Медведи не летают




1.

1 декабря 2021 года исполнилось 20 лет политической партии «Единая Россия». К своему юбилею именинница подходит не в самом лучшем состоянии. Рейтинг ее упал до рекордно низкой отметки – 27%. А может, и ниже. Ее одиозным именем на выборах уже избегают пользоваться даже президент и московский мэр. На прошедших выборах в Думу она вроде бы победила, но все ведь понимают, что эта победа достигнута за счет величайшего напряжения административной машины (за «ЕдРо» заставили проголосовать всех, кто как-либо зависел от власти – от пациентов больниц до заключенных тюрем) и невиданных в новейшей истории России фальсификаций (в Москве были вынуждены отменить победы оппозиционных кандидатов и вбросить массу «электронных голосов»). На оппозиционных митингах портреты депутатов-единороссов носят с подписью «Доска позора», а чтобы узнать, что думают о партии власти широкие народные массы, достаточно посетить любой из форумов интернета. Даже самые мягкие эпитеты, которыми там награждают эту партию, я привести здесь не рискну.

А ведь так было не всегда. 20 лет назад, когда эту партию только создали, на нее возлагали много надежд. Это вообще было время больших надежд, которые потом обернулись большими разочарованиями…

 

2.

Помню, 31 декабря 1999 года наша семья готовилась к новогоднему празднику. Раздался телефонный звонок. Знакомый взволнованно кричал: «Телевизор включи! «Пьяница» ушел!» «Пьяницей» он неизменно называл первого президента РФ…

Я нажал на пульт – и на экране возникло опухшее лицо «Борисниколаича». Едва выговаривая, только теперь уже явно от лекарств, он с узнаваемым уральским оканьем тянул: «Про-о-стите, доро-о-гие россияне!». Прощать этого предателя, разрушившего нашу общую Родину – СССР, чтоб забраться в кресло руководителя РСФСР, я лично не собирался (впрочем, как и он винился, уверен, не всерьез). Становилось ясно: кончилась одна эпоха, началась совершенно другая. Так мне казалось тогда. И миллионам россиян так же. Как мы все ошибались!

На предвыборных экранах стал каждый день мелькать преемник, назначенный Ельциным, – молодой, решительный «менеджер», как он называл себя, а не разжиревший перевертыш из партноменклатуры вроде Гайдара. Он развил бурную деятельность с неожиданными ходами. Вернул мелодию советского гимна. Назвал распад СССР «величайшей геополитической катастрофой». Стал умеренно поругивать Запад, в котором россияне уже порядком разочаровались. В 90-х многим из нас мнилось, что Запад – филантроп, горячо мечтающий помогать. Оказалось – ловкий и бездушный делец. Преемник Ельцина обещал приструнить олигархов, «мочить в сортире» бандитов… Как тут не оттаять сердцам тем, кто все 90-е ходил на красные митинги, кричал: «Банду Ельцина под суд!», с ненавистью вырубал киселевское НТВ, поливающее грязью советское прошлое (кстати, преемник и НТВ разогнал).

Неудивительно, что за него в 2000-м проголосовало большинство. Ведь в поворот власти поверили не только простые избиратели. Бывшие заметные фигуры – лидеры и идеологи Народно-патриотического союза переходили на ее сторону! Страстный редактор героического «Завтра» напечатал огромное интервью с Чубайсом и пообещал нам «Пятую империю». Постепенно складывался серьезный культ нового президента – с восторгами девушек и дедушек на встречах с народом, культ, умело управляемый политтехнологами из администрации, накачиваемый поставленным под полный контроль телевидением.

Раздавались, впрочем, и тревожные «звоночки», к которым нужно было бы прислушаться. Новый президент на встречах с представителями крупного бизнеса неоднократно повторял, что «пересмотра итогов приватизации не будет». Простые люди, видевшие в нем борца с олигархией, будто не слышали! В 2001-м он подписал закон о пенсионном фонде, по которому обычные граждане (не силовики и не чиновники) лишались государственного пенсионного обеспечения. Протест московских пенсионеров лишь несколько оттянул болезненный секвестр. Потом последовали призывы переходить от бюджетной к страховой и коммерческой медицине…

Президент подписал закон о политических партиях, фактически закрывший путь для регистрации малым партиям. Все кричали: «Пускай, объелись этой «демократии»» А вскоре, после «болотного протеста», был предпринят обратный маневр. К выгоде той же партии власти…

Он закрыл нашу станцию слежения на Кубе и военную базу во Вьетнаме, приказал утопить станцию «Мир», цинично отреагировал на уничтожение нашей подлодки «Курск» натовской субмариной. Все шептались: «Это хитрый план, вот увидите, он им ответит!». Он наконец открыто заверил «западных друзей»: «Восстановление СССР – это «сапоги всмятку»! Внезапно возлюбивший его народ понимающе подмигивал: это все, чтоб враги не догадались.

