«Русские горки» экономики




Завершается 2022 год. Хорошим он был или плохим, история рассудит. Но не время виновато в том, что происходит в нашей жизни, даже если год високосный, за все ответственны люди, которые творят историю и хорошую, и плохую, но всегда при молчаливом согласии равнодушных.

Самым тревожным событием года стали военные действия на Украине. Тысячи жизней русских людей унесли они в обоих, по существу, русских государствах. Тысячи вдов и поседевших матерей, тысячи сирот – новых детей войны.

Разрешение споров путем убийства ни в чем не повинных людей – это слабость дипломатии, беспомощность руководящих органов, не способных договориться, не способных решить вопрос экономическим путем. Ведь в основе любой войны лежат экономические интересы.

Эти интересы осложнили экономические процессы в России, которые и без того простыми не были.

Не буду касаться военной политики – это не моя тема. Поговорим об экономических достижениях.

Над Россией опустился железный занавес санкций. Слово «русский» стало нарицательным. Нас третирует коллективный Запад, и даже страны СНГ, с которыми заключены различные договоры, стали вести себя настороженно, боясь непредсказуемости огромного соседа. Китай, Индия, да и другие, в той или иной мере дружественные страны, сотрудничают с Россией постольку, поскольку им это выгодно и безопасно. Надо отдавать себе отчет в том, что прошли времена, когда страны воевали «стенка на стенку». После устранения с политической арены Советского Союза и разгрома системы социализма установился однополярный мир, в котором каждый сам за себя. И если на Россию обрушится НАТО, никто не пойдет ее спасать, каждому дорога собственная шкура.

В экономике точно так же. Представьте себе, у Китая внешнеторговый оборот с США составляет 93%, а с Россией всего 3,5%. При этом мы должны понимать, что Китай коммунистический, а Россия давно отреклась от коммунизма, и представляет собой буржуазное империалистическое государство, пронизанное коррупцией. И сегодня, когда во всем мире арестовывают счета, отбирают яхты и недвижимость у российской так называемой «элиты», авторитет государства от этого не возрастает.

Поэтому экономика России хотя и вышла из ожидаемого критического состояния, то только потому, что цены на нефть, газ значительно повысились, а попавший под запрет импорт замещен параллельным. По разным прогнозам, в 2022 г. экономика России сократится на 3,5–4%, а по прогнозу 2023-го – на 2%. При этом надо понимать, что экономика России еще до этого скатилась на самое дно.

5 декабря текущего года вступил в силу «потолок цен» на российскую нефть в размере 60 долларов за баррель. При этом правило выглядит весьма своеобразно: выше цены отсечения нельзя только страховать поставки, про саму продажу ничего не говорится.

На макроэкономических показателях текущего года это уже не скажется, а вот предстоящий год будет сложным, и первый квартал 2023 г. уже прогнозируется с большим падением экономики.

Спасение экономики России не в импорте, а в собственном производстве, однако успехов в этом вопросе не наблюдается. В октябре выпуск в промышленности сократился в годовом выражении на 2,6%, а за 10 месяцев 2022 г. промышленность оказалась на том же уровне, что и год назад, то есть без роста. В октябре же, по оценкам статистиков, объем промпроизводства впервые с начала года совпал с уровнем того же месяца 2019 г., то есть опять роста нет, есть падение.

В обрабатывающей промышленности быстрее всего сжимался выпуск автомобилей и прицепов – на 45,2%, а рост проявился в производстве компьютеров, электронных и оптических изделий – на 18,3%, но здесь нам еще расти и расти! Необходимо отметить, что в 1990 г. Россия выпускала 784 миллиона подшипников, сейчас выпуск составляет 39 миллионов штук, меньше в 20 раз! А какую машину можно собрать без подшипников? Вот это и есть показатель российского импортозамещения. Любые сложные машины Россия выпускает в 10–20 раз меньше, чем в советское время.

Индекс предпринимательской уверенности в октябре упал на 1 процентный пункт в добыче и на 1,3 процентного пункта в обработке (до минус 3%).

КПРФ разработала основные направления вывода экономики из кризиса, в основу которых была заложена мобилизационная экономика, довела эти предложения до правительства, однако правительство не отреагировало и продолжает руководить экономикой через конкурсы и аукционы, субсидирование процентных ставок и просто субсидий на определенные виды продукции, при этом обогащаются банки, но кредитные ставки держат на высоком уровне. Все эти меры эффективны только для банков, у предприятий они занимают много времени, около полугода, а продукция нужна уже сегодня. В общем замещаем импорт по принципу известной песни: «Если кто-то, кое-где, у нас порой…» Три года обещают пустить в серию самолет МС-21 и опять перенесли на 2024 г. Что это? Конструктивные особенности или коррупция?

Эти методы привели к тому, что темпы роста инвестиционной активности предприятий в РФ в третьем квартале достигли минимальных значений за два года.

