Понятно станет в следующем году




Заморозка российских активов ведется уже на протяжении десяти месяцев. Самый крупный российский актив – валютные резервы Банка России на сумму 300 млрд долл. был заморожен еще в конце февраля.

Одновременно велись аресты зарубежных активов российских физических и юридических лиц. Процесс идет непрерывно. Есть еще много имущества, которое может попасть под аресты. Так, на конец ноября, по данным правительства Швейцарии, свои банковские депозиты в этой стране задекларировали 123 персоны и организации российского происхождения, общий объем их депозитов составил более 46,1 млрд франков (около 48,8 млрд долл.). Вместе с тем по состоянию на 25 ноября сумма замороженных российских активов в Швейцарии составила лишь 7,5 млрд франков (приблизительно 7,94 млрд долл.). Следовательно, потенциал того, что еще только подлежит замораживанию, велик.

Разговоры о необходимости конфискации замороженных российских активов ведутся на Западе с того момента, когда были арестованы валютные резервы Банка России. Большинство предложений по такой экспроприации предусматривает, что средства от конфискации будут использованы для финансирования помощи Украине. Вместе с тем на Западе много оппонентов подобного рода предложениям. Мол, действующие законы запрещают подобного рода конфискации. Для экспроприации российских активов необходимы серьезные изменения в законах. Работа по изменению законов в ряде стран начата, но для ее завершения требуется время.

Были и альтернативные идеи использования российских активов. Например, оставить эти активы под заморозкой (для российских собственников), но передать в управление какой-либо западной организации с целью получения прибыли от использования активов. А прибыль направлять на помощь Украине. То есть речь идет не об экспроприации, а об использовании российских активов на неопределенное время. В частности, в Европейском союзе уже несколько месяцев обсуждается проект создания фонда для управления ликвидными арестованными активами российского происхождения. Для легализации этого проекта в Брюсселе предлагают создать международный суд против России при поддержке ООН.

Однако многим такой вариант кажется неинтересным. Видно, что побеждает вариант экспроприации. 19 декабря министр иностранных дел Канады Мелани Жоли заявила, что власти страны готовятся арестовать и конфисковать активы на сумму 26 млн долларов компании Granite Capital Holdings, принадлежащие Роману Абрамовичу. Полученные средства далее будут направлены на помощь Украине. Активы Абрамовича – пробный шар. После этого конфискации будут проводиться и по другим российским активам, находящимся в канадской юрисдикции. Правительство Канады полагает, что опыт этой страны затем будет использован другими государствами G7.

В Брюсселе также побеждает «партия экспроприаторов». Глава внешнеполитической службы ЕС Жозеп Боррель неоднократно заявлял, что Евросоюз ведет работу по заморозке российских активов, но пока у ЕС нет возможности конфисковать их. Европейская комиссия (ЕК) усиленно работает над созданием юридической базы конфискации. Глава Евросовета Шарль Мишель говорит: «ЕС еще не принял окончательного решения, но в этом вопросе есть хороший прогресс, с юридической точки зрения изучаются возможности, как можно конфисковать российские активы и использовать их для восстановления Украины».

Чувствуется, что между Европой и Америкой работа по экспроприации российских активов координируется. В сенате США на этой неделе проходили слушания по проекту закона о федеральном бюджете на 2023 финансовый год. Была предложена поправка к закону, позволяющая использовать конфискованные российские активы для помощи Украине. Согласно поправке, деньги, полученные от конфискации, будут направляться в Государственный департамент США, который будет распределять их в качестве международной помощи. Сенат США 22 декабря поддержал поправку: за проголосовали 68 сенаторов, против – 29. В нижней палате конгресса США эту поправку сейчас продвигает конгрессмен Том Малиновский. Он говорит: «Этого требуют здравый смысл и справедливость – заставить путинских помощников платить за помощь в восстановлении страны, которую он разрушает. Я надеюсь, что закон побудит министерство юстиции удвоить свои усилия по конфискации активов клептократов, а наших европейских союзников – последовать их примеру». 24 декабря стало известно, что закон о бюджете на 2023 год вместе с поправками, легализующими конфискацию российских активов, одобрен и в нижней палате американского конгресса.

Среди серьезных российских экспертов нет особых разногласий по вопросу о том, состоятся ли конфискации замороженных активов РФ. Конечно, состоятся. Расхождения касаются лишь сроков начала этой кампании. Лично я по-прежнему предполагаю, что это начнется, скорее всего, в первом квартале 2023 года.

Удар будет чувствительным. Особенно удар по Банку России. Ведь он до сих пор в своей статистике и финансовой отчетности изображает замороженные валютные активы ЦБ как свои. Причем без каких-либо оговорок. Думаю, после конфискации Банку России придется внести очень существенные коррективы в свою отчетность. В активах банка образуется гигантская дыра, которую в полной мере невозможно будет закрыть и с помощью резервного капитала. Для спасения себя банку придется включать печатный станок, а это разгонит и без того высокую инфляцию. Печально, но мы не видим никаких признаков подготовки Банка России к такому сценарию.

Удар будет нанесен также по многим российским компаниям и банкам. Последствия этого удара трудно оценить. Решениями таких ведомств, как Минфин России, Федеральная налоговая служба, Банк России, доступ к финансовой отчетности российского бизнеса сегодня сильно ограничен. Так, Банк России установил мораторий на публикацию российскими банками своей текущей финансовой отчетности вскоре после 24 февраля 2022 года и несколько раз продлевал его действие. В нынешнем виде мораторий действует до 31 декабря 2022 года. Многое станет понятно в следующем году. И для этого необязательно открывать отчетность. Эксперты ожидают, что в 2023 году Банк России начнет временно приостановленную кампанию по отзыву лицензий у кредитных организаций и будет зарегистрировано большое количество «банковских смертей».

 

Валентин Катасонов

Другие статьи автора

Другие статьи автора

Другие материалы номера

Приложение к номеру