Предпенсионер




Не дав доработать до законного пенсионного возраста 7 месяцев, его уволили по сфабрикованному делу. Такова кадровая политика на Новолипецком металлургическом комбинате.

–В ЦЕХЕ работает две тысячи человек, – рассказывает Алексей Яковлевич. – На тот момент я был самым возрастным. Начальник цеха на 13 лет младше. За два года до увольнения мне предлагали перейти на должность мастера. Но я отказался.
Этот отказ и принципиальная позиция в некоторых производственных вопросах и сыграли злую шутку с Поповым. Сказать, что на добросовестного работника начался откровенный прессинг, это ничего не сказать… Его пытались подловить на любой мелочи. Но и сам Попов не робкого десятка. Он оспаривал дисциплинарные взыскания через комиссию по трудовым спорам. Все удары начальник участка выдерживал стойко. Это еще больше бесило руководство. Они понимали, что так просто Попов не сдастся и не уйдет с должности, несмотря на «политику омоложения кадров». 
Роковыми стали события 2016 года, когда А.Я. Попова все-таки уволили. 
– В один прекрасный день мне позвонили с работы, и пришлось ехать и решать сложившиеся проблемы, – вспоминает сейчас Попов. – Набрав горсть болтов в копровом цехе, я пошел на участок. Меня задержали с этим металлоломом и двое суток продержали в полиции под арестом. В итоге написали: «мелкое хищение». Они пытались оформить ст. 158 УК РФ («Кража»), но никак не могли выяснить стоимость бесхозных болтов, которые были дешевле любого мусора. Полицейский Носиков, который меня задерживал на территории предприятия, через полтора года был осужден за коррупцию и злоупотребление должностными полномочиями, чем он занимался систематически. Вероятно, по моим заявлениям его «взяли в разработку» и вывели на чистую воду. 
После этих событий Попов пытался ограничиться выговором. В начале марта 2016 года Алексей Яковлевич взял больничный лист. Разумеется, после открытия бюллетеня, он не ходил на работу. Были звонки с работы. 
– Суд потом признал, что я не уведомил должным образом руководство об отсутствии на работе, – поясняет Попов. – Хотя я позвонил и сказал, что заболел. Другого установленного законом способа уведомления нет. Через несколько дней мне позвонил начальник и пригласил поздравить женщин с 8 Марта. Я приехал, и меня завели в бюро организации труда и предоставили распоряжение об увольнении. Тут же предложили оставить пропуск. Увольняли по ст. 81 – «Хищение». А в тот момент я был на больничном. Потом, когда дело пошло в суд, они поменяли дату увольнения.
Попову дали час, чтобы покинуть комбинат. На распоряжении он написал, что не согласен. Через неделю был закрыт лист нетрудоспособности, который А.Я. Попов тут же заказным письмом отправил работодателю по почте. У руководства была возможность восстановить Попова на работе, так как срок наложения дисциплинарного взыскания еще не прошел. Но, почувствовав свой вес и силу, администрация комбината пошла методом силового давления. Стали доказывать, что, будучи на больничном, не имея трудоспособности, Попов якобы работал. В ход пошли липовые свидетели, поддельные подписи, несуществующие ранее распоряжения…
– Я как руководитель механического участка заполняю много документов, но они этого не учли, – вновь поясняет Попов. – В суде я заявил, что должна быть объяснительная. Другая сторона тут же предоставила «объяснительную». То есть даже для суда материалы фабриковались. Суд эти нестыковки не принял к сведению, не учел показания моих свидетелей. Другие, вышестоящие, суды не занимались исследованиями документов, а переписывали решение суда первой инстанции. 
Пройдя несколько судов, потратив немало усилий на доказывание своей правоты и непоказного радения за производство, Попов стал обращаться в другие вышестоящие инстанции. Было и письмо президенту. 
«Вы сами рассказывали о случае, когда перед Вами на колени упала женщина и передала записку с просьбой, которую Вы потеряли, – пишет в своем письме президенту А.Я. Попов. – Вы долго сожалели об этом, что не смогли помощь простому человеку, интересы которого для Вас превыше всего. Моя ситуация не менее острая. Увольнение с работы носит унизительный и оскорбительный для меня характер. Судьи, назначенные Вами, не так уж независимы. Право сильного в судах работает однозначно. Особенно в г. Липецке, где градообразующим предприятием является ПАО «НЛМК», с которого я уволен в предпенсионном возрасте. Работодатель в условиях России может уволить неугодного работника без формулировки в связи «с предпенсионным возрастом». Для этого существует множество иезуитских способов: фальсификация прогулов или попытки хищения, как было в моем случае. Со стороны работодателя в суды придет любое число свидетелей и, опасаясь быть уволенными, скажут всё, что потребуют руководители. Никакого правонарушения на комбинате я не совершал. Я был задержан на территории комбината и отправлен в отдел полиции, где провел двое суток. Основанием для задержания явилось мелкое хулиганство. Все двое суток от меня требовали подписать протокол о хулиганстве с угрозой держать до бесконечности долго. Позже появилось дело о мелком хищении. Аналогичные нарушения закона были допущены при попытке восстановления на работе: игнорирование больничного листа, перенос даты увольнения уже уволенного работника, игнорирование письменных доказательств и свидетельских показаний.
Убедительная просьба – не пересылать мое письмо в правоохранительные органы Липецкой области. Так как они вникать в суть дела не хотят. С вашей резолюцией, уважаемый президент, этому делу можно дать новое движение, несмотря на упущенные сроки, с помощью председателя Верховного суда или генерального прокурора РФ. Независимый и честный человек увидит в деле подтверждение всех нарушений, о которых я сказал». 
Вся страна знает, что резонансные дела с Вашим участием быстро и справедливо расследуются. В большей степени на это письмо меня вдохновило дело Ивана Голунова. Когда журналисты не дали в обиду своего коллегу. У меня такой возможности нет». 
Все говорят, что с комбинатом бороться нельзя. Ничего не докажешь, трудно искать правду. Такие же истории происходят с другими работниками комбината, которых решили уволить либо по возрасту, либо за неуживчивость с руководством, либо по причине того, что нашелся более молодой и перспективный работник на их место. И закон, как выяснилось, будет на стороне мощного работодателя – ведущего предприятия региона. 

Липецкий ОК КПРФ

Другие материалы номера