Линия предательства




– В январе текущего года в Совете Федерации была возобновлена и активно подхвачена общественностью дискуссия о соблюдении национальных интересов России в Беринговом море. Речь идет о крайне спорном Соглашении между Советским Союзом и США о линии разграничения морских пространств от 1 июня 1990 года, которое, как следует из его текста, должно вступить в силу после ратификации обеими странами. Вопрос обсуждается уже 30 лет. 
Сенат США, осознавая явную выгоду этого соглашения для своей страны, ратифицировал его сразу же, в сентябре 1991 года, подавляющим большинством голосов под победный аргумент: настоящее соглашение подводит под юрисдикцию США около 70 процентов площади Берингова моря и дает США дополнительно 13 тыс. 200 квадратов морских миль. 
Такая ситуация сложилась в результате выбора для разграничения морских пространств не срединной линии, а границы, указанной в русско-американской Конвенции 1867 года об уступке Аляски и признанной ограничить уступаемой в пользу США императором всероссийской земли. 
Для определения статуса морских пространств изначально эта линия не предназначалась, но была использована в Соглашении 1990 года с существенным территориальным уклоном в сторону США. 
Федеральным собранием РФ до настоящего времени данный договор, именуемый в народе «линией предательства», не ратифицирован, и на ратификацию в Госдуму не вносился. Тем не менее он фактически действует уже 30 лет на основании обмена нотами между министром иностранных дел Советского Союза Шеварднадзе и госсекретарем США Бейкером о временном применении соглашения с 15 июня 1990 года. 
Согласно Федеральному закону «О международных договорах РФ», договора «О разграничении исключительной экономической зоны и континентального шельфа РФ» подлежат обязательной ратификации в парламенте, а временное применение договора возможно на период не более 6 месяцев до его внесения в Госдуму. 
Как видим, нарушена не только норма международного и российского права, но и ущемлены полномочия российского парламента по решению ключевых вопросов в международно-правовой сфере и создан опасный прецедент, когда явно непопулярный в парламенте и в обществе международный договор действует в обход процедуры ратификации. 
Обсуждение Соглашения активно шло в Госдуме в 90-х и начале 2000-х годов. Градус этого обсуждения подсказывал исполнительной власти, что внесение его на ратификацию закончится провалом. 
Так, в феврале 1997 года нижняя палата отклонила президентский законопроект о продлении до 30 июня 1997 года срока временного применения Российской Федерацией соглашения, ясно дав понять свою позицию по данному вопросу. 
14 июня 2002 года Госдумой было принято постановление о последствиях применения соглашений между Союзом Советских Социалистических Республик и Соединенными Штатами Америки о линии разграничения морских пространств 1990 года для национальных интересов России, в котором читаем следующее: 
«Имеются основания квалифицировать соглашение как несбалансированный международный договор, содержание которого ставит под сомнение его соответствие национальным интересам Российской Федерации, в первую очередь в области рыболовства. На отдаленных участках исключительной экономической зоны с США за счет неоправданно уступленной площади исключительной экономической зоны СССР превысило расстояние в 200 морских миль от исходной линии, что противоречит статье 57 Конвенции ООН по морскому праву от 1982 года». По оценкам экспертов, совокупные потери российской рыболовной отрасли, связанные с применением соглашения, составили около 2,5 миллиона тонн рыбы стоимостью свыше миллиард 400 миллионов долларов США. Также в постановлении указано, что в законодательстве Российской Федерации отсутствуют правовые основания неправомерно затянувшегося временного применения соглашений Российской Федерации. 
В 2002 году МИД России в ответ на протокольное поручение Госдумы, инициированное депутатом Тамарой Васильевной Плетневой, признал, что соглашение противоречит интересам России в части потери права на ведение морского промысла на определенном участке в центральной части Берингова моря. 
Также МИД указал, что, в соответствии с распоряжением правительства и президента, данном еще в 1994–1997 годах совместно с Госкомрыболовства, ведутся переговоры с американской стороной по выработке соглашения, которое обеспечивало бы интересы наших рыбаков в центральной части Берингова моря. 
В другом ответе на протокольное поручение Госдумы, инициированное уже мной в декабре 2009 года, то есть спустя семь лет, МИД подтвердил данную позицию, дополнительно указав, что в ходе переговоров перспектив решения главного вопроса о предоставлении российским рыболовным судам доступа в американскую зону по-прежнему не предусматривается. 
Однако, на мой взгляд, 30 лет достаточно, чтобы понять бесперспективность данного довода. Еще неоднократно указывалось на то, что отступление с нашей стороны от принципа деления спорной территории Берингова моря срединной линией поможет нам в стратегическом плане в переговорах по Баренцеву морю с Норвегией, где мы отстаивали секторальный принцип разделения Арктики, а срединная линия для нас была невыгодной. 
Но и эти доводы не оправдали себя в Соглашении с Норвегией 2010 года. Россия не удержала данную позицию, секторальную линию деления морских пространств, и пошла на серьезные компромиссы, негативно оцениваемые многими экспертами. Кстати, ратификация соглашения с Норвегией в Госдуме также не встретила большого энтузиазма. Оно было одобрено лишь партией большинства без какой-либо поддержки оппозиции. 
Реальность показала несостоятельность аргументов сторонников временного применения соглашений между СССР и США, а общий довод о необходимости снижения напряженности и поддержания стабильности российско-американских отношений вряд ли может оправдывать бесконечное применение нератифицированного и невыгодного для России международного договора, от которого отечественная экономика вот уже тридцать лет несет убытки. 
По оценкам экспертов, ущерб от недополучения улова за прошедшее тридцатилетие составил более 150 миллиардов рублей. Однако мы должны подсчитать и ущерб от возможной потери нефтегазовых месторождений и порожденные соглашением потенциальные препятствия в освоении Северного морского пути, что требует от нас срочной работы в данном направлении. 
В конце января текущего года Совет Федерации ведет консультации по вопросам юридического статуса соглашения и целесообразности его применения в будущем. Считаю, что Госдума обязана включиться в данный процесс и работать вместе с профильными органами исполнительной власти через создание совместных рабочих групп в направлении протокольных поручений, привлечения экспертов, обсуждения в рамках правительственных часов, парламентских слушаний и так далее. 
В этой связи считаю неправильным отклонение проекта поручения Госдумы, внесенного депутатами фракции КПРФ, и призываю возобновить в этом направлении активную работу, которую законотворческая палата вела в 90-х – начале 2000-х годов. Фракция КПРФ настаивает на принятии протокольного поручения, в котором поручено комитету по международным делам запросить в МИДе информацию о предпринимаемых мерах по устранению неопределенности правового статуса Соглашения между СССР и США о линии разграничения морских пространств от 1 июня 1990 года, и планируется ли прекращение – временного или постоянного – действия данного соглашения. 

Другие материалы номера