Пора слезать с баррикад – фронт закрывается




Польша действовала в этой ситуации крайне непоследовательно. В тайном голосовании стран-членов глава польской дипломатии Яцек Чапутович поддержал это решение, в свою очередь, наши представители в ПАСЕ единогласно высказались против. Судя по всему, к этому вопросу в Варшаве отнеслись недостаточно серьезно. Между тем указанное событие было не единичным инцидентом, а частью масштабного процесса.

Отношение к России на Старом континенте меняется. Это, однако, не возвращение к прошлому. Изменение подхода к России стало следствием существенных трансформаций, произошедших как на глобальной арене, так и в нашем ближайшем окружении. Формируется «новый мир», в котором многим конфликт с Кремлем кажется все менее осмысленным. Более того, в Москве все чаще видят часть решения, а не проблемы. Игнорировать эти обстоятельства больше нельзя, ведь это ключевой элемент новой ситуации безопасности, в которой Польше придется функционировать в ближайшие годы.
То, что Евросоюз продлил действие санкций до января 2020 года, может склонять к мысли, что он не отказывается от курса на сдерживание России. Однако за внешней стабильностью скрываются подвижки. За две недели до голосования в Совете Европы на проходившем в Петербурге Экономическом форуме немецкий министр экономики подписал договор, предусматривающий увеличение объема экспорта немецких технологий в Россию. На сближение с Москвой идет также вторая ключевая европейская столица. В июне 2019 года Францию посетил Дмитрий Медведев. Консультации премьеров предваряли встречу Макрон–Путин, которая прошла в середине августа в резиденции французского лидера в Провансе. Выбор такого места свидетельствовал о стремлении подчеркнуть, что между главами двух государств существуют близкие личные отношения.
Новый подход к Москве демонстрирует, впрочем, не только Европа, он заметен также на уровне Трансатлантического альянса. Самым ярким примером было беспрецедентное решение Турции, обладающей второй по потенциалу армией в НАТО, купить российский зенитный ракетный комплекс С-400. Вызывающие тревогу знаки подает и наш главный союзник – США. На августовском саммите «Большой семерки» Дональд Трамп предложил вновь пригласить в эту группу Россию, которую исключили из нее после аннексии Крыма.
Изменение подхода к РФ связано не с какими-то преобразованиями в этой стране, которые позволили изменить оценки (насчет путинского режима иллюзий никто не питает), или с ситуацией в так называемом общем соседстве (на Украине, в Белоруссии, Молдавии). Политика Москвы в отношении постсоветских стран, а также ЕС и НАТО, как ни странно это прозвучит, стала сейчас одним из самых предсказуемых элементов международной мозаики. Международные отношения вновь входят в фазу биполярного противостояния, но на этот раз соперниками выступают не Российская империя и Запад, а Китай и США. 
Как показал опрос, проведенный в 2018 году к Мюнхенской конференции по безопасности, главной угрозой для своей страны 49% французов и немцев считают США (Россию таковой назвали 40% и 30% респондентов соответственно). В некоторых западных странах, по всей видимости, люди начинают размышлять так: чем больше у нас проблем с Вашингтоном, тем больше появляется оснований искать решение в сотрудничестве с Москвой.
Если мы хотим обеспечить себе относительную безопасность и основу для дальнейшего экономического развития в «новом мире», нам нужно определиться, с кем мы: с теми, кто защищает правопорядок (на глобальной арене, в Европе, на уровне отдельных государств), или с теми, кто нарушает эти принципы и ставит на первое место верховенство силы. Сейчас Польша пытается усидеть верхом на баррикаде. Мы подставляем себя под удары других, а одновременно ограничиваем свои возможности эффективно отстаивать собственные интересы, в том числе в сфере безопасности.

Катажина ПЕЛЧИНСКА-НАЛЕНЧ, 
экс-посол Польши в Москве

Другие материалы номера