В атмосфере этой искусственно поддерживаемой политической истерии и развивалась «Единая Россия».

 

3.

«ЕР» появилась в результате слияния двух объединений – «Единства» и «Отечества – всей России». Объединение «Единство» возглавлял молодой Сергей Шойгу, бывший на должности министра по чрезвычайным ситуациям. Поскольку вся российская жизнь в то время (впрочем, как и сейчас) состояла из «чрезвычайных ситуаций», МЧС было весьма популярным ведомством. Лидерами блока «Отечество – вся Россия» стали экс-премьер Примаков и мэры двух столиц Лужков и Яковлев. ОВР включала в свой состав «региональных властителей» вроде первого президента Татарстана Шаймиева. Первоначально шансы ОВР были выше шансов «медведей» («косолапый» сразу стал символом «Единства»). За распиаренного Шойгу были готовы отдать голоса лишь 4% россиян. Тогда российское телевидение развернуло целую войну против регионалов. Особенно отличился ведущий аналитической программы на ОРТ Сергей Доренко, который доходил до прямых оскорблений Лужкова, его жены Батуриной и обвинений их в уголовных преступлениях. Понятно, что Доренко делал это не по своей инициативе. Он был лишь орудием. За ним стоял всесильный «серый кардинал» российской политики 90-х и начала «нулевых» Борис Березовский – хозяин канала ОРТ.

В конце 2001 года война сменилась миром. Тогда казалось, что этот союз логичен. Регионалы выступали за федерализм, который просто необходим  такой сложной и неоднородной стране как Россия. Именно из-за ее сложности ею невозможно управлять «в ручном режиме» из столицы. Нужно и самоуправление на местах, где лучше знают, что творится у них «на земле». Федералы же выступали как гаранты единства того, чтоб центробежные уклоны не становились слишком сильными и опасными.

Интересно, что «Единая Россия» поначалу появилась действительно как политическая партия. Первоначально у нее была даже какая-никакая, а идеология. Туда вступали не только чиновники. В середине 2000-х в партии их было лишь 13%. Большинство же составляли бюджетники и пенсионеры (они и до сих пор остаются все более тающей социальной базой казенного «здорового консерватизма»). Конечно, многих из бюджетников туда просто загнали, но немало имелось и людей наивных и доверчивых, благостно воспринимающих красивые лозунги: «Мы верим в себя и в Россию», выдвинутый в 2003-м «Россия, вперед!», «Сохраним и приумножим!», провозглашенный в 2009-м. После пенсионного «улучшения» 2018-го они целыми коллективами будут выходить из партии.

Идеологией партии был объявлен центризм и консерватизм. Главная идея состояла в том, что после «тяжелых 90-х» пришла «стабильность» – мол, ее надо сохранить, чтоб укрепить страну (которую до того – методично разваливали), возродить армию, промышленность, наладить отношения с бывшими советскими республиками и утвердить роль  России в СНГ и в мире.   Сама по себе идея вполне привлекательная и она находила в обществе множество сторонников, не только среди мелкой буржуазии (которая в значительной части, кстати, сразу была настроена скептически по отношению к новому лидеру), но и среди трудящихся – вспомним поведение рабочих уральского завода во время событий на Болотной в Москве.

В «Единой России» в годы ее буйной молодости поначалу разгорелись и  споры, обсуждения программ. Я не являюсь сторонником этой партии и критиковал ее и ее программу и в лучшие для них времена. Но то, что «Единая Россия» поначалу была другой – факт, который невозможно отрицать.

В 2000-х в партии возникли дискуссионные клубы, как, например, «Клуб 4 ноября» (один из руководителей – журналист Фадеев), государственно-патриотический клуб (декларацию о его создании подписали режиссер Михалков, министр Фурсенко), Либеральный клуб (одним из его лидеров был адвокат Макаров).

