наверху – плохая слышимость. Улавливающий рупор направлен не в ту сторону. Может, перенаправят на провинцию? Давно пора.

21 августа. Привез корзину белых, подосиновиков, сыроежек. Заканчиваю уборку картофеля на длинных бороздах. Сворачиваю поливочную систему. Тверское «Местное время» начало публиковать мои «письма из глубинки главному редактору Дмитрию Фадееву». Первое называется «Паноптикум в «комфорте». Возвращаясь из магазина, встретил знакомую, она рассказывает:

– Шла поздно вечером домой. Ужас, что там происходит. Машины дорогущие стоят в ряд, свет горит, пьянка. Они в «Красном и белом» выпивку заранее покупают. Там подешевле.

Опять поймал себя на мысли, насколько ценна тишина. Тишина есть величайший комфорт. Когда у нас ее отбирают, мы понимаем это острее.

 

24 августа. Заезжал Николай Панин, молодой ученый-химик, предложил пригласить священника и освятить  «комфортную среду» – чтобы изгнать из нее бесовщину. Был Виктор Прокопчук. Его внучка Олеся поступила в тверской колледж, в понедельник ей уезжать, с собой надо взять тест на ковид, его делают в районной больнице лишь по четвергам, а действителен он всего три дня. Получается: приедет в колледж, а тест уже недействителен, и девочку не заселят в общежитие. За что ни возьмись, у нас такая несуразица.

…Посмотрел фрагменты заседания «Крымской платформы» и парада в Киеве по случаю тридцатилетия независимости «незалежной» Украины. Шут Зеленский в роли президента этой страны столь же смешон, как Ксюша Собчак в роли кандидата в президенты России. Но за Зеленским стоят серьезные, умные, опасные для России люди на Западе. Пенсионерам перед выборами дадут по 10 тысяч рублей. Жена говорит:

– Теперь наконец-то купим диван.

 

25 августа. Несколько ночей прошли относительно спокойно, но в минувшую ночь опять шум-гам, со стороны детской площадки доносилась громкая музыка, если это можно так назвать. «Бум-бум-бум…» – словно паровой молот бил по голове. Правда, вскоре «бум-бум» прекратился. Возможно, сработала полиция. А еще по-прежнему – свет. Вся округа в темени, а тут он горит до утра. Сон нарушен, ушел на веранду (там уже холодновато, но что поделаешь?), взялся читать книжку Василия Степановича Папина «От босоногого пастушка до профессора». Читается легко, есть знакомые фамилии. В конце повествования автор размышляет: «И вот началась перестройка, в которой многое было неясно. Мое родное село оказалось в тяжелейшем положении. Совхозное производство разрушено. Ликвидированы восьмилетняя школа, медпункт. Там, где пахались поля, паслись стада, теперь растет кустарник… Уничтожается материальная и духовная основа жизнедеятельности русского народа, частью которого я являюсь. А это ведет к уничтожению моей родной страны».

…Разговаривали с земляком, живущим в Москве, говорит:

– Может, это и хорошо, что в Андреаполе начали строить деревообрабатывающий комбинат. Будут рабочие места. Лес не будут воровать.

Палка о двух концах. Рабочие места – хорошо, кто же спорит? А с другой стороны, реализация проекта, кажется, рассчитана на шесть лет. За это время лес еще больше повырежут арендаторы (на мой взгляд, они мало чем отличаются от ОПГ), а тут и комбинат вступит в работу. И, наверное, есть резон в народной тревоге: «Скоро будем жить в степи или пустыне».