При этом бизнес сокращает финансирование инвестпроектов за свой счет, предпочитая снижать риски и активнее привлекать государственные и банковские средства. А государство с недоверием относится к бизнесу и не торопится развивать активность. Вот это и тормозит реальное импортозамещение.

В годовом выражении за 9 месяцев темпы роста капвложений составили 3,1% против 7,9% в 2021 г. При этом статистика зафиксировала рост доли инвестиций в строительство зданий и сооружений (47% против 43% в 2021 г.) на фоне сокращения вложений в оборудование и транспорт (33% против 38%). Короче, лидирует строительство жилья, а оснащение и строительство предприятий не только не увеличивается, но даже идет на спад.

Фиксируется сокращение инвестиций в обрабатывающую промышленность (минус 0,9%): при росте вложений в металлургию на 8,7% инвестиции в производство готовых металлических изделий сократились на 14%, что просто недопустимо!

Спад зафиксирован в производстве электрического оборудования (на 27%), транспортных средств и прицепов (54%), готовых лекарств (25%). По итогам трех кварталов росли вложения в стройку (на 23%) и в добычу (11%), в том числе нефти и металлов (по 11%). А это опять сырьевая игла.

По итогам трех кварталов в объеме инвестиций доля собственных средств компаний снизилась до 56,3% против 59,4% в прошлом году; доля же госфинансирования за год выросла с 15,1% до 17,8%, как и банковского – с 10% до 11,4%. Но все это ничтожно мало! Банковские кредиты в развитых странах занимают около 50% всех инвестиций, а у нас кредиты остаются недоступными.

Инфляция во многом движется ценами на услуги и непродовольственные товары, базовый индекс потребительских цен в ноябре выше 15%.

Лидеры прироста цен за год – бытовая химия (30,57%), электротовары и бытовая техника (15,6%), медикаменты (10,2%): все три группы – продукция с большой импортной составляющей. Следует отметить, что удорожание импорта развязывает руки и отечественным фирмам в повышении цен. Вот пример. В 2022 г. собрали огромный урожай зерновых – 159 миллионов тонн. Цена на зерно снизилась на 33%, а готовый хлеб подорожал на 18%, в точности как в Евросоюзе!

В импортозамещении по мясу КРС Россия смогла выпустить 94,1% от объема прошлого года, по овощам заместили 81,7% от объема 2021 г., по фруктам, ягодам и орехам – 51,1%. Однако вызывает опасение производство мяса КРС. По сравнению с советским периодом, поголовье КРС сократилось почти в 3 раза и продолжает сокращаться. Истребление остатков поголовья чревато тем, что в стране не останется ни мяса, ни молока!

Необходимо отметить, что передовиками роста производства в 2022 году выступило сельское хозяйство, давшее рост – 6%, и строительство жилья – 33%. Правда, 60% этого роста дал частный индивидуальный сектор, при этом рост вызван не строительством, а регистрацией «амнистированных» домов (дачная амнистия), после того как правительство разрешило газифицировать только зарегистрированные дома.

В ноябре 2022 г. строительные материалы подешевели на 0,67%, с начала года цены на них выросли на 4,29% (за весь 2021 г. – на 24,63%).

Но не во всех регионах все одинаково. Хуже всего приходится Ямалу и другим нефтегазовым регионам. Европейские санкции на энергоресурсы вступили в силу совсем недавно, а спад в добывающих отраслях на Ямале составил 10%. Среди других наиболее сильно падающих регионов оказалась Кемеровская область – из-за того, что сжимается экспорт угля, а перевозка его по Транссибу стала стоить дороже.

По многим отраслям спокойно себя чувствуют крупнейшие города, однако падение розничной торговли в Москве и в Санкт-Петербурге составило 15–17% – это на фоне общероссийского падения в 10%. Ушла IKEA, ушли OBI, ушли крупные сети, которые были во всех торговых центрах. Как следствие – спад довольно сильный за счет непродовольственной торговли.

В тяжелой промышленности динамика выпуска была преимущественно отрицательной. Исключением выступило производство стальных труб, которое выросло на 17,1%. В остальном производство готового проката упало в сентябре на 9,9%. По итогам девяти месяцев 2022 г. производство этого вида продукции показывает сокращение на 4,9%. В производстве легковых автомобилей ситуация с выпуском остается критической.

Так, падение выпуска легковых авто составило 77,4%, в то время как падение производства грузовых автомобилей в сентябре вновь резко ускорилось до 43,8% после снижения на 2,6% месяцем ранее. С начала года падение выпуска легковых авто показывает 65,9%, а падение производства грузовых авто – 20,4%. Такая динамика по-прежнему обусловлена масштабными приостановками поставок в страну автокомпонентов на большинстве работавших в России заводах, принадлежащих мировым автоконцернам.

