Переход королевы




Есть такие произведения культуры и искусства, которые прекрасно ложатся в рубрику «Агитаторам на заметку». Как правило, такие произведения сами по себе выполнены на весьма высоком уровне, но еще и несут в себе конкретный и понятный политический заряд. В общем-то, практически все искусство или культура, если это, конечно, настоящее искусство и культура, предназначены менять самого человека в сторону гуманизма, а его жизнь в сторону справедливости, и в этом смысле по определению не могут быть вне политики. Всегда смешно слышать утверждения, например, что «спорт вне политики», в то время как происхождение спорта вообще и олимпиад в частности было самое что ни на есть политическое – в Древней Греции спортивные состязания служили своеобразной заменой войны. Или знаменитая канадская серия нашей хоккейной сборной в начале 70-х – в чистом виде политика. Помните тот знаменитый эпизод, когда наша команда проигрывала после второго периода, насколько я помню, 1:4, Тарасов собрал игроков и вместо спортивной «накачки» запел «Интернационал»? Пели и игроки. В результате наши выиграли 5:4. Да и сейчас, когда наших спортсменов заставляют выступать под «нейтральным флагом» или сборную Белоруссии не допускают к футбольным соревнованиям в Европе – что это как не политика, но уже в самом грязном виде?

Правда, я не могу даже представить не то что выступление сборной СССР под руководством Тарасова под нейтральным флагом, но даже чтобы кто-то посмел хотя бы подумать, чтобы нам такое предложить. Как говорят в народе, был бы послан далеко и надолго.

Увы, пришли другие времена и, конечно, я бы с радостью написал про какой-нибудь современный российский сериал, но что-то ничего достойного на память не приходит. Не про «Зулейху» же писать или про недавнюю поделку, сериал ужасов «Пищеблок» про пионерский лагерь, где по сюжету вампиром является старый большевик. Увы, я не шучу. Художественное исполнение этой мерзости такое же убогое, как и его сюжет.

Похоже, что после крушения СССР иностранная творческая интеллигенция не испытывает такого давления со стороны цензуры, как раньше, и иногда выдает не просто фрондирующие западный истеблишмент произведения, а такие, что такого поворота темы не ждешь вовсе. Конечно, после последних церемоний «Оскара» я не удивляюсь наступлению откровенно левого кинематографа, но 7-серийному сериалу «Ход Королевы» (в оригинале The Queen`s Gambit) все-таки удалось меня удивить. То, что американский кинематограф испытывает сильное левое влияние и кинематографическая интеллигенция фрондирует и эпатирует американский истеблишмент, – факт, уже давно очевидный всем. Но сериал «Ход Королевы» просто переходит все границы. Но обо всем по порядку.

Вообще ферзевый, или королевский, гамбит (простите меня, шахматисты, за мою терминологию) – один из наиболее распространенных дебютов в шахматах, когда первой выдвигается пешка, за которой стоит ферзь или королева.

Мини-сериал (потому что занимает всего один сезон) «Ход Королевы», созданный режиссером Скоттом Фрэнком по заказу стримингового сервиса Netflix (это самый популярный сервис по прокату сериалов), стал сенсацией последнего времени, побил мировой рекорд в прокате – только за первые четыре недели его посмотрели 62 миллиона человек, получил любовь зрителей, тотальное признание критиков – 97% положительных рецензий, а также завоевал большое количество призов и премий, в частности, две премии «Золотой глобус», в номинациях «Лучший мини-сериал или телефильм» и «Лучшая актриса в мини-сериале или телефильме» (Анна Тейлор-Джой). Тейлор-Джой также выиграла премию «Выбор телевизионных критиков» в категории «Лучшая актриса в телефильме или мини-сериале» и премию Гильдии киноактеров США за лучшую женскую роль в телефильме или мини-сериале. И это далеко не полный список.

Сериал также вызвал шквал интереса к шахматам, поскольку главная героиня Элизабет Хармон в исполнении симпатичнейшей 25-летней актрисы Анны Тейлор-Джой – шахматистка, чей путь показан с детства до получения титула чемпиона мира. Специалисты шахматного сообщества отметили высокий уровень шахматных партий, которые разыгрываются в сериале, а многие из них просто взяты из знаменитых турниров, хотя события и персонажи в сериале являются полностью вымышленными и не имеют прообразов в жизни.