 

26 августа. Вчера извлек из почтового ящика толстый конверт с ответами из Андреапольского отделения полиции, датированными 12, 19, 26 июля, а также 4, 18 (два ответа) августа. Везде одинаковый текст: «В ходе проверки установлено, что в данном случае отсутствует событие какого-либо преступления и административного правонарушения, в связи с чем проверка по данному факту прекращена». Подпись – «Начальник Д.С. Скуднов». То есть под носом у полиции и администрации района «комфортная среда» поздним вечером и ночью, как правило, напоминает притон, где идет развращение молодежи. Пьют, орут, иногда запускают фейерверки, включают громко музыку, бегают справлять нужду за мой палисадник, а под утро разъезжаются на автомобилях (не исключено, в нетрезвом состоянии), и, получается, ничего страшного не происходит. Сразу вспомнился анекдот: «Идет по лесу плачущий медведь, а навстречу ему заяц. Спрашивает: Ты чего плачешь, Миша?»: «Меня в армию забирают». «А меня нет», – говорит заяц. «Как так?» – удивляется медведь. «А вот так, видишь, ворона на дереве сидит?» «Вижу». «А я не вижу».

А еще, если логически рассудить, я вроде как еще и виноват. Хобби у меня такое: не спать по ночам и от собственной дури названивать в полицию. Но вот что интересно, в пакете среди отписок оказалось сообщение иного свойства: «…Ваше обращение, поступившее в Андреапольское отделение полиции МО МВД России «Западнодвинский» 19.08.21, зарегистрированное в книгу учета сообщений о происшествиях за №1135, для рассмотрения по существу дела направлено главе Андреапольского муниципального округа. Сотрудниками Андреапольского отделения полиции будут приняты меры к недопущению совершения гражданами, посещающими зону отдыха на набережной г. Андреаполя, каких-либо противоправных действий». Подпись та же – «Начальник Д.С. Скуднов». Откуда такая перемена тона? Думаю, кто-то «даванул сверху», где произошло понимание того, что настырный старичок В.Я. Кириллов настроен бороться за возможность спокойно спать и отдыхать ночью в родовом гнезде, а не удовлетвориться отписками, откуда бы они ни исходили.

 

27 августа. Утром уборщица-южанка привычно извлекала из урн «комфортной среды» пустые бутылки, оставшиеся от ночной тризны. Говорит:

– Это моя работа, мой хлеб.

А моя работа (но не хлеб, а нервы) теперь еще и в том, чтобы бороться с ночным развращением молодежи за тишину. Такое ощущение, что борюсь с ветряными мельницами. Понятно же: световой режим установлен таким образом, чтобы паноптикум длился здесь всю ночь. Но местная чиновница отписалась: мы-де к этому не имеем отношения, свет включается и выключается «автоматически». Придется искать власть, которая найдет управу на «неуправляемый автомат» и заодно на местных чиновников. Только где она, такая власть, в современной России? Когда видишь на ТВ прямые линии президента Владимира Путина и слушаешь задаваемые ему вопросы, то думаешь: кроме него, президента, решить их некому. Хотя некоторые решаются в течение получаса Президент – это «буфер», за которым чиновничество спасается от растущего народного недовольства. Необходимость чистки чиновничьего аппарата и сросшихся с ним правоохранительных структур буквально стучится в двери.

…Тверская газета «Местное время» дала мое второе письмо редактору этой газеты Дмитрию Фадееву, называется оно «Заборы на Волкоте».

 

28 августа. Приходили две молодые женщины, представляющие местную власть: руководительница МУП, занимающегося благоустройством города (она работает недавно) и архитектор. Это после трех писем в администрацию района, многочисленных ночных звонков в отделение полиции, письма в областную полицию, публикаций в «Советской России», на сайтах «Русская народная линия» и «Другая Тверь», двух статей в «Местном времени». Видимо, кто-то наверху снизошел до раба Божьего Валерия. По-доброму мы поговорили. Обсудили, в частности, возможность «буферной посадки» боярышника или акации. В принципе это мало что даст. Вопрос надо решать комплексно. Прежде всего – вернуть танцплощадку в городском парке, где она была испокон веков. Разрешить проведение дискотек в доме культуры, выключать в «комфортной среде» свет на ночь, повысить требовательность со стороны полиции. Последнее после отписок начальника местной полиции представляется мне особенно актуальным. От моих посетительниц комплексно решение не зависит. А потом – кто ответит за насильственное изменение природного ландшафта, за то, что заковали в бетон живой берег, что слив грязной дождевой воды с улицы Советской идет прямо в реку, что образуется от этого песчаный мыс, нарушающий естественных ход воды? Никто, самовоспроизводящаяся местная власть сегодня практически бесконтрольна.

