Симпатии россиян оказались НА СТОРОНЕ «ЯРКО-КРАСНЫХ»




В течение недели высказались свыше 20 тысяч человек. Лидеры, как и аутсайдеры, определились практически сразу.

Сергей АКСЁНОВ предлагает прокомментировать результаты опроса Василию КОЛТАШОВУ

На первом месте с громадным отрывом оказался Иосиф Сталин (почти 63%). Сразу же вслед за ним – действующий президент РФ Владимир Путин. Его результат, однако, в разы ниже, чем у Сталина, – 12%. Третье место разделили основатель советского государства Владимир Ленин (8,3%) и Леонид Брежнев (8,4%), с чьим именем связано понятие «застой». 
Тройка аутсайдеров выглядит так. На последнем месте оказался Константин Черненко (0,4%), правивший в первой половине 80-х всего около года. На предпоследнем – нынешний премьер Дмитрий Медведев (0,7), на третьей строчке с конца – Борис Ельцин (1,1%). 
В группу «середняков» вошли Никита Хрущев (2,1%), Юрий Андропов (1,8%), Михаил Горбачев (1,7%). 
Эксперты «СП» оценили полученные результаты. 
– Мне кажется, эти результаты вполне закономерны, – считает историк Игорь Пыхалов. – При Сталине наша страна не только выиграла войну с сильнейшим противником и создала атомную бомбу, став сверхдержавой. Сталинский СССР был государством справедливости. Это было время, когда работал не только «социальный лифт», поднимавший людей из низов на самые высокие руководящие посты, но и «социальный мусоропровод», в который сбрасывали недостойных представителей элиты. Время, когда расстреливали «больших начальников» и сажали членов их семей. 
Сегодня мы наблюдаем прямо противоположное – государство торжествующей несправедливости и демонстративно наглого социального неравенства. 
«СП»: – И все-таки Путин второй. Хотя разрыв между ним и Сталиным огромный. Почему? 
– Ничего удивительного в этом нет. Слишком уж несопоставимы по масштабам эти две фигуры. Относительно высокий результат нынешнего президента достался ему авансом. Народ ждет от Путина порки проворовавшейся элиты, возвращения территорий, утраченных в результате разрушения СССР. Некоторые шаги в этом направлении им делаются, но очень робкие и непоследовательные. 
«СП»: – Чем объяснить попадание в число лидеров Брежнева и Ленина? 
– При Брежневе наша страна находилась на пике своего могущества, а тогдашний уровень жизни населения по ряду показателей не превзойден до сих пор. Конечно, Леонид Ильич сильно виноват в том, что консервировал возникавшие проблемы вместо того, чтобы пытаться их решить. Как справедливо сказано, «государство, засыпающее на цветах, пробуждается обыкновенно бурями». Но, с другой стороны, если не знаешь, что делать, и не умеешь исправить, лучше не трогать систему, которая худо-бедно, но работает. 
Хотя при Брежневе мы жили куда более сытно, чем при Ленине, роль Ленина в истории нашей страны гораздо выше. Причем эта роль, безусловно, положительная. Тут недавно один из священников сетовал, что мы разучились быть рабами. Так вот, это произошло именно благодаря Ленину. 
«СП»: – Почему Медведев занимает второе место с конца с мизерным результатом? 
– В первую очередь Медведев не воспринимается самостоятельной фигурой. И это совершенно справедливо, поскольку он был лишь номинальным правителем. Тот же Калинин, который долгие годы формально был руководителем сталинского СССР, возглавляя Президиум Верховного Совета СССР, в рейтинге вообще отсутствует. 
Кроме того, Медведев позиционируется как «либерал», в то время как Путин играет роль «державника». А слово «либерал» для подавляющего большинства населения нашей страны давно уже стало ругательным. 
Впрочем, это противопоставление «хорошего» Путина и «плохого» Медведева во многом наигранное и искусственное, подобно игре в «злого» и «доброго» следователя. Нами просто пытаются манипулировать. Тот же Путин открыто и демонстративно чтит Ельцина и Собчака, открывает памятник Солженицыну. 
Экономист Василий Колташов видит за цифрами предпочтений россиян сдвиг в сознании общества и возвращение исторической справедливости. 
– Показательно, что рейтинг распределился таким образом. Все эти фигуры сыграли крайне важную роль в национальной истории. Современная Россия возникла в результате революции как длительного процесса. И, несмотря на то, что наша эпоха – это эпоха реставрации, в том числе экономических отношений, даже спустя много лет эти люди будут в лидерах. 
Со Сталиным всё понятно. Он воспринимается как олицетворение наиболее великих героических свершений. Он занимает позицию №1 вне зависимости от оценки его действий в отдельные моменты. По общим результатам, с точки зрения национального развития. Модернизация была? Да. А останься Ники – Николай II, этого не было бы. Тот две войны проиграл. 
А вот Путину вторая позиция досталась не столько благодаря великим национальным свершениям, сколько за спокойные годы его правления. Это был период, когда люди смогли спокойно вздохнуть после 1990-х. Многие смогли заработать. И в целом значительное число людей получили то, о чем они мечтали в советское время: супермаркеты, автомобили, возможность купить жилье. 
