Сталинградский вокзал




Отдельные вражеские части вышли к Волге. 62-я армия Чуйкова была прижата к Волге с фронта и флангов мощной подковой немецко-фашистских войск. Вся группировка противника в составе девяти дивизий со средствами усиления и группы «Штахель», поддерживаемые 4-м воздушным флотом, в котором было около тысячи самолетов, решили во что бы то ни стало взять город. В 62-й армии от бесконечных бомбовых и артиллерийских ударов осталось мало солдат и офицеров, был недостаток боеприпасов и продовольствия. Ставка помогла 62-й армии, измотанной и обескровленной непрекращающимися боями тем, что отправила 13-ю гвардейскую стрелковую дивизию, возглавляемую Героем Советского Союза генерал-майором Александром Ильичом Родимцевым. 

Дивизия была укомплектована хорошо, в ней было около 10 тысяч человек. Но с оружием и боеприпасами было плохо. Более тысячи человек не имели винтовок. Прибывшим оружие и боеприпасы нашли. Переправляли дивизию через Волгу, находившуюся под непрерывным вражеским огнем, 13 сентября, ночью. За ночь удалось переправить 34-й и 42-й гвардейские полки и один батальон. Наступивший рассвет и появление авиации противника помешали дальнейшей переправе. Прибывшие полки 13-й гвардейской дивизии заняли участок обороны в центре города от оврага Крутого до вокзала. На вокзал был отправлен первый батальон 42-го полка, где служил и был командиром наш земляк, родившийся и выросший в Шмаково – Федор Григорьевич Федосеев. 

Четырнадцатого сентября с утра фашисты сжимали батальон с трех сторон. Плохо было с боеприпасами, о воде, еде и сне не было и речи. В поисках воды, в первую очередь для пулеметов, бойцы простреливали водопроводные трубы, откуда по каплям сочилась вода. Комбат Федосеев дал распоряжение подготовить группу автоматчиков для засылки к фашистам в тыл. Восемнадцатого сентября группа бесшумно ушла в темноту. Каждый из бойцов получил пятидневный запас боеприпасов и питания, подробные указания, как действовать в тылу врага. Гитлеровцы были потревожены: кто-то подорвал автомашину, которая только что подвезла боеприпасы; кто-то выводит из строя пулеметные расчеты и артиллерийскую прислугу. Весь день с утра до вечера висят над городом тучи вражеских самолетов. Сыпались зажигательные бомбы, рвались тяжелые фугасы, а группа стрелков действовала. Оставшиеся в здании вокзала сражались. 15 сентября гитлеровцы вновь начали атаку в двух направлениях: на вокзал и на Мамаев курган. Бой сразу принял для прибывших из-за Волги солдат тяжелый характер. Ожесточенные бои развернулись у вокзала. Четыре раза в течение дня вокзал переходил из рук в руки, к ночи остался у Федосеева и его бойцов. 

Гитлеровцы поняли, что город просто так нахрапом не возьмешь, что кусается он очень больно. Бои 14,15,16 сентября 1942 года показали, что истребление захватчиков в развалинах города идет лучше, чем в степях между Волгой и Доном. Несмотря на большое превосходство в силах и технике враг несет неизмеримо большие потери при наступлении по узким улицам и развалинам домов. Земля на улицах города, где шли бои, стала скользкой от крови. 

За 5 дней кровопролитных боев вокзал раз 15 переходил из рук в руки. В ночь на 19 сентября фашисты подорвали стену вокзала и стали наших бойцов забрасывать гранатами. Гвардейцы едва успевали выбрасывать те гранаты обратно через окна. Много защитников вокзала было убито и ранено. К вечеру 20 сентября наблюдатели доложили, что противник перегруппируется, к вокзалу подтягиваются артиллерия и танки. Батальон получил приказ подготовиться к отражению танковой атаки. 

Ночью к нашим бойцам с территории противника перебралась сталинградская женщина и сообщила, что фашисты готовят танковый удар. Она рассказала много ценного о расположении противника. И вот наступило 21 сентября. Этот день был самый тяжелый в судьбе батальона, фашисты при помощи танков и артиллерии бросились в наступление. Немцы ввели в бой все свои средства, все резервы, чтобы сломить сопротивление русских на вокзале. Во второй половине дня им удалось расколоть батальон на две части. Часть батальона и его штаб были отсечены в районе универмага. Фашисты окружили эту группу и пошли со всех сторон в атаку. Завязалась рукопашная. Там штаб батальона во главе со старшим лейтенантом Федосеевым принял неравный бой. Небольшая горстка храбрецов дорого отдавала свои жизни. К ним бросились было на выручку, но фашисты успели подтянуть танки и шквальным огнем сметали все живое. Так погибли командир батальона и его товарищи. Контратаковать вокзал уже не было сил, тринадцатая дивизия Родимцева была измотана, а защитники вокзала погибли. Отступать было некому. Гвардейцы стояли насмерть, отходили только тяжелораненые. Отрезанные от главных сил дивизии, федосеевцы одиночками или группами по 2–3 человека закреплялись в будках стрелочников, в подвальных помещениях вокзала, за перронными путями, под вагонами, и оттуда самостоятельно продолжали выполнять поставленную задачу – били фашистов с тыла, с флангов, истребляли их ночью и днем.

