Наша школа




В Госдуме обсуждается вопрос детской работы. Говорят, что 90% детей голосуют за работу. С денежной оплатой. А это сильный стимул для детей. Заодно с ним выступают и предприниматели. Они хотят дорогие роботы и манипуляторы заменить подростками за грошовую оплату. Но такое соглашение со школьниками с неокрепшим детским сознанием – преступление.

Дело в том, что наша школа общеобразовательная для всех детей и обязательная. После школы дети выбирают себе будущие специальности и продолжают образование уже в ПТУ, техникуме или ВУЗе. Затем, получив профессию, они имеют право уже работать на предприятии.

Некоторые говорят, что дети могут работать и после школы. Каким образом? Если после выполнения добросовестно школьных заданий у них не остается свободного времени. Не считая способных к учебе детей, которых всего около 10% от общего их количества. Основная масса детей это середняки и малоуспевающие. Из которых найдутся те, которые могут поменять учебу на работу. Короче говоря, не всем детям нравится учеба. И тут появляется лазейка ухода из школы на работу. А это путь в царские времена, когда половина нашего населения была неграмотной. Это страна уже проходила.

Было время, когда в селах говорили: вы приходскую школу закончили, научились читать, писать и считать. Хватит! Пора работать в поле и ухаживать за скотом.

Говорят, что работа приучает к труду. Верно. Особенно в деревне. Там дома деревянные. Их надо отапливать и заготавливать дрова. Надо пилить, колоть. А затем отапливать дом. При доме есть приусадебный участок земли 15–30 соток, а может и больше. В огороде растут овощи. А их надо выращивать и обрабатывать. На дворе корова, поросенок, куры и пр. За которыми надо ухаживать.

Кроме того у крестьян бывают и многодетные семьи. И старшие дети ухаживают за младшими. За усадьбой тоже нужен уход. И во всех этих делах участвуют дети.

А в противоположность деревенским, как трудятся городские дети? А никак. У них такой работы просто нет. Работа появляется на кухне или уборка в квартире. Городские дети оторваны от работы и не знают, что такое физический труд. Мы выращиваем поколение тунеядцев и гуманитариев.

Теперь поговорим о школьных увлечениях. У некоторых детей они ярко выражены, как, например, к рисованию, музыке, пению и прочему. Так наши «умники» из Минобразования решили, что подобные способности у многих детей тоже есть, и их просто надо раскрыть и закрепить факультативами. И эти факультативы оценивают как элемент профориентации. То есть мы уже с детства раскроем их творческие профессиональные навыки. «Новаторы» собирались ускорить созревание детей, поставив телегу впереди лошади. Только не ясно, кто все это сделает? Затем поняв, что эта фантастика невыполнима, предложили молодежи другой путь. Они предложили ученикам самим выбрать учебные предметы, которые им нравятся для дополнительного факультативного изучения и закрепления. Реформаторы решили, что дети выберут серьезные предметы, а дети выбрали, почти что все, легкие для усвоения предметы – гуманитарные.

Таким образом, технарям была оказана медвежья услуга. Теперь изучаться будут в основном гуманитарные предметы, производство будет получать меньше специалистов и рабочих.

Объяснение. Дело в том, что все области науки и производства у нас условно разделены на две части. Гуманитарные – это в основном конторские работники – люди далекие от производства. И технари производственные работники. Первых еще называют людьми в белых воротничках, а вторых в синих воротничках.

У нас в стране по инициативе дилетантов, либералов по селам прокатился каток оптимизации, то есть ликвидации небольших школ. Под предлогом, что они неэкономичны, и качество преподавания в них ниже, чем в городе. Их ликвидировали. А если школы нет, то и деревня исчезла. В результате у нас в стране появились школы с 3-ми и 4-мя сменами. Позор. Такого во всем мире уже не найти, а у нас появилось. Докатились!

В царское время не боялись маломерных школ. А помещики держали по гувернеру для обучения своих детей.

Теперь отношение кардинально изменилось в отношении к школам. Головы наших министров образования и властей развернулись на 90˚ в противоположную сторону. У них теперь появилась мания величия. Так у нас в одной новой школе появилось сразу 28 классов первоклашек. Надо думать, какое столпотворение случится у них во время перемены, когда эта масса детей (630 человек) ринется во двор. И в придачу с другими детьми. Появится такое столпотворение, которое нигде больше не увидите. Какой-то муравейник.

Надо иметь в виду, что первоклассников у нас за руку водят родители от дальних улиц через уличные переходы в школу.

Школы у нас стали строить в Самаре вместительностью в 1000, 1200, 1600 человек. А раньше их строили на 300, 400 учеников и недалеко от жилья.

И еще патриарх Кирилл как-то сказал, что он хотел бы построить в Москве 300 церквей, для шаговой доступности прихожанам. А у нас все наоборот. Мы строим школы как можно дальше от детей. И о шаговой доступности ни слова. Кроме этого новые школы стали обстраивать спортивными площадками для футбола, волейбола, баскетбола, тенниса. Строят бассейны, беговые дорожки и пр. Получается не школы, а спортивный комплекс. Спрашивается зачем? У нас уже построено по стране много спорткомплексов после сочинской Олимпиады. А каков их коэффициент заполнения спортом? Слезы. Здесь же будет такая же ситуация. Днем детишки сидят в школах. После звонка они мчатся все домой. А затем к спорткомплексу никто не придет. Далеко.