…Ночью опять была беготня за мой палисадник (по понятной причине), еще в пять утра доносились крики и громкое ржание. Что-то крайне опасное произошло с молодежью, властью, со всеми нами. Утрачены человеколюбие, совесть. Правят бал тупой цинизм, денежный расчет, разврат, равнодушие. Во что все это выльется?

 

4 сентября. Читал «Слово». Политолог, лидер движения «Суть времени» Сергей Кургинян, оценивая происходящее в современном мире (цифровизация, ковид, удар по духовности и т.д.), считает: «Это по душу пришли. А те, кто не верит в нее, давайте назовем человечностью. Каждый день я это вижу. В каждом следующем поколении это происходит все более и более радикально». По завершении этого процесса люди должны будут стать постлюдьми. То есть существами, лишенными любого сострадания, эмпатии, человеческого эмоционального отклика, морали, совести и так далее. Сдержать процесс сатанизации могла бы народная воля, но, увы, народ в немалой степени равнодушен, боязлив, неинформирован, сбит с толку. Однако те, кто способен понять (как Геннадий Зюганов, Валентин Чикин, Леонид Ивашов, Татьяна Доронина, Сергей Кургянян, Николай Бурляев и др.) страшную опасность текущего процесса, кому по-настоящему дороги национальные интересы России, должны противостоять напору глобалистов, нацеленному на внутреннее разложение. Нас много, надо быть вместе, чтобы быть сильней.

 

6 сентября. Ознакомился с выступлением при получении госнаграды Марии Шукшиной. Душа ее буквально кричит, и этот русский крик, похожий на стон, находит понимание и отклик в душе каждого честного человека: «…И вирус бескультурья гораздо опаснее модного нынче. Опаснее тем, что от него никто не умирает, но невидимым глазу образом он выкашивает целые поколения. Без духовно-нравственной основы не может устоять ни одно государство, ни одна империя, ни одна цивилизация. Отсутствие совести, нравственности, национальных героев (вернее, они есть, но их имена лучше в культурном обществе не упоминать), отсутствие морали ведет к необратимым процессам, ведет к деградации нации. Культура речи, культура общения убивается на глазах. Людей стравливают друг с другом… В конечном итоге все поубивают друг друга, а врага так никто знать и не будет».

Будь жив Василий Макарович, молвил бы: «Молодец, дочуня!» А сам бы еще хлеще врезал правду-матку о мерзостях, которыми отравлены в России образование, литература, кино, театры, СМИ. И о том, сколь много стало в отечественной культуре режиссеров, актеров, писателей, отводящих глаза от этих мерзостей, словно ничего страшного не происходит. Более того, вносящих свою лепту в разложение народа. «Бабки» у них на уме, и ничего больше. А Марии – спасибо за освежающее правдивое слово.

 

8 сентября. Привезли вторую тракторную телегу дров. Кольщик Петр доволен, что опять есть работа. Колет березовые и ольховые кряжи сноровисто, в перерывах просит приготовить ему кофе. На будущее смотрит пессимистично:

– Будет скоро всемирный потоп за грехи наши.

…Люди жалуются: в зарослях и строительном мусоре возле пруда появились змеи. Это метрах в семидесяти от здания районной администрации. Сюда «комфорт» почему-то не добрался.

 

12 сентября. Выборы, выборы, выборы… Только и разговору на телевидении, что о них, а не о хлебе насущном. Особенно активны представители «партии власти» и приближенных к ней партий. Внушают: отдадите за нас голоса, и будет вам счастье. Думаю, сенсаций в целом не произойдет, но разрыв между «Единой Россией» и КПРФ станет значительно меньше. Обычно сдержанный в политических высказываниях Егорыч, с которым вчера ездил за грибами, толковал по дороге:

– Я тут поразмыслил… Буду голосовать за КПРФ, она отменит повышение пенсионного возраста.

Набрали с ним по корзине рыжиков, волнушек, моховиков. В полдень неожиданно прибыла крепкая подмога из Твери складывать колотые дрова.

 

Другие материалы номера