Защитники Сталинграда… Сколько сил, жизней было отдано ими, чтобы отстоять город на Волге, названный потом городом-героем, город, который с августа 1942 года по февраль 1943 года был на устах у людей во всем мире. В самом конце вокзальной стены со стороны перрона есть скромная мемориальная доска, сказано в ней очень мало, но и этот текст бередит душу: «Здесь в сентябре 1942 года насмерть стояли воины первого батальона 42-го гвардейского полка. Окруженные фашистами, гвардейцы под командованием старшего лейтенанта Федосеева Ф.Г. мужественно сражались и погибли, защищая наш город».

До войны Федосеев работал на Залесовском льнозаводе, а в 1937 году уехал на Камчатку, откуда был призван в ряды Красной Армии. На фронте был с августа 1941 года. В последнем донесении в штаб полка за подписью комбата сообщалось: «Нас осталось девять. Все ранены. Драться будем до конца». Больше донесений с вокзала не поступало. Есть предположение, что Федосеев погиб 21 сентября во время рукопашной схватки. Его увидели после гибели у здания музея обороны. Привалившись к стене из красного кирпича, стоял мертвый старший лейтенант Федосеев. Очередью ему снесло полголовы. Он не упал, а замер. Из вытянутой вперед руки даже пистолет не выпал. У здания и внутри него лежало много убитых. Прах его покоится в большой братской могиле на Мамаевом кургане. Рота, которой он командовал, истекла кровью, но враг на ее участке так и не смог проникнуть в вокзал. Назад в полк вернулся раненый  Иван Столетов, он тянул за собой ротного комсорга Хуторного, думая, что он еще жив. Столетов потерял много крови и умер, но успел передать донесение и сказать командиру полка еще несколько слов: «Они остались, велели передать, они остаются». Но Федосеев сказал: «Мы вернемся… Когда-нибудь». 

Информацию о герое войны собирают по крупицам шмаковские ребята из поискового отряда. Переписывались они с сестрой Федора Григорьевича, даже обменялись посылками, был ответ и от брата героя Сталинградской битвы. Сталинград… Много там было и наших земляков, солдат из Залесовского района. Среди них Цишкевич Антон Васильевич, Кожевников Петр Михайлович, Куимов Петр Осипович, Епанчинцев Павел Петрович, Шемпелев Андрей Андреевич, Лысков Василий Акимович, Циганков Николай Никитович, Ножичков и многие другие. Вязов (Елисей) Алексей Петрович родился в 1918 году в Большом Калтае. Призван в армию в августе 1938 года. Служил шофером 115-го танкового полка. Ефрейтор. С сентября 1941 года шофер 21-го автомобильного батальона, с ноября 1941 года шофер 10-го стрелкового полка. С января 1942-го шофер 155-й танковой бригады. Воевал на Сталинградском, Центральном, Втором Прибалтийском, Втором Белорусском фронтах. Участник Сталинградской битвы. Воевал на Курской дуге. Принимал участие в освобождении Прибалтики, Восточной Пруссии. Контужен, ранен. Демобилизован в мае 1946 года, жил в Залесово, работал в СПТУ. Награжден орденами Красной Звезды, Отечественной войны, медалями «За оборону Сталинграда», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией», «За освоение целинных земель», юбилейными.

Тырышкин Николай Семенович родился в 1914 году в селе Малый Калтай. Призван в армию в сентябре 1939 года. Служил на Дальнем Востоке в 34-й стрелковой дивизии. Рядовой, шофер четвертой гвардейской стрелковой дивизии. Участвовал в Сталинградской битве, на Курской дуге, в освобождении Украины, Молдавии, Венгрии, Австрии. Демобилизовали в сентябре 1945 года. Награжден медалями «За боевые заслуги», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За взятие Вены», «За Победу над Германией», юбилейными. Жил в Залесово, работал начальником ПДУ, механиком в ДЭУ-524, ДРСУ. Умер в 2008 году. В 2012 году Россия должна была отметить 2 выдающиеся даты: 200-летие Бородинского сражения и 70-летие Сталинградской битвы. О Бородинском сражении телевизионщики все же не забыли сказать, а вот о Сталинградской битве забыли напрочь. 

