Небо России закрылось для недругов




Договор об открытом небе (ДОН) был подписан 24 марта 1992 года в Хельсинки. РФ ратифицировала его только через шесть с половиной лет.

 

«Сложно было представить, что мы в этом зале будем денонсировать этот договор», – не скрывал смятения председатель думского комитета по международным делам Леонид Слуцкий. Более сдержанно реагировал замминистра иностранных дел РФ Сергей Рябков, хотя и он не смог скрыть огорчения от происходящего.

 

Наверняка сейчас опытные дипломаты спрашивают себя: а нужен ли был России ДОН изначально? И выходить сейчас из него после США, решивших, что им ни к чему открывать свое небо для контрольных полетов российской авиации, не комильфо. Можно ли было нашим переговорщикам предвидеть подобное фиаско? Наверняка. Америка после развала СССР везде и во всем демонстрирует свое превосходство над Россией и не церемонится ни в чем, будь это ДОН, договоры, касающиеся вооружений, газа, нефти, детей, дипломатических представительств…

 

Договор по небу вызывал у российских переговорщиков немало сомнений. Не случайно на его ратификацию ушло шесть с половиной лет. Но российской капиталистической элите очень хотелось задружить с американцами, поэтому, как бы заокеанские дельцы ни относились к РФ, их всегда у нас заискивающе называют «партнеры».

 

В итоге, изучив ДОН вдоль и поперек, по словам С. Рябкова, российская дипломатия «пришла к выводу, что Договор отвечает интересам безопасности нашей страны и может внести позитивный вклад в информационный баланс».

 

Аргументом в пользу ратификации стало участие в Договоре США и «возможность проведения наблюдательных полетов над их территорией, недоступной для инспекционной деятельности по другим соглашениям и договоренностям». С. Рябков отметил, что «за время действия ДОН РФ провела наибольшее среди всех государств­участников количество наблюдательных полетов, и даже в целях повышения качества соответствующей работы был создан специализированный самолет открытого неба Ту­214ОН, оснащенный цифровой аппаратурой наблюдения». Этот факт, считает замминистра, насторожил США. Прежде они активно продвигали идею перевода ДОН на цифровую основу, «рассчитывая, видимо, реализовать свое техническое преимущество». А когда оказалось, что Россия их опережает, «Вашингтон постарался не допустить полеты российских самолетов с цифровой аппаратурой наблюдения над своей территорией».

 

Далее США, отметил Рябков, с 2017 года стали ужесточать требования к РФ под предлогом мнимых нарушений договора с российской стороны. С тех пор снизилась эффективность российских наблюдательных полетов.

 

В то же время, американская сторона поощряла нарушения Договора Грузией, заблокировавшей проведение наблюдательных полетов в 2018 году.

 

22 ноября 2020 года США вышли из ДОН, подорвав тем самым баланс интересов государств­участников договора. Лишив российские самолеты доступа в свое воздушное пространство, США сохранили возможность получать от своих союзников по НАТО материалы их наблюдательных полетов над Россией.

 

После вступления в должность Джозефа Байдена для РФ ничего не изменилось. Так что оснований оставаться в Договоре у России не осталось.

 

Депутаты дополняли информацию С. Рябкова о не слишком полноценном сотрудничестве РФ с США в рамках ДОН. Андрей Красов привел факты ограничений для России в проведении наблюдательных полетов над территориями ряда стран, участников ДОН. Палки в колеса наблюдательной авиации РФ ставили Франция, Грузия, и, конечно, США. Последние попытки РФ по сохранению Договора не нашли отклика в Вашингтоне.

 

Так что выход РФ из Договора об открытом небе – логичное и правильное решение, оно полностью отвечает национальным интересам нашей страны.

 

России надо укреплять свою экономику, свое государственное могущество, поддерживать народ, тогда все страны будут считаться с РФ, заявляют коммунисты.

 

 

Другие материалы номера