На бой с пожаром!..




Но глядя на кадры репортажей, вновь и вновь замечаешь, что из года в год картина не меняется. Всё так же лесные пожары пытаются остановить с помощью техники, которая примчалась из городов. И которая абсолютно не годится для противостояния с огненной стихией на лесных просторах. 

Отдельно надо говорить о нехватке пожарной авиации. Казалось бы, ситуация прошлых лет диктует насущную необходимость кратно нарастить численность пожарной авиации. Но этого не происходит. И не по вине МЧС. Пресловутые «эффективные менеджеры» в Объединенной авиационной корпорации, Минпромторге и Минэкономразвития сделали всё, чтобы угробить отечественное гражданское и транспортное авиастроение под лозунгом «широкой международной кооперации». Когда в угоду забугорным дядям гробились отечественные авиа- и моторостроительные школы, гнобились предприятия. И вот сейчас МЧС требуются пожарные Ил-76, но их производство в нынешних условиях стало почти невозможным, поскольку «эффективные менеджеры» практически уничтожили еще и отечественное гражданское авиационное моторостроение. И двигателей нет не только для Ил-76, но и для Бе-200. Поэтому воздушные пожарные летают на той технике, которая была построена чуть ли не на излете СССР. И имеющиеся авиационные силы МЧС, так их буквально рвут на части, авиаотряды мечутся по стране без отдыха, едва выкраивая время на обслуживание машин. Да еще их бесконечно по заграничным пожарам гоняют. 

Однако все «эффективные менеджеры», успешно уничтожавшие гражданское самолетостроение, остаются при должностях и высоких зарплатах. Конечно, для разведки принцип «своих не сдаем» великолепен. Но когда люди, провалившие все и вся, не несут никакой ответственности за провалы, невольно закрадывается мысль, что они обладают некими «страховыми полисами», которые дают им полный иммунитет от ответственности за любые провалы в работе и настоящий саботаж. Как будто у них есть нечто, что они могут в любой момент предъявить руководству, что заставляет это руководство смотреть сквозь пальцы на их откровенный саботаж не только развития гражданского самолётостроения, но и многих других отраслей экономики. 

Помимо авиации ведь есть и другие средства пожаротушения. Совершенно очевидным является то, что брошенная на борьбу с лесными и полевыми пожарами техника, созданная для тушения огня в городских условиях, для лесов и полей абсолютно непригодна. Следовательно, нужна техника, которая будет способна тушить пожары там, где нет пожарных гидрантов, где нет поблизости водонапорных башен. 

Не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы понимать, что лесной пожар невозможно потушить, имея несколько машин с 2–3 тоннами воды на каждой. Следовательно, нужна иная техника. Которая доставит к месту пожара десятки тонн воды и обеспечит подачу этой воды на огневой фронт или на очаги возгорания. Которая обладает необходимой проходимостью, чтобы пройти по проселкам и даже бездорожью и встать на пути фронта огня. Несколько лет назад я уже обращался к этому вопросу. Что необходимо коренное переоснащение пожарных частей МЧС, борющихся с лесными пожарами. 

 

ЭТО должны быть подразделения с тягачами, буксирующими цистерны на 50–60 тонн воды. Располагающие пожарными стволами и рукавами, способными создать водяную завесу в полосе нескольких сотен метров и даже одного-двух километров на пути фронта огня лесного пожара. Способными создать водяную завесу по периметру населенного пункта, расположенного у леса, и не дать огню перекинуться на постройки. Способными быстро ликвидировать очаги возгорания, если огонь всё же сумеет где-то просочиться через водяную завесу. 

Что может входить в состав такого подразделения? 

Первое: 4–6 боевых машин пожаротушения. Тягачи с колесной формулой 8х8, с дизельным многотопливным двигателем и энергогенератором для питания насосной установки подачи воды. Боевая платформа (прицеп или полуприцеп) с цистерной для воды (50–60 куб. м), автономная силовая установка для обеспечения работы пожарных насосов, ящики для стволов с лафетами и другого пожарного оборудования, катушки для пожарных рукавов. Кабины тягачей должны обеспечивать перевозку необходимого количества личного состава. 

Естественно, что боевая машина пожаротушения должна иметь всё необходимое, чтобы защищать экипаж от задымления как внутри машины, так и перевозить индивидуальные средства защиты.