А тем временем в Россошках, что под Сталинградом, так называемый Народный союз Германии по уходу за военными захоронениями уже скоро будет 20 лет, как ведет беспардонное наступление на память о советских людях, защитниках Сталинграда. 23 августа, в черный день Сталинграда, немецкие танки севернее города вышли к Волге, а фашистская авиация уничтожила город вместе со значительной частью его жителей. В середине сентября 1942 года захватчики атаковали центр города, в середине октября фашистами была предпринята последняя попытка захватить город, сбросить защитников в Волгу. Это были важнейшие моменты двухсотсуточной Сталинградской эпопеи. Не менее важными были два других этапа: степной оборонительный (с 17 июля по 23 августа 1942 г.) и масштабный контрнаступательный (с 19 ноября 1942 г. по 2 февраля 1943 г.). Первый этап был страшен чудовищными потерями как красноармейцев, так и гражданского населения, 3-й потому, что в декабре 1942 года мог обернуться провалом всей контрнаступательной операции, когда танки Манштейна–Гота с юга пошли на прорыв внешнего кольца окружения армии Паулюса. Немецкий генерал Миллентин в своих мемуарах потом напишет, что исход Второй мировой войны и судьба Третьего рейха были решены окончательно не в Сталинграде, а на мало кому известных степных речках Аксай и Мышкова. Когда в январе 1943 года Красная Армия освободила Разгуляевку, погибшие при ее освобождении советские солдаты были уложены в одну братскую могилу (ее и сейчас можно видеть на площади за зданием железнодорожной станции). К погибшим немцам тогда никто не прикасался, где были убиты, там и лежали. В марте, когда стало таять, их собирали местные жители. 

Прошли годы. В 1952 году канцлер ФРГ Аденауэр высказался примерно так: «Мы признаем всех носителей оружия нашего народа. Мы прежде всего немцы, и мы не будем выяснять, кто из нас, немцев, более других в годы развязанной нами войны уничтожил ненемцев. И мы не намерены, по большому счету, менять свой национальный код нации и отказываться от чувства превосходства над другими народами». Наши власти в лице Бориса Ельцина и его окружения в 2004 году выделили земли Германии для воинского захоронения. Площадь была выделена огромная. Они установили большой черный крест, но не христианский, а крест псов-рыцарей, с которыми сражался еще Александр Невский. Под черным крестом в Россошках лежат убийцы, грабители, насильники, захватчики, поджигатели, детоубийцы и еще можно дать им много-много слов существительных, которые они заслужили. Комиссия во главе с А.С. Чуяновым выпустила в свет книгу-документальные свидетельства злодеяний фашистских варваров на Сталинградской земле. Это акты протоколов под названием «Зверства немецко-фашистских захватчиков во время Великой Отечественной войны в районах Сталинграда и области». Много зла сделали фашисты нашему народу. А сейчас либеральная власть снисходительно отнеслась к страданиям своего народа и к убийцам-захватчикам. Фашистское мемориальное кладбище под Россошкой за деньги ухожено сталинградцами. Фашистов там похоронено порядком 150 000. А наших защитников неподалеку похоронено порядка 15 000, мемориал бедный (на него нет денег, зато для олигархов деньги есть). До сих пор находят кости наших солдат на высотах, в бурьянах, в оврагах. Вот так мы относимся к памяти своих погибших бойцов и так возведены в добродетель, получили залитую кровью наших бойцов землю завоеватели-убийцы. Народ этого властям не простит, пусть везут своих гансов-убийц в свою Германию, пусть освободят нашу землю от этой нечисти.

 

Любовь Николаевна 
ЛЫСКОВА, 

ветеран педагогического труда

 

Ждем Сталина

Будет ли допущен к торжествам великий вождь Великой Победы:

9 мая и Сталин…
Вопрос не впервые поставлен.

Пусть зодчий Победы,
Верховный,
Займет свое место достойно
На фоне парадных колонн,
На стягах священных знамен,
В суровых военных плакатах,
Что в бой поднимали солдата.
И пусть в поздравительной речи
Вклад Сталина будет отмечен.
Да названа будет та сила,
Что наши народы сплотила,
Неся через тыл, через фронт
Призыв «Коммунисты, вперед!»

Так будет на празднике Сталин?..
Вопрос этот принципиален.

О. ДЖИГИЛЬ
г. Краснодар

Другие материалы номера