 

 

***

Отчасти сенсационность сериала нам, зрителям из СССР и сегодняшней России, будет не слишком понятна – для нас женщина-шахматистка не является чем-то экстраординарным. Точно так же, как нам непонятно такое общественное напряжение вокруг движения Black Live Matters. На нашей с вами памяти в нашей стране не подвергались дискриминации никакие меньшинства, не угнетали людей по национальному признаку, женщины имели все права и фактически впервые в мире получили всеобщее избирательное право, декретный отпуск, детские сады, равную с мужчинами оплату труда и возможности для самореализации. Для Запада же, особенно для США, сама мысль о том, что девушка может быть чемпионом мира по шахматам – сенсационное открытие, поэтому некоторые рассматривали сериал как пропаганду феминизма. Разумеется, ничего такого там нет, но есть великолепная постановочная часть, отличный подбор актеров, блестящий сюжет и неожиданная развязка. Видимо, настолько неожиданная прежде всего с политической точки зрения, что Википедия то ли со страха, то ли под влиянием цензуры приводит краткое содержание сериала только примерно до третьей серии.

И, кстати, чтобы уж завершить тему дискриминации, очень правильно, что на идущем сейчас чемпионате Европы по футболу в матче Россия–Бельгия бельгийцы сегодня встали на одно колено в знак уважения BLM – их страна провинилась перед неграми по полной программе, они были одни из самых жестоких колонизаторов. Им есть за что каяться. И правильно, что не встали наши, мы перед неграми точно ни в чем не провинились, наоборот, именно СССР вывел отношение к правам людей всех рас, национальностей и полов на принципиально новый уровень.

Но вернемся к «Ходу Королевы». Действие сериала происходит в США в 50–60-х годах прошлого века. Элизабет Хармон в возрасте 8 лет остается сиротой после того, как ее мама погибает в автокатастрофе и попадает в приют. Кстати, что мне очень понравилось, несмотря на такое трагическое начало, в дальнейшем сериал очень добрый, в нем нет никаких сцен жестокости, никаких издевательств, например, в том же приюте и вообще, похож на сказку. Это, увы, как и вообще что-то доброе, большая редкость для нашего злого и все более озлобляющегося времени.

В приюте Элизабет видит, как сторож, вахтер, а по совместительству электрик и вообще рабочий по всей хозяйственной части Уильям Шейбел играет сам с собой в шахматы, и просит его научить этой игре. Тот сначала пытается ее отговорить: «Девочки не играют в шахматы» (чудно это слышать для нас, для советских людей, не правда ли?), но потом соглашается.

Элизабет усыновляют, и приемная мать в самом хорошем смысле слова заменяет ей родную. С возрастом Хармон стремительно набирает уровень, выигрывая турнир за турниром. В фильме показано, и даже сделан акцент, что в отличие от СССР, где шахматным талантам помогает государство, при капитализме талант должен пробивать себе дорогу самостоятельно и сам искать деньги для не самого денежного вида спорта – шахмат.

Самая сильная школа шахмат в мире – Советская, о чем прямо говорится в фильме, поэтому Элизабет, как и ее другие друзья и соперники в США, учит русский язык – именно на русском издаются наиболее значимые книги и журналы по шахматам. В фильме довольно много времени уделено изучению русского языка, и когда смотришь в оригинале, довольно забавно слышать, как герои почти без акцента для тренировки в машине говорят друг другу по-русски: «Я тебя люблю! Любовь все преодолеет!»

Постепенно Элизабет выходит на самый высокий мировой уровень и ей предстоит матч с чемпионом мира – советским шахматистом Василием Борговым в исполнении, увы, польского актера Мартина Дорочиньского. Я ничего не имею против польских актеров и даже наоборот, но жаль, что не пригласили нашего. Хотя кого из нынешних приглашать? Мне вот из нынешних никто на ум не приходит. Ну да ладно. У Василия Боргова внешность командира отряда времен Великой Отечественной, лицо, как стальное, в самом хорошем смысле слова.

«Он меня подавляет своим спокойствием!» – жалуется Элизабет своему другу Бенни Уотсу, бывшему чемпиону США по шахматам, которого она обыграла. Бенни самого высокого мнения о советских шахматистах: «Русские без труда съедают любого американского шахматиста на завтрак! И знаешь, чем они сильны? Своим коллективным духом! А мы нация индивидуалистов». При этом Боргов и его группа, в свою очередь, самого высокого мнения о Хармон, которая случайно подслушивает разговор о ней в лифте. «Она такая же, как мы – говорит Боргов. – Она талант и сирота, ей приходилось пробиваться самой в этой жизни».

