Динамизм интеграции




Дан старт объединению России с Белоруссией. На переговорах Владимира Путина с главой Белоруссии Александром Лукашенко в Москве лидеры согласовали 28 союзных программ, создающих единые рынки и условия в различных отраслях. Они должны сдвинуть с мертвой точки процесс интеграции, который был в тупике более 20 лет. Большую роль в достижении договоренностей сыграли западные санкции, отмечают эксперты.

В начале встречи с Лукашенко Путин отметил, что сам его попросил приехать в Москву, чтобы подвести итоги работы «по формированию программ развития Союзного государства». Договор о его создании был подписан еще в 1999 году, но активная работа началась около трех лет назад – сначала велась разработка 31 дорожной карты, затем уже 28 союзных программ. «Нам нужно с вами сверить часы, поставить точку по некоторым вопросам и дать возможность правительствам в самое ближайшее время – по-моему, завтра они уже собираются в Минске – финализировать некоторые из этих договоренностей», – подчеркнул Путин перед переговорами. Лукашенко согласился, что принятие программ станет «прорывом».

Переговоры Путина и Лукашенко в формате тет-а-тет длились более трех часов. На последующей пресс-конференции российский лидер назвал их «насыщенными и конструктивными». Лидеры договорились о сохранении в 2022 году низкой цены на российский газ для Белоруссии – 128,5 доллара за тысячу кубометров (тогда как цена на газ на европейском рынке составляет 650 долларов за тысячу кубов), о выделении кредитов (до конца 2022 года Россия выдаст еще около 630–640 млн долларов). «И сегодня хотел бы с удовлетворением отметить, что согласованы все 28 программ», – подчеркнул Путин. Речь, в частности, шла о следующем:

– О формировании единой денежно-кредитной политики, валютном регулировании;
– О единых подходах в законодательстве в области трудовых отношений, социальном страховании, поддержки пенсионеров и семей с детьми;
– Об интеграции национальных платежных систем и создании общего платежного пространства;
– О создании равных условий деятельности для хозяйствующих субъектов двух стран;
– О построении единых финансовых и энергетических рынков и транспортного пространства;
– О формировании общей промышленной и сельскохозяйственной политики;
– Об общих принципах взимания косвенных налогов.

На этом планы России и Белоруссии не останавливаются. В ходе пресс-конференции Путин намекнул на возможность создания единого парламента Союзного государства для регулирования экономики. «Я не исключаю, что таковой может быть создан, но для этого нужно, что называется, подрасти», – сказал президент РФ. Лидеры не отвергли и идею создания единой валюты в будущем, когда для этого будут созданы условия. Лукашенко, в свою очередь, критикуя рассуждения о том, «что кто-то кого-то поглотит», добавил, что страны могут пойти и на еще более тесное сотрудничество.

«Я недавно сказал: мы достаточно умные люди, и если нам понадобится иметь абсолютно тесные отношения еще мощнее, чем в унитарном государстве, мы это сделаем элементарно», – заявил Лукашенко.

Из всей серии переговоров, посвященных созданию Союзного государства (только в 2021 году их было четыре), прошедшая встреча стала первой, которая закончилась общей пресс-конференцией. Впервые за много лет вопрос создания Союзного государства сдвинулся с мертвой точки. В последние годы интеграция, по сути, находилась в тупике, в ряде сфер происходила дезинтеграция, которую стимулировали торговые споры, разница в масштабах экономик и попытки Минска балансировать между Россией и Западом.

Отсутствие понятных правил интеграции приводило к проблемам и выяснению отношений. Все последние годы процесс увязал в разной интерпретации договоренностей. Задача в том, чтобы создать некую рамочную систему. Понятно, что нужно еще принять различные договоренности, изменить внутренние законы. Но согласованные программы создают определенный каркас и план действий, который позволит контролировать процесс, понимать, кто какие шаги сделал и насколько выполняет договоренности.

«Главный вопрос – будет ли единая валюта и единый эмиссионный центр. Судя по заявлениям, – да. Если так, то это, конечно, «финансовое присоединение» Белоруссии», – написала в своем телеграм-канале политолог Татьяна Становая.

Процесс интеграции тормозила и позиция Лукашенко, который еще в 2020 году критично высказывался об идее Союзного государства и требовал соблюдать «железобетонный принцип – равные условия для людей, предприятий, государств». Политолог, доцент МГИМО Кирилл Коктыш считает, что «было бы удивительно, если бы никто не торговался, ведь речь идет о национальных интересах двух независимых государств». Но, по его мнению, западные санкции в отношении Белоруссии сделали Минск более сговорчивым.

«Санкции способствовали интеграции. Когда Запад ставит целью смену режима, то логично, что это вызывает ответную реакцию в виде укрепления всех возможных рубежей», – сказал Коктыш. Аналогичной меры придерживается эксперт по Белоруссии Дмитрий Болкунец.

Выгоду от интеграции получит и Россия. Речь идет и об экономических, и о стратегических бонусах. Если мы говорим о реальной экономической интеграции, то для России это дополнительный рынок сбыта различной продукции на 9 млн человек, создание совместных предприятий и расширение присутствия российских крупных концернов в Белоруссии.

 

Другие материалы номера