То есть если Сталин – это эпоха героических свершений, то Путин – это эпоха частной жизни и при этом с возрождением национального самоуважения. Два десятилетия прошли без особых политических шоков. 
«СП»: – Путин идет сразу после Сталина – второй, но вот по количеству отданных голосов уступает ему аж в пять раз… 
– В отличие от Сталина, Путин может взять Сталина на вооружение и увеличить за его счет свой рейтинг. Представим себе, что Путин скажет: мол, его кумир Николай II. Тогда он просто слетит со второго места. А вот если Путин отдаст дань уважения Сталину – даже просто повесит памятную доску, то он будет выигрывать. Сталин будет ему помогать. 
«СП»: – А уж если Путин сменит свою политику хоть в чем-то на сталинскую… 
– Да, если это делать умеренно – общество не хочет резких движений, – то это поднимет его авторитет. Люди хотят, чтобы великие люди XX века получили должное. Это запрос на героику в нашей жизни. Но для этого надо решать и экономические вопросы тоже, ликвидировать неолиберальную экономическую политику. 
Это, кстати, приведет к увеличению авторитета не только Сталина, но и Ленина. Спустя пару десятилетий Ленин получит справедливую в его случае долю уважения общества. Белые не обеспечили бы нам победу в войне и атомную бомбу, а красные смогли. 
«СП»: – А пока Ленин и Брежнев борются в нашем опросе за третью позицию… 
– Это интересно. Их результат колеблется в силу общей неопределенности людей. Ленин запустил революционный процесс в России и сценарий его успешной модернизации. И, несмотря на трудные периоды, она произошла, изменив общество. Сельская Россия перешла в Россию городскую, современную, индустриальную, торговую. Буржуазную, по сути. Поэтому Ленин и не на первом месте. Запроса на революцию в нашем обществе нет. 
А Брежнев дал людям некое спокойное время. Но он не столь значительная фигура. После эпохи великих сталинских (и хрущевских, кстати, тоже) свершений наступила эра некой расслабленности, более формального отношения к идеям и их воплощению, а затем постепенный уход в частную жизнь, который при Путине достиг своих пределов. Поэтому оппозиции так трудно порой мобилизовать общество. 
«СП»: – Среди аутсайдеров опроса Черненко, Ельцин и Медведев. Хотя нынешний премьер-министр выиграл войну с Грузией в 2008 году… 
– Ну, это громко сказано. Медведев мог выиграть только в шашки. Это все равно что сказать, мол, Павел I перешел через Альпы вместе с русскими войсками. Медведев – фигура политически слабая, и его со временем забудут. 
Ельцин навсегда останется в национальной истории фигурой позорной. Хоть построй три Ельцин-центра в России. Люди не прощают ни национального унижения, ни личного разорения. Особенно последнего. Это будет жить через поколения. 
Что касается Черненко, то это было мгновение. Он, как и Андропов, был всего лишь инерцией брежневской эпохи. 
– Советский Союз – это эпоха наибольшего взлета русской цивилизации, – продолжает бывший военнослужащий интернациональной бригады «Пятнашка» в ДНР Олег Миронов. – Все это понимают, поэтому первую и третью позиции занимают лидеры советского периода. 
Путин в массовом сознании так или иначе воспринимается как тот, при ком были остановлены процессы 1990-х, а также, как тот, при ком Россия вновь заявила о себе как о мировой державе, пусть и с багажом проблем и антисоциальной внутренней политикой. Ну и русский электорат от природы консервативен. Это видно даже по результатам того, как голосуют русские мигранты за рубежом. Они голосуют за консервативные силы больше, чем за все остальные. Поэтому действующий президент – также в тройке лидеров. 
«СП»: – Однако разница в симпатиях россиян между ним и Сталиным гигантская… 
– Успехи сталинского правления очевидны и неоспоримы. История сталинского СССР – это история побед. Успехи путинской России не столь очевидны. Особенно важно то, что Путин не отвечает (по крайней мере, пока что) общественному запросу на устранение класса олигархов и вытекающей из его существования коррупции, которая все больше отражается на безопасности и качестве жизни людей. На фоне трагедий наподобие керченского расстрела и взрыва газа в Магнитогорске то, что воспринимается как негатив сталинского времени, блекнет и теряет свою «важность», какую он имел в 1990-е и еще в 2000-е годы. 
«СП»: – Немного странно, что пламенный Ленин делит третье место с «застойным» Брежневым… 
– Это объясняется остротой «красной» повестки. Неважно, какой направленности – консервативно-брежневской или революционно-ленинской. Любопытно то, что они периодически меняются местами, словно у нас на глазах происходит борьба жажды революционных изменений и тоски по социальным гарантиям и спокойной жизни. 
«СП»: – Об аутсайдерах неохота спрашивать, но все же… 
– В дни президентства Медведева его никто не воспринимал как самостоятельную фигуру. Так или иначе, все заслуги его правления воспринимаются как заслуги Путина. Любопытный парадокс: с момента появления Медведева все успехи страны воспринимаются как успехи Путина, а все неудачи – как результат действий Медведева. Успех ли это государственной пропаганды или удачное для Путина стечение обстоятельств – трудно сказать, но факт остается фактом.

Другие материалы номера