Матч в Париже Элизабет Боргову проигрывает. И начинает готовиться к чемпионату мира по шахматам в Москве. Денег на поездку у нее нет и ей приходится искать спонсоров. Вот тут и начинается прямая политика. Бенни Уотс знакомит Хармон с религиозной консервативной организацией «Крестовый поход». Две представительницы этой организации, к которым в фильме больше всего подходит наше слово «кликуши», приезжают к ней домой. «Мы ведем крестовый поход против коммунизма и атеизма! Вы должны подписать наше воззвание против «Советов» и играть с именем господа!» Хармон читает воззвание и говорит: «Эту злобную чушь я подписывать не буду! Мне не нужна ваша помощь!»

– Но ведь мы финансировали ваш турнир в Сан-Франциско! Вы нам должны! – заявляют религиозные активистки. В ответ Элизабет тут же возвращает им все деньги.

Через некоторое время выясняется, что Госдепартамент США готов взять на себя организацию поездки Хармон в СССР. 1968 год, вместе с Хармон летит представитель спецслужб – соглядатай, который в самолете дает ей жесткий инструктаж: «В Союзе ни с кем не разговаривать, из номера гостиницы не выходить, обо всех разговорах немедленно докладывать мне!»

l l l

В СССР Элизабет Хармон поклонники встречают как родную. Я не шучу – наши люди показаны очень добрыми, открытыми и, разумеется, поклонниками шахмат. Пока Хармон едет из аэропорта в гостиницу «Москва», по дороге видит множество людей, играющих на улице в шахматы. Я, кстати, прекрасно это помню, и те, кто постарше, помнят, у нас действительно принято было играть в шахматы и шашки прямо на улицах, в парках или просто на лавочках.

«Московские» улицы снимали в Берлине, в его восточной части на Карл-Маркс-аллее (нем. Karl-Marx-Allee – аллея Карла Маркса). Специально для наших российских «декоммунизаторов» – улица в Берлине называется так и сейчас. Википедия пишет про нее: «Карл-Маркс-аллее известна монументальными жилыми зданиями в стиле социалистического классицизма, построенными в 1950-х годах. Жилые дома на Карл-Маркс-аллее строились как «дворцы для рабочих» и были призваны отражать мощь инженерной мысли в ГДР». Не удивительно, что архитектура действительно похожа на сталинскую Москву. Опять же, очень жаль, что не снимали эту часть сериала в Москве.

Элизабет выигрывает игру за игрой, после каждой победы любовь к ней поклонников растет, толпа, которая ее встречает, все больше и больше. Это сильно раздражает ее соглядатая, он грубо вырывает Хармон из рук поклонников, которым она раздает автографы и просто пытается разговаривать. При этом каждый вечер спецслужбист допрашивает Хармон, не общалась ли она с кем-то помимо него.

И вот финал. Элизабет Хармон против Василия Боргова. Тяжелейший матч длится два дня. Боргову помогают ведущие советские шахматисты. Но и Хармон по телефону помогают ее друзья, прежде всего Бенни Уотс, который говорил, что русские сильны своим коллективизмом. Кино не было бы кино, если бы завершилось по-другому – Хармон все-таки обыгрывает Боргова. И поразительно – Боргов обнимает и поздравляет ее, он ни в коем случае не видит в ней врага, наоборот, восхищается ее талантом. Все шахматисты и просто зрители устраивают ей овацию. Хармон просто счастлива!

Следующая сцена – Элизабет едет в аэропорт вместе со своим соглядатаем, который снова ее инструктирует: «Ты надрала задницу Советам, это отлично! (извините, но так в оригинале. – Прим. авт.) Теперь ты должна встретиться и сыграть с президентом США. Потом состоится встреча с диссидентами, вот список тем, которые ты должна с ними обсудить». Сотрудник спецслужб протягивает ей листок. Хармон читает его с явным отвращением и кричит шоферу: «Остановите машину! Я хочу пройтись». Выскакивает из машины под крик соглядатая: «Мы опаздываем на самолет!»

Хармон стремительно уходит от него и идет по московским улицам с улыбкой на лице. Через некоторое время она подходит к большой группе пожилых людей, которые прямо на улице играют в шахматы за множеством столиков. Люди начинают кричать: «Это же Лиза! Лиза Хармон!» Ее обступают, обнимают, все радуются. Прямо показано, что Хармон попала к своим. Хармон подходит к столику, на котором старик в исполнении нашего советского актера Юозаса Будрайтиса уже расставляет фигуры. Будрайтис выбран и загримирован так, что похож на Уильяма Шейбла, рабочего из приюта, который учил Элизабет шахматам.

Элизабет садится за доску. «Сыграем?» – говорит она своему партнеру по-русски.

И остается в СССР.

Другие материалы номера