Машина должна обеспечивать развертывание на установленном нормативами фронте пожарных стволов на лафетах, для создания водяной завесы на пути фронта огня или же для пролива водой почвы и леса для предотвращения возгорания. 

Насосное оборудование должно обеспечивать как подачу воды из цистерны, так и забор воды из естественного водоема, если он есть поблизости, и подачу воды в рукава и стволы, минуя цистерну. 

Второе: 4–6 транспортных цистерн. Тягачи с колесной формулой 8х8, с дизельным многотопливным двигателем и насосной установкой. Транспортная цистерна (50–60 куб. м). Задача: перекачка воды в цистерны боевых машин пожаротушения, транспортировка воды от пунктов закачки к боевым машинам. Машина должна обеспечивать возможность забора воды в цистерны из естественных водоемов (озер, прудов, рек).  Возможен вариант, чтобы транспортных цистерн было вдвое больше, чем боевых машин. Чтобы первая группа машин после передачи воды боевым машинам убывала для забора воды, а вторая группа в это время продолжала подпитывать боевые машины. 

Дополнять боевые и транспортные машины должны машина управления, машина или машины технического обслуживания и машина или машины хозяйственно-бытового обеспечения. Ведь этим подразделениям вполне возможно придется действовать на большом удалении от населенных пунктов. 

При наличии таких вот подразделений у МЧС появится возможность сосредотачивать технику, имеющую большие запасы воды, на пути верховых и низовых лесных палов, отказаться от применения импровизированных, оснащённых разномастной техникой групп, не бросать против лесных пожаров кое-как оснащённых людей. 

Все условия для создания таких комплексов пожаротушения имеются. Тягачи могут быть созданы либо на Камском, либо на Брянском, либо на Минском автомобильных заводах. Изготовить цистерны – не проблема, вагоностроительные заводы обеспечат изготовление. Насосное оборудование, автономные силовые установки, пожарное оборудование – всё это может изготавливать отечественная промышленность. 

 

ЧТО ЖЕ МЕШАЕТ? А просто «эффективные менеджеры» в правительственных структурах, ответственные за включение создания таких пожарных комплексов в программы государственного заказа и финансирование программ технического оснащения МЧС, в упор не видят смысла в этом, поскольку нет зарубежных аналогов. Ведь что такое «зарубежный аналог»? Во-первых, это заграничные командировки с целью «изучения опыта создания и эксплуатации». Ну, а там принимающая сторона в предвкушении возможных заказов постарается принять от всей широты души. Во-вторых, можно разместить заказы за рубежом. А тут вполне может наметиться гешефт в виде «благодарности» забугорного поставщика. В-третьих, после заключения контракта, командировки за рубеж с целью ознакомления с ходом его выполнения. В общем, все в шоколаде.

А тут предлагается всё делать в Брянске, Минске, в каком-нибудь Ряжске или Торжке. Да «эффективных менеджеров» тошнит уже при одной мысли, что придется ехать в командировку не во всякие австрии-швейцарии-германии-дании-канады, а в российскую глубинку или в Белоруссию. Для них поездки по России – это что-то наподобие ссылки за неподобающее поведение.

Вот и получается, что страна каждый год несет колоссальные потери. Погибают леса, сгорают населенные пункты. Приходится тратить значительные средства на помощь погорельцам. 

А создание и запуск в производство тяжелых мобильных противопожарных систем – это не только спасение от огня лесов и населенных пунктов, но и развитие отечественной промышленности. 

Это ясно всем, кроме «эффективных менеджеров», у которых одна парадигма – ничего самим создавать и производить не надо, а надо гнать за бугор нефть, газ и прочее сырье, и покупать там всю необходимую технику и оборудование.

Удастся ли переломить ситуацию? Тут невозможно ответить ни положительно, ни отрицательно. С одной стороны, в условиях «аццких санкций» вроде бы идут разговоры, что надо делать как можно больше продукции самим. С другой стороны, восьмилетние пляски с бубнами про «импортозамещение» на выхлопе что-то не показывают радужных результатов. 

А делать хоть что-то – насущная необходимость. Сгоревшие леса – это не только и не столько древесина. Это «легкие» нашей страны, которые поглощают углекислоту, это грунтовые воды, это, наконец, красивейшие виды на уходящие к горизонту лесные чащобы. И отдавать их на погибель огненной стихии – просто преступление перед нынешними и грядущими поколениями народов России.

Другие материалы номера