Неудобные вопросы




Юристы Чернухиной говорят, что она гражданка Великобритании и вольна распоряжаться собственными деньгами по своему усмотрению.

Пожертвования в адрес тори распахнули перед 48-летней Чернухиной двери многих правительственных кабинетов. Ее щедрость на аукционах покупала ей и право сыграть в теннис с Борисом Джонсоном, и ужин с Терезой Мэй в ее бытность премьер-министром.

Однако до сих пор мало было известно о происхождении капиталов Чернухиных. Документы из «Архива Пандоры» связали чету с тремя трастами, сетью из 32 компаний и активами более чем на 100 млн фунтов.

Они указывают на то, что источником состояния Чернухиной является ее 52-летний муж: в одном из имейлов говорится, что ее «финансово поддерживает супруг», а в другом ее представляют «домохозяйкой».

Среди бумаг есть и свидетельство займа на 4 млн фунтов, который офшорная фирма Владимира Чернухина выдала британской компании его жены.

Информация была собрана программой Би-би-си «Панорама» совместно с газетой Guardian после изучения материалов из «Архива Пандоры», доступ к которому получили 650 журналистов со всего мира благодаря Международному консорциуму журналистских расследований (ICIJ). Утечка почти 12 миллионов файлов оказалась одной из крупнейших в современной истории офшорного бизнеса.

На просьбу прокомментировать факты о спонсорах, вскрытые благодаря «Архиву Пандоры», Борис Джонсон ответил, что все пожертвования проходят надлежащую x по правилам, установленным еще в бытность оппозиции у власти.

Однако правозащитники из «Транспаренси Интернешнл» называют такие проверки формальностью и говорят, что правила легко обойти, если смотреть сквозь пальцы. Чернухины – выходцы из России, но теперь оба граждане Великобритании.

«Архив Пандоры» показал, как они тайно покупали недвижимость в стране через офшорные компании. Чета приобрела дом у Риджентс-парка в центре Лондона, который сейчас оценивается в 38 млн фунтов, а также особняк под Оксфордом за 10 млн фунтов.

Чернухин служил заместителем министра финансов России в правительстве Михаила Касьянова в первые годы президентства Владимира Путина и возглавлял государственный Внешэкономбанк, но был уволен в 2004 году и вскоре покинул Россию.

Документы «Архива Пандоры» позволяют предположить, что Чернухин, возможно, мог пользоваться служебным положением в бытность главой ВЭБа для продвижения собственных бизнес-интересов.

Свидетельствуя в Высоком суде Лондона в 2018 году, Чернухин рассказывал, как обсуждал с мэром Москвы Юрием Лужковым девелоперский проект, долей в котором тайно владел.

В обмен на помощь Лужкова Чернухин предлагал содействие в решении вопроса о долгах двух московских заводов перед ВЭБом. Территория этих предприятий потенциально представляла интерес для застройщиков, крупнейшим из которых в бытность Лужкова мэром была компания его жены Елены Батуриной.

«В рамках наших переговоров, или договоренности о дальнейших шагах мы договорились,.. что я помогу им,.. а Лужков поможет мне», – рассказал Чернухин в Высоком суде.

Файлы из «Архива Пандоры» также проливают свет на скрытую от глаз сделку с недвижимостью в Петербурге в 2017 году, партнером в которой выступила жена российского министра. На следующий год он продал свою долю за 30 млн долларов, следует из документов.

В 2018 году Джонсону – тогда министру иностранных дел – задали вопрос о капиталах Чернухиной, и он ответил, что все пожертвования «проходят всевозможные проверки и… мы продолжим все проверять».

Нужно ли декларировать пожертвования Чернухиной как семейные? Адвокат Гэвин Миллар, специализирующийся на избирательном праве, отвечает на этот вопрос так:

«Если деньги общие, если они из семейного бюджета, почему он не хочет, чтобы его имя появлялось рядом с ее именем в ежеквартальных реестрах избирательной комиссии и чтобы он публично был указан как донор и источник средств?»

«Если кто-то ведет дела с людьми, имеющими связи с Кремлем и… российскими властями, казалось бы, любая британская политическая партия… должна начать разбираться и задаваться вопросом, с какой целью им перечисляют такие деньги», – добавляет он.

Юристы четы Чернухиных назвали то, как «Панорама» интерпретировала содержание судебного заседания, «вопиющим передергиванием».

«Предположение о том, что он действовал недобросовестно будучи государственным чиновником, в корне неверно, – сообщили они. – И он не зарабатывал состояние… коррупционным путем».

Они настаивают на том, что Чернухина никогда не делала пожертвований в адрес политической партии под чьим бы то ни было влиянием или на недобросовестно полученные средства.

 

Другие материалы номера