По году динамика производства уже не выправится.

Итак, по некоторым предварительным данным видно, что 2022 г. проходил в непростых условиях. Зависимость страны от углеводородов достаточно велика. Обрабатывающая промышленность не выдержала шока и просела достаточно серьезно из-за отсутствия иностранных компонентов, что лишний раз подтверждает никчемность импортозамещения.

По данным консалтинговой сети FinExpertiza, изучившей статистические данные Росстата, доля импортной продукции в оптовом товарообороте пищевых продуктов, одежды и электроники во втором квартале 2022 г. составила 19,8%, 45,6% и 79% соответственно, что превышает досанкционный уровень. Больше всего импортного продовольствия реализуется в Смоленской области (77,5%), куда завозится мясо-молочная продукция из соседней Белоруссии, а также в Курганской области (57%), Краснодарском крае (53,7%), Магаданской области (50%) и Башкортостане (46,9%).

В оптовых продажах одежды и обуви максимальна доля импорта в Белгородской области (100%). Кроме того, импорт превалирует в Ленобласти (95,6%), Новгородской области (84%), Краснодарском крае (75,1%) и Брянской области (70%).

Наибольшая доля иностранных компьютеров, смартфонов и другой электроники фиксируется на оптовом рынке Приморского края (99,7%), Севастополя (99%), Удмуртии (93,5%), Липецкой области (91,6%) и Башкортостана (85,1%).

Аналитики использовали данные Росстата по форме №1-конъюнктура (опт), по которой отчитываются юридические лица, осуществляющие оптовую торговлю, за исключением микропредприятий.

В оптовой торговле пищевыми продуктами, напитками и табачными изделиями доля импорта выросла с 17,4% в первом квартале 2022 г., до 19,8% во втором. Для сравнения, в конце 2021 г. она не превышала 16,9%, а во втором квартале и вовсе составляла лишь 11,8%.

Доля импорта в совокупных продажах одежды и обуви увеличилась от первого ко второму кварталу с 38,2% до 45,6%. В среднем по 2021 г. она составляла 40%.

Все эти данные показывают глубину импортозависимости России. Это данные за первое полугодие 2022 г., Росстат не дает более свежих данных, но до конца года вряд ли что изменится, потому что по производству товаров народного потребления строительство каких-либо предприятий не предусмотрено. В первом полугодии было построено 90 производств, в основном ориентированных на критический импорт, в планах опять строительство предприятий и дорог, ориентированных на вывоз сырья и продукции первого передела. Однако надо учесть, что с российского рынка ушли IKEA, производящая ТНП, а также несколько фирм, производящих ипродовольствие. Надо хотя бы заместить их товарные группы иначе разрыв между производством и импортом только увеличится.

Конечно, правительство в первую очередь заботится о бизнесе, как бы он не пострадал, и особенно об олигархах. Но крадущаяся политика в экономике до добра не доведет, сегодня нужны бешеные темпы, а мы подсчитываем: минус 3 – это много или мало в лежачей экономике? Совершенно очевидно, что правительство запуталось в догмах и не видит реальных путей вывода экономики на путь импортонезависимости.

Главное, что это отражается на уровне жизни населения страны, а оно у нас за последние 20 лет ни одного года в достатке не проживало. Главный критерий неблагополучия – смертность – уже не кричит, а воет! В прошлом году Россия стала меньше на 700 тысяч человек, а в этом неполном году – уже на более полумиллиона. 20 миллионов человек живут за чертой бедности. Получается, одних убивают на фронтах, другие мрут от голода и болезней, и все это политика правительства России!

Можно ли российскую экономику вывести из кризиса? Можно! Но начинать нужно с кадровой реформы. Те люди, которые разваливали экономику на протяжении 30 лет, возродить ее не способны, нужны новые люди, производственники, а не финансисты и «эффективные менеджеры».

Нужно выходить из Международных организаций: МВФ, ВТО, Всемирного банка – вот где сидят иноагенты, они нанесли ущерб России больше, чем любая война!

Нам необходима мобилизационная экономика. Это та экономика, которая независимо от формы собственности производит ту продукцию и в том объеме, какая необходима экономике. Это, естественно, распространяется не на всю номенклатуру изделий, но на ту, которая необходима для развития промышленного производства. Зачем это нужно? Дело в том, что сегодня госзакупки и госзаказы осуществляются через конкурсы и аукционы, а вся эта бюрократическая процедура занимает около полугода. Если работать на основе госзаказа по сметной стоимости, то вся эта бюрократическая процедура уйдет в небытие, а экономика заработает на полую мощность, при условии, что производство будет строго планироваться, а с исполнителей строго спрашиваться.

Н.В. АРЕФЬЕВ,

первый зампредседателя Комитета

ГД по экономической политике,

секретарь ЦК КПРФ

Другие материалы номера

Приложение к номеру