мКитай «щелкнул Байдена по носу»

Близкая к Коммунистической партии Китая газета Global Times со ссылкой на высокопоставленный «источник» сообщила, что Пекин не собирается приглашать американских и других западных политиков на зимние Олимпийские игры 2022 года, которые пройдут 4–20 февраля.

Это последовало сразу же за намеком президента США Джо Байдена о том, что он рассматривает возможность дипломатического бойкота Игр.

Белый дом, очевидно, давно почувствовал, что Байден вряд ли будет в списке высокопоставленных гостей пекинской Олимпиады. ТАСС процитировал министра иностранных дел России Сергея Лаврова, который после встречи со своим китайским коллегой Ван И в Душанбе 16 сентября заявил, что президент Владимир Путин «с радостью» принял приглашение посетить Олимпийские игры от президента Китая Си Цзиньпина.

Байден ждал еще два месяца, чтобы прийти к заключению, что его действительно нет в списке приглашенных Си Цзиньпином. Олимпийские правила предусматривают, что для присутствия на Играх видные политики должны быть сначала приглашены принимающей страной, а Международный олимпийский комитет только одобряет такие приглашения.

В сообщении Global Times говорится, что «Китай как страна-хозяйка не планирует приглашать политиков, устраивающих хайп вокруг «бойкота» пекинских Олимпийских игр». Газета едко отметила в своем материале, что разговоры Байдена о бойкоте Олимпиады в Пекине были «не чем иным, как самообманом».

Косвенно указывая на бушующую в США пандемию COVID-19, Global Times отметила: «Учитывая серьезную ситуацию с пандемией COVID-19 во всем мире, неправильно было бы приглашать на Олимпиаду слишком много иностранных гостей, и это могут легко понять все здравомыслящие люди».

Этот щелчок по носу Байдену последовал примерно через две недели после онлайн-встречи американского президента с Си Цзиньпином, состоявшейся 15 ноября. И если посмотреть на ситуацию в широком смысле, то этот «выходящий за рамки» китайский жест вполне уместен, учитывая ту провокационную манеру, в которой администрация Байдена в последнее время пытается задевать Пекин, демонстративно наступая на фундаментальные интересы Китая.

С другой стороны, исключительный жест Си в отношении Путина, которому Председатель КНР лично передал приглашение на Игры в Пекине в телефонном разговоре в августе нынешнего года, свидетельствует о высоком качестве «всеобъемлющего стратегического партнерства и координации китайско-российских отношений в новую эру».

В пространном комментарии на эту тему, посвященном регулярным двусторонним консультациям между главами правительств Китая и России, состоявшимся в тот же день в 26-й раз, Global Times особо отметила стремительно расширяющиеся и углубляющиеся связи между вооруженными силами двух стран. Этот важный китайский печатный орган многозначительно написал:

«Что касается военного сотрудничества, то две наши страны недавно подписали дорожную карту для развития более тесных связей, которая, по мнению военных экспертов, указывает на то, что у России и Китая есть общие интересы и взгляды на стратегическую стабильность и региональную безопасность, особенно в Тихоокеанском регионе.

Как отмечают эксперты, такое усиление сотрудничества в оборонном секторе следует также рассматривать как реакцию на давление Запада на Россию и на те тревожные сигналы, которые Китай получает от США и их союзников.

У Цянь, официальный представитель Министерства национальной обороны, заявил на пресс-конференции в четверг 25 ноября, что китайские военные ожидают еще более продвинутых отношений со своими российскими партнерами и готовы вместе с ними играть более значительную роль в обеспечении мира и стабильности во всем мире».

Эти сообщения в Global Times появились в тот день, когда Кремль дал понять, что стратегические отношения России и Китая созрели для исторического скачка. В своих отдельных выступлениях 30 ноября президент Путин и премьер-министр России Михаил Мишустин продемонстрировали готовность Москвы к фактическому союзу с Пекином.

Путин положительно оценил «растущий оборонный потенциал Китая в условиях, когда Россия поддерживает высочайший уровень отношений с этой страной и сама наращивает свои вооруженные силы». В своей характерной многозначительной манере Путин провел весьма наполненное смыслом сравнение российско-китайского сотрудничества с существующим альянсом между США, Великобританией и Францией.

Во время консультаций во вторник премьер-министр России Мишустин предложил премьеру Государственного совета КНР Ли Кэцяну, чтобы в «сложной внешней среде», в которой «преобладают санкции, недружественные действия, недобросовестная конкуренция и незаконные односторонние ограничения, а также политическое и экономическое давление, Россия и Китай объединились бы в одну команду» для их совместного развития.

Мишустин также указал на тесное переплетение планов возглавляемого Москвой Евразийского экономического союза и китайской инициативы «Один пояс – один путь».

«Это важно для укрепления наших взаимосвязей на евразийском пространстве, это поможет гарантировать экономический прогресс России и Китая и создаст прочную основу для формирования Большого евразийского партнерства», – сказал Мишустин Ли Кэцяну, подчеркнув, что такую оценку ранее уже высказывал Путин.

Безусловно, запланированный визит Путина в Пекин в феврале в привязке к Олимпиаде-2022 обещает дать серьезный дальнейший толчок китайско-российскому партнерству при его нынешнем и без того высоком уровне.

В настоящее время уже отмечается переход от тесного сотрудничества между двумя державами к координации и активному объединению ресурсов для поддержки друг друга в целях защиты их основополагающих интересов перед лицом растущей агрессивности в стратегии администрации Байдена, которая выходит на глобальный масштаб в плане создания сети региональных альянсов.