Появились даже разные крылья у «ЕР» – правое, консервативное и левое, любящее поговорить о социальной справедливости. Левых попытался возглавить бывший профсоюзник Андрей Исаев, правых – депутат Плигин.

Но не тут-то было! Председатель высшего совета «ЕдРа» Грызлов, прославившийся фразой «парламент не место для дискуссий» и здесь выдал афоризм, достойный лавров такого отечественного «Цицерона», как Виктор Степанович Черномырдин. Он сказал: «У медведей крыльев нет, они – не летают». Смысл этого заявления вскоре стал ясен. Способность летать нужно было понимать как метафору самостоятельной живой осмысленной политической работы.

Но власти не нужны были искренние, идейные сторонники,  ведь им пришлось бы объяснять и оправдывать курбеты высших лиц: сегодня они заявляют одно, а завтра – другое… Пришлось объяснять бы, почему под словеса о патриотизме и державности министрами становятся проворовавшиеся бизнесмены, почему даже после объявления конца былого лихолетья народ продолжает бедствовать, а число олигархов лишь растет…  Идейные ведь народ сложный – не соглашаются с начальством, спорят, отстаивают свое мнение… От них стали без сожаления избавляться. Причем это началось еще задолго до «пенсионной реформы». В интернете на сайте «Проза.Ру» есть показательная статья, даже открытое письмо одного из старейших «идейных» единороссов – журналиста и писателя Станислава Афонского. Называется оно «Почему я вышел из «Единой России» и опубликовано еще в 2012 году.

«Не внушает никакого почтения организация, – признавался Афонский, – ставящая во главе обороны торговца мебелью – «табуреточника», как его прозвали в армии; здравоохранения – бухгалтера-финансиста; образования – губящего это образование в корне «реформатора»… Причем это не ошибки, а система. Теперь еще и указ президента о ротации чиновников, который поможет им уходить от любой ответственности за содеянное, каково бы оно ни было… Особенно интересна «борьба с коррупцией». Ведь практически все попавшиеся на получении взяток или на хищениях начальники, о которых сообщают СМИ, – члены «ЕР»…

В 2018-м люди стали уходить из «Единой России» целыми коллективами.  Многие из них выступали с публичными заявлениями, где повторялись горькие слова, похожие на слова из письма Афонского. «Я в «Единой России» – один из старейших членов в нашем районе, – сказал он журналисту «Собеседника». – Можно сказать, я стоял у истоков создания районного отделения «ЕР». Вступал не ради карьеры или каких-то льгот, а потому что верил. Это был 2002 год, тогда казалось, что жизнь будет лучше и партия нам поможет…». Он сообщил о критической ситуации в своем селе: «Есть, кто живет нормально, но подавляющее большинство – на черте бедности. Я сам уже 5-й месяц не получаю зарплату. Мои сотрудники тоже третий месяц сидят без довольствия». А вот в «родном» «ЕдРе» дела обстоят совсем по-другому: «Зато на партийных заседаниях обсуждается, как все хорошо. Все со всем согласны, дружно голосуют… А когда показали результаты голосования по пенсионной реформе в Госдуме, мне стало и страшно, и стыдно. …Как можно было принимать такой закон? Я даже по нашему селу вижу: редко кто доживает до 60… Я просто не смогу в такой партии остаться…»

В Новгороде депутат Андрей Ломанов, состоявший в «ЕдРе» 12 лет, публично вышел из партии после нежелания коллег по фракции в заксобрании поддержать законопроект о повышении выплат матерям с первым ребенком. Он сказал о состоянии в партии: «Связь с избирателями практически потеряна, отсутствует внятная позитивная повестка. Проблема в отрыве руководства партии от населения, от реальных нужд и забот людей, большей частью отсутствие желания вникать в их проблемы и предлагать пути решения. В последнее время значительная часть законодательных решений, ухудшающих положение наших граждан, принимается исключительно благодаря большинству «Единой России».

И таких региональных депутатов было немало.

В 2018–2019 гг. стали переломными для «Единой России». В этот период «Единую Россию» покинули люди честные, неравнодушные, идейные. Те, кто поверил в слова Путина в начале 2000-х, в то, что президент со своей новой командой пришел, чтоб возродить страну после разора 90-х. Что он желает вернуть хоть что-то хорошее, что было в советскую эпоху. Что он желает и главное – способен поприжать жадную олигархию, сделать жизнь народа легче… Кто поверил наконец, что президенту и его команде нужна народная партия в качестве поддержки…

Мы-то с вами, понимаем, читатель, что изначально не могла стать народной партия, созданная олигархами как подспорье олигархической верхушке произвести транзит власти таким образом, чтоб интересы крупного бизнеса не пострадали. Но не все отличались таким ясным пониманием…

А кто оставались в партии «Единая Россия»? Кем заменили ушедших? Конечно, замену быстро нашли. На место «идейным» пришли  на все готовые чинуши, которые всегда голосовали так, как им укажут, потому что никаких убеждений у них не было и нет, кроме желания при всех режимах вкусно есть и сладко спать и страха, что их привлекут за их неблаговидные делишки. А внизу – на все согласная апатичная масса безропотных бюджетников, из желания сохранить место и получить подачку, подыгрывающая циничной верхушке. Их усилиями и принимались антинародные законы последних лет, их усилиями была произведена неслыханная фальсификация выборов…

Итак, история политической партии «Единая Россия», юбилей которой сегодня собрались праздновать большие начальники, в сущности, тогда – в 2018–2019 – и закончилась. Теперь на ее месте имеется лишь раскрашенная политическая конструкция, которую при необходимости приводят в движение циничные политтехнологи – высшие чиновники.

 

4.

Недавно политолог Борис Кагарлицкий  правильно заметил, что очень глупо сравнивать «Единую Россию» с КПСС, как это давно уже делают критики власти из стана либералов. КПСС, действительно, была правящей партией. У нее была четкая и ясно сформулированная идеология. На ее съездах обсуждались планы по развитию страны, выдвигались и утверждались руководители государства. Леонид Ильич Брежнев и Юрий Владимирович Андропов были лидерами Советского Союза, потому что они были членами КПСС, а не были членами КПСС, потому что были лидерами.  В случае «Единой России» мы имеем второй вариант. Это просто организация, в которой должны состоять все начальники – от директора завода до министра, также крупные бизнесмены и разного рода знаменитости вроде режиссеров и спортсменов. Впрочем, для президента сделано исключение. Несколько лет назад он объявил, что не член «Единой России». В общем-то правильно: лидер наций должен стоять над партиями. Но единороссы продолжают клясться его именем и называть человека, который в их партии не состоит, своим вождем. Да и президент, видимо, забыл о своих словах десятилетней давности, приезжает на съезды «ЕдРа», причем не в качестве почетного гостя, а в качестве начальника, открывает эти съезды, даже не спросив согласия председателя партии… Просто театр абсурда какой-то, во что превратилась российская политика.

В числе лидеров современной якобы «правящей партии» люди, которые совершенно явно не входят в круг близких знакомых президента и не могут никак влиять на принятые решений высшей властью. Вы поставьте рядом глав бюро секретариата «Единой России» – Грызлова, Воробьева, Азарова, Мединского и, например, «скромного нефтяника» Сечина с его реальными возможностями. Да и председатель партии Медведев является значимой политической фигурой вовсе не потому, что он возглавляет «Единую Россию»…

Так что же такое «Единая Россия», если не правящая партия, да и не партия вовсе? Она, как уже говорилось, – сообщество послушных чинуш. Ее предназначение – купировать институты демократии в стране. Вроде как по Конституции есть у нас и Дума, и Совет Федерации, и заксобрания в регионах, где большинство – у «Единой России». Но впечатление такое, что они, по сути, не являются самостоятельными, независимыми институтами власти. Механическое большинство «ЕР» превращает их в технические утверждающие органы – удобный и безотказный инструмент для проведения олигархической политики, которая народу очень даже не понравится…

И это касается не только «Единой России», но и всего нашего так называемого «гражданского общества». Как бы парадоксально это ни прозвучало, нашей власти не нужна поддержка народа – ни глубинного, ни какого-либо другого, о чем  так любят поговорить ее пропагандисты.  Потому что поддержка народа предполагает ответственность перед ним. Нужен же власти электорат, состоящий из людей, которые раз в несколько лет по какому-то рефлексу пойдут и опустят в урну бюллетень. И все! Оставшееся время они могут о политике не вспоминать и никаких политических действий не предпринимать.

И до последнего времени это у власти получалось, правда, с каждым годом все труднее. Потому что чем дальше, тем больше электорат просыпается и осознает себя народом – обманутым и оскорбленным.

 

Другие материалы номера