Сталинградский дневник




20 ноября. Настал и наш час. Сегодня на рассвете Сталинградский фронт перешел в наступление. Долго мы ждали этого дня. И когда в неравной борьбе отстаивали каждую улицу, каждый дом родного города, когда хоронили боевых друзей, верили, что не напрасны жертвы, что еще узнает враг, как сказал товарищ Сталин, силу наших ударов.

И дождались. От командующего фронтом до рядового солдата – все готовь! к решительному наступлению. Поднялся задолго до наступления рассвета. Последнее напутствие Еременко, и в 4 часа 30 минут весь командный состав отправляется на передовую для руководства боевыми действиями войск.

На дворе отвратительная погода. Моросит мелкий холодный дождик, над рекой повис густой туман. Но настроение у всех приподнятое… И вот уже первое радостное сообщение – оборона гитлеровцев взломана, враг откатывается назад. Наше командование немедленно бросило в прорыв 13-й гвардейский танковый корпус генерала Танасчишина. Перед ним поставлена задача закрыть противнику пути отхода на юг и юго-запад и овладеть рубежом реки Червленая на участке Нариман–Береславский. Одновременно 4-й механизированный корпус генерала Вольского устремился в тыл противника.

Отлично действует пехота. Бойцы стрелковой дивизии стремительным броском отбили у немцев важную высоту северо-западнее Ивановки…

21 ноября. Сегодня к рассвету части 4-го механизированного корпуса генерала Вольского перерезали железную дорогу Сталинград – Сальск на участке станции Тингута – Абганерово, лишив тем самым сталинградскую группировку противника основной магистрали. В результате мощного удара наших войск, к исходу дня освобожден от противника ряд населенных пунктов.

Войска Юго-Западного фронта, главным образом танковые и механизированные соединения генералов А. Г. Родина, В. В. Буткова и А. Г. Кравченко, продолжая развивать достигнутый успех, вышли к исходу дня 21 ноября на реку Лиска, ведя бой в 20–25 километрах от города Калача. Механизированные соединения генералов В. Т. Вольского и Т. И. Танасчишина в это время вышли в район Кошары, Рубежный и Зеты.

В связи с начавшимся наступлением наших войск южнее Сталинграда северная группа войск Сталинградского фронта – группа Горохова связала тяжелыми боями 16-ю танковую дивизию немцев в северной части города. Тем самым она отвлекла на себя большие силы противника и повисла над его флангами.

Итоги первых двух дней удовлетворительные. Взято 7 тысяч пленных, захвачены орудия, пулеметы и другие трофеи. Успешно ведет наступление 64-я армия генерала Шумилова, 4-й кав-корпус генерала Шэпкйна. Стремительным броском они ворвались в Абганерово, взято много пленных, ценное трофейное имущество.

Наша разведка, действующая в тылу противника, сообщает, что штаб 6-й армии Паулюса переместился с Голубинки на Дону в станицу Нижне-Чирскую.

 

22 ноября. …Из показаний пленных и сообщений наших разведчиков узнали, что штаб Паулюса перешел на новый командный пункт в район железнодорожной станции Гумрак, где ранее был командный пункт 295-й пехотной дивизии.

К этому времени относится радиограмма Гитлера, адресованная командующему 6-й армии:

«Битва в Сталинграде достигла своего высшего напряжения. Противник прорвался в тыл немецких частей и в отчаянии пытается вернуть в свои руки важную для него крепость на Волге. Вы должны удержать позиции Сталинграда, завоеванные такой большой кровью. Что касается моей власти, я сделаю все, чтобы поддержать вас».

Радиосообщение командующего 6-й армией в штаб группы армии «Б» было следующего содержания:

«Армия окружена. Вся долина р. Донская Царица, железная дорога от Советской до Калача, мост через Дон в этом районе, высоты на западном берегу реки Голубинской, Оськинский и Крайний, несмотря на героическое сопротивление, перешли в руки русских. Другие их силы продвигаются с юго-востока через Бузиновку на север и особенно крупные силы на запад…

Южный участок фронта восточнее Дона после прорыва еще не был восстановлен. Стоит ли за счет значительного ослабления северного участка организовать оборону на узкой полосе на рубеже Карповка, Мариновка, Голубинский – сомнительно. Дон замерз, по льду переправляться можно. Запасы горючего скоро кончатся, танки и тяжелое оружие будут неподвижны. Положение с боеприпасами критическое. Продовольствия хватит на шесть дней. Командование армии предполагает удерживать оставшееся в его распоряжении пространство от Сталинграда до Дона и уже принимает необходимые меры. Предпосылкой для их успеха является восстановление южного участка фронта и переброска достаточного количества запасов продовольствия пр воздуху. Прошу предоставить свободу действий на случай, если удастся создать круговую оборону. Обстановка может заставить тогда оставить Сталинград и северный участок фронта, чтобы обрушить удары на противника всеми силами на южном участке фронта, между Доном и Волгой, и соединиться здесь с 4-й танковой армией. Наступление на западном направлении не обещает успеха в связи со сложными условиями местности и наличием здесь крупных сил противника. Паулюс».

Коллективно комментируем обстановку. Нельзя отказать Паулюсу в трезвой оценке создавшегося положения. Но мы уверены, что теперь ему уже ничто не поможет. Кольцо окружения гитлеровских войск сжимается все теснее и теснее.

 

 

25 ноября. Сегодня взяты населенные пункты Рычковский, Ново-Максимовская, Старо-Максимовская, Родионово, Большая Донщинка и Малая Донщинка.

Растет количество пленных.

Наши воины успешно отражают контратаки фашистских танков. В этом им немало помогает изготовленное сталинградцами грозное КС. Наши химики хорошо потрудились, создав самовоспламеняющуюся жидкость, которая не теряет своих свойств в самые сильные морозы.

Мне вспомнился день, когда я был у химиков на заводе. Осматривал колбочки и камеры, а когда приехал домой, то лицо покрылось красными пятнами. Врач уложил меня на целую неделю в постель.

Да, работа у химиков была не очень спокойная. Но это их не пугало. Зимний КС они изготовили. Начальник центральной лаборатории А. А. Серго, А. Самарская, О. С. Гамеева, Д. Т. Злотник и другие успешно выполнили задание командования фронта.

Семнадцать дивизий 6-й армии Паулюса и пять дивизий 4-й танковой армии Гота сколотили плотную оборону к западу и юго-западу от Сталинграда, занимая фронт по линии поселков Орловка, Дмитриевка, Купоросное, хутора Цыбенко. Штаб 6-й армии Паулюса находится в Гