Под угрозой Исеть и люди




«Советская Россия» постоянно рассказывает о том, как бездумно, варварски уничтожаются реки России, и в первую очередь – Урала. Некогда кристально чистые, они отравлены технологическими отходами. Уже исчезла рыба, сейчас уходят животные… Еще совсем недавно местных жителей кормили лес и река Исеть: тут был зверь, а в чистой воде – много рыбы. Люди пили прямо из реки некипяченую воду. Иголку кинешь на отмель – и потом за несколько секунд ее найдешь – вода как слеза была. Но сейчас это все исчезло из-за грязи и отравы, которые прямыми потоками текут в реку.

Виктор Астафьев писал: «Урал – вот край редкий, почти единственный в России по красоте природы и богатству ее и разнообразию, край, который ожидает к себе туристов, чтобы дать им неисчислимые наслаждения, чтобы доставить им редкие удовольствия и показать – насколько богата, насколько очаровательна, насколько разнообразна его природа…»

Увы, наслаждаться красотами Исети уже опасно для здоровья. Ее отравили. Об этом наш материал…

 

В городе Катайске Курганской области из-за нехватки денег выключили очистные сооружения и начали сливать канализационные стоки прямо в реку Исеть. Жители сел ниже по течению задыхаются от зловонного смрада и пишут письма в прокуратуру. Пока толку от жалоб нет, хотя исправление ситуации оценивается в 1,2 млн рублей. Чиновники уже отправили заявку на эту сумму в правительство области. Ответа ждут… Запретить до этого срока катайцам ходить в туалет и сливать помои они не могут. Ситуация чем-то похожа на средневековье, когда в городах отходы выбрасывались из окон прямо на головы прохожим.

«Около двух недель назад в целях экономии электроэнергии, видимо, они воздуходувку отключили. Теперь канализационные воды, которые поступают к нам от города на очистные сооружения, просто сливаются дальше, в пойму реки Исеть. Коллектор давно развален, все стоки просто идут под берег как есть», – рассказывает работница предприятия «Водоканал» в Катайске Надежда Варывдина (имя и фамилия по просьбе собеседницы изменены, другой работы в этом маленьком городке просто нет).

Она говорит, что отработала в городском ЖКХ около 20 лет и ни разу не видела еще такого ужаса: «Один раз коллектор протекал, но тогда пригнали массу техники и мигом все сделали».

«Это настоящая катастрофа. Так и до эпидемии недалеко. При такой жаре, как сейчас, все быстро разлагается, ужас, что может быть», – настаивает женщина.

Ниже по течению Исети стоят села Заречье, Боровское, Верхний Яр и один из главных туристических объектов Зауралья старинный городок Далматово. «Местные жители бьют панику. Для них Исеть единственный водоем. Они фотографировали весь ужас, в который превратили реку, выкладывали в соцсети, задавали  вопросы. Но ни ответа им, ни привета», – продолжает Надежда.

Катайск был основан в 1655 году. Острог на землях башкирского племени катай поставил боярский сын Панкратий Перхуров. Тогда Катайск играл важную роль на пути из Сибири в европейскую часть государства. Не зря его выстроили на реке Исеть, составляющей часть Трансуральского водного пути между бассейнами Оби и Волги. Сейчас Катайск – небольшой районный город с населением 12 тыс. человек.

Поле в пойме Исети, на которое бурным потоком изливается вонючая жижа, находится в нескольких десятках метров от мемориала пожарным, погибшим здесь в 1952 году при подрыве вагона со взрывчаткой. Памятник установили в 2012 году на Боровском кладбище. Очистные сооружения «Водоканала» расположены в 600 метрах отсюда. «Аромат» вокруг такой, что организм непроизвольно воротит.

«Станция аэрации там, за холмом. Это основное звено очистных сооружений. Воздуходувки подают горячий воздух на аэротэнки, такие бассейны-отстойники для сточных вод. В аэротэнках у нас развивались бактерии, которые очищали канализационные стоки, без горячего воздуха они гибнут», – проводит технический ликбез по пути к месту разлива фекальных вод Надежда. Говорит, что определить, работают ли воздуходувки, очень просто: «гул от электродвигателей стоит». Забираемся на холм и прислушиваемся – тишина.

Через сосновый бор по берегу Исети доходим до остатков разрушенного коллектора, откуда сточные воды разливаются по пойме. Вокруг все перекопано, валяются обломки бетонных труб и каких-то металлических крепей. На земле подтеки мазута. По всему видно, что здесь что-то когда-то пытались ремонтировать. Надежда подтверждает: прогнивший коллектор обрушился еще в прошлом году. Его пытались восстановить своими силами, но безрезультатно.

«Водоканал» около девяти лет банкротила администрация Тюмени. Они просто высасывали организацию, продав все что можно – технику, здания», – объясняет спутница неудавшийся ремонт.

К нынешнему и. о. директора коммунального предприятия Павлу Неугодникову есть немало претензий. Кроме отключения воздуходувок, были изменены трудовые договоры. «Убирают нам «вредность», а это 12% к окладу ежемесячно, спецжиры – это в магазинах товаром на 400 рублей в месяц и еще 12 дней к отпуску. Документы уже на подписи», – поясняет Надежда. Средняя зарплата сотрудников ООО «Водоканал», по ее словам, 15 тыс. рублей в месяц. При таком уровне дохода любые сокращения воспринимаются крайне болезненно.

Коллеге Надежды, слесарю канализационной насосной станции Юрию Задорину, уведомление об изменении трудового договора вручили на днях. «По их бумагам мы теперь на курорте находимся – Катайские минеральные воды», – ворчит пожилой мужчина. Потом приглашает в свою бытовку: «мужики, посмотрите в каких условиях обитаем». Помещение поражает убогостью обстановки.

Станция построена в 1969 году и с тех пор не перестраивалась. Зимой, по словам сотрудников, вода на полу превращается в лед. С учетом массы оголенных проводов выглядит крайне опасно. Внутри насосной станции стоит тот же зловонный запах, что и у сломанного коллектора. Провожатые показывают дыру на потолке – раньше там стояла приточно-вытяжная вентиляция. Много лет назад ее электродвигатели были сняты и бесследно исчезли в недрах какого-то пункта приема металла. Новых не купили, поэтому дышат, чем есть.

Свои претензии сотрудники катайского «Водоканала» изложили в коллективном обращении к местному прокурору Сергею Ганшевскому. «Весь лес там засрали и поля. Люди в деревнях ниже по течению задыхаются. Только руководству нашему, похоже, по барабану все это, никого не боятся», – говорит Юрий Задорин.

«Вода у нас со скважины, туда пока не достало вроде бы. А вот от речки запах идет, особенно по ночам очень сильный. Все прямо в Исеть спускают. Мы как-то около пяти утра в храм шли, так дышать вообще невозможно было», – говорит пенсионерка Галина Даниловна с улицы Исетской.

Ее соседка, многодетная мать Евгения Вествальская, негодует, что зловоние начали чувствовать еще в апреле: «Я сначала думала, да что это такое со станции к нам несет?! А потом понятно стало, что это от реки уже пахнет. Чем ближе к ней идешь, тем запах сильнее становится». 

По ее мнению, основные сбросы ведутся по ночам. «Муж как-то в 11 часов вечера открыл окно, вообще невозможно – душнина одна», – пояснила женщина. Она одна из первых подавала в прокуратуру заявление с просьбой разобраться в происходящем. «Ответили, что идет проверка и что письмо отправили в департамент куда-то в Курган, чтобы тоже подключились», – добавила Вествальская.

Исеть протекает всего в нескольких десятках метров от ее участка. Вода в реке кислотного темно-зеленого цвета и сильно пахнет фекалиями.

Происходящее – угроза всем, кто живет ниже по течению Исети. Реки, которая несет свои воды по Свердловской, Курганской, Тюменской областям, впадающей в Тобол и далее питающей Обь. Мизерная финансовая проблема грозит масштабной экологической катастрофой целому ряду регионов.

Согласился прокомментировать происходящее глава Катайского района Глеб Морозов. Он много раз выезжал на место ЧП и сейчас фактически курирует ситуацию. «Весь технологический процесс сейчас нарушен. Сначала думали, что «Водоканал» справится своими силами. Завезли материал, попытались сделать, но когда начали рыть, то обнаружилось, что вода за этот период просто растворила водовод», – согласился Морозов.

Масштабы экологической катастрофы, разворачивающейся на берегах Исети, представить пока сложно. Ясно, что природе нанесен еще один смертельный удар. И количество таких ударов, носящих откровенно техногенный характер, по всей стране растет в геометрической прогрессии. «Советская Россия» множество раз рассказывала о том, в каком критическом состоянии находится вся коммунальная инфраструктура страны. Увы, время лишь подтвердило, наши самые мрачные прогнозы…

 

Другие материалы номера