Если школу на 1000 человек построят, то она охватит своим влиянием огромный район. И добраться до школы им можно будет только на транспорте, а пешком далеко и опасно.

Этот школьный кластер мы скопировали у американцев. И как всегда не полностью. Кластеры они строят в центре студенческого общежития. В шаговой доступности. А у нас этого нет. Мы все сделали наоборот. Как всегда. «Хотели как лучше»…

Все отмеченные недостатки в образовании, безусловно, влияют отрицательно на учебу, но все это только цветочки. А самый большой урон нашему государству и образованию наносит свободное трудоустройство на работу выпускников из профессиональных учебных заведений. От ВУЗов, техникумов и ПТУ.

Дело в том, что большая их часть остается в крупных городах и возвращаться в провинцию на работу отказывается. В городе у них работы по специальности нет. Так они устраиваются на работу таксистами, продавцами, бизнесменами и пр. Им не понятно, зачем им уезжать из Москвы и Питера если здесь даже дворник получает зарплату выше инженера в провинции.

Это одна сторона вопроса. А другая – заключается в том, что полученные от государства трудовые профессии исчезли превратились прах. А реально исчезли все деньги, которые страна потратила на учебу специалистов. Нанесен также большой урон производству из-за нехватки специалистов и в целом стране.

Возникает вопрос. Кого же мы готовим в наших профессиональных учебных заведениях? А готовим мы в них не специалистов для производств, а в лучшем случае, женихов и невест с высшим образованием.

Наше образование критикуют со всех сторон. Так что же с ним происходит? А оно попало в перестроечный водоворот, из которого не может выбраться. И длится это уже 30 лет, и конца ему не видно. Подобный водоворот был у нас в 20-е годы. Тогда после революции образованием руководил Луначарский, большой эрудит, отличный оратор, интеллигент. Но слабо знал современную жизнь.

Так вот ему было поручено создать новую школьную программу. Царская программа была ликвидирована. Все начиналось с чистого листа. Его помощники из комиссии были такими же интеллигентами. Все со своими идеями.

Так вот 1-ю редакцию программы Сталин забраковал и заставил переделать. Распустил комиссию в составе 3500 человек, оставил только 250 человек. 2-ю редакцию программы утвердил, и она действовала всю его жизнь.

Приведу пример той фантазии, которую придумали в 1-ю редакцию программы.

Ученики группы выделяли одного ученика и посылали сдавать какой-то предмет. Он сдавал экзамен, получал оценку, и затем эту оценку выставляли всем членам этой группы.

Так в советское время с этим водоворотом быстро справились. А теперь наступил капиталистический мир. и с этим бедламом борются 30 лет и все без толку. От того бедлама не могут избавиться.

Гуманитарии, витая в заоблачных мечтах, хотят привить детям трудолюбие, профессионализм. Детям в школах сидящих за партами через факультативы. Приведу пример, что из этого получается, на примере своего сына.

Мой сын в школе преуспевал. Свободного времени у него было много, и он занимал его факультативами. Ходил в музыкальную школу. Мы купили ему баян, а затем и аккордеон. Ходил в секцию греко-итальянской борьбы. Ходил в школу космонавтов при авиационном училище. Ему сшили соответствующую форму. Затем закончил заочную физико-математическую школу при московском институте. Особых увлечений школьными предметами и факультативами не проявлял. В конечном итоге поступил в военное авиатехническое училище по причине того, что в этом училище был его двоюродный брат. Про занятия в школе и факультативы не вспоминал.

Думается, что школьные факультативы,– это показуха, калейдоскоп, временные увлечения. Сегодня одно, завтра будет другое. Причем если что, показывают в основном из области белых воротничков. А что есть у синих воротничков, не показывают.

В отношении школьной программы. Почти все школьники, кроме отличников, жалуются на слишком большой объем школьных занятий, которые они не успевают подготовить, и это обоснованно. Потому что больше половины школьных предметов занимают второстепенные гуманитарные предметы, такие как окружающий мир, музыка, изобразительное искусство, физкультура, ритмика, военное дело, финансовая грамотность.

В советское время их не было, и певцы были, и спортсмены крепли. По-моему, ревизию надо навести. Некоторые факультативы оставить, если за них больше половины голосов родителей. Но самое интересное в этих рассуждениях о водовороте, гуманизме в школьных программах оказывается факт, что все 30 лет капитализма школьные программы засоряли гуманитарные факультативы. А все разговоры о его исключительности – это лишь реклама и болтовня.

В дополнение к этому нам добавили предмет – военная подготовка. Для чего? К учебе это не относится. Это дело Горвоенкомата. Что, нас готовят к новой войне?

И как нас будут учить? Рыть окопы, стрелять из пулемета или гранатомета? Скорее всего, нас научат традиционно разбирать винтовочный затвор и его собирать, и заниматься шагистикой. Возникает вопрос. Что, страна превращается в военную организацию и с военной учебой как у бандеровцев. У нас теперь полиция растет постоянно. Скоро достигнет оплаченного контингента больше, чем армия. Также спрашивается для чего – только для разгона демонстрантов или еще для чего?..

Лев Александрович ЖАРИКОВ

Другие материалы номера

Приложение к номеру