Заткнули рот оппозиции




А дело в том, что председатель палаты единоросс В. Володин давно жаждет отменить десятиминутные выступления представителей фракций, введенные два с половиной года назад. В них, прежде всего в речах коммунистов, звучит столько убедительной критики в адрес «ЕдРа», министров, лидера партии власти Медведева, что спикеру не раз бывало не по себе. И ведь эта «крамола» произносилась с парламентской трибуны перед камерами и микрофонами ведущих СМИ, что потом, вопреки строжайшим запретам, находило отклик в журналистских репортажах… С этим никак не может мириться строитель капитализма в РФ Володин. Но как остановить оппозицию? Единолично запретив десятиминутки, можно прослыть вторым Грызловым, высмеянным на весь мир за фразу: «Госдума не место для дискуссий». Володин, наоборот, демонстрировал, что при нем в Госдуме и дискуссии, и разные мнения имеют право быть. На то, мол, и парламент. Но полсрока седьмого созыва не прошло, а спикера стал одолевать дискомфорт от левых выступлений.
Наконец, за два дня до завершения весенней сессии был изобретен алгоритм избавления единороссов от политических заявлений. Неоценимую услугу в этом щекотливом деле  оказал Жириновский. 
Как только спикер произнес, что заявления надо бы отменить из-за перегруженности повестки, как тут же раздался голос лидера ЛДПР:
– Я согласен! У нас много законов, нужных стране… У меня рационализаторское предложение: в 12 часов начинаем обсуждение повестки… Но дайте другое место для речей, дайте гайд-парк (место, где собираются недовольные. – Авт.) депутатам Госдумы, за них голосовали миллионы, а они не могут высказаться… Мы уже несколько раз отменяли десятиминутки. Пусть их произносят в Малом зале соседнем. 
Коллеги удивились инициативе Жириновского. Как пришло такое в голову любителю говорить долго, азартно, бесцеремонно перед представительной аудиторией, – отменить политические заявления на заседаниях, выселить ораторов из Большого зала в помещение, где не будет ни депутатов, ни камер? Что за метаморфоза с либерал-демократом? 
К тому же:
– Владимир Вольфович, вы попались на гайд-парке! Вы нарушили принцип не употреблять иностранные слова…
– Согласен, – кивнул Жириновский. – Тогда – как в Сухуми. Там место, где обсуждают последние новости, называется «Брюхаловка». Давайте Малый зал превратим в «Брюхаловку» с 11.00 до 12.00, это чисто по-русски… У нас же демократия, так сказать, 30 лет… 
– Не дискредитируйте свою идею, Владимир Вольфович, – отозвался умильно улыбающийся Володин, – идея была светлая, интересная, привлекательная. Понятно, что вы наехали на своих коллег-оппонентов из других политических фракций… Они вас призвали к тому, к чему вы нас призывали, – не терять идентичности. 
Спикер высоко оценил ценное «предложение» Жириновского: действительно, мол, зачем терять время на заявления во время заседаний палаты? В Малом зале перед пленарками с 11.00 до 12.00 смогут депутаты выступить, если есть желание, пусть туда приводят своих сторонников, прессу. Осведомленность Жириновского о «Брюхаловке» в Абхазии и лондонском Гайд-парке Володин назвал многогранностью Жириновского и призвал думцев «обменяться мнениями».
– Как я понимаю, идея Владимира Вольфовича о выступлениях в Малом зале относится к последующим дням, а в этот раз мы всё-таки выступим? – уточнял коммунист Дмитрий Новиков.
– Я имел в виду – всегда, – отрубил Жириновский. – Приходите в Малый зал хоть 100, хоть 200 человек и выступайте. Это будет, как клуб. Там можно будет и вечерние встречи проводить. 
Володин подтвердил, что заявлений от фракций в ходе заседаний больше не будет, и, скорее всего, с осени будет введен порядок Жириновского: «Гайд-парк – «Брюхаловка» – Малый зал. Видно было – спикер доволен: формально не он отменяет думский «час заявлений – час гласности», не он отменяет «площадку для дискуссий», а Жириновский. И дело, судя по всему, давно было заранее решено, сценарий о Малом зале давно написан, только разыгран под занавес сессии. 
И вдруг откуда ни возьмись – Отари Аршба решил внести уточнение для стенограммы:
– В Абхазии очень известное место совсем не «Брюхаловка» называется, а «Брехаловка»! Это разные вещи.
Прервал все эти «изыскания» Николай Коломейцев, координатор фракции КПРФ. Коммунист отметил, что спикеру с Жириновским не времени жалко, а гласность мешает.
– Я засек, – заявил Николай Васильевич, – вы 16 минут потратили ни на что. Никто и сегодня не мешает вам пойти в Малый зал и целый день там выступать. Но не надо наступать на права депутатов. Если кому-то нечего сказать, не выступайте. Думская трибуна – не частная собственность депутатского большинства. 
Коммунисты дали понять, что просто так не сдадутся и будут настаивать на сохранении парламентских десятиминуток. А Жириновский с Володиным сделали свой выбор в пользу «Брехаловки». 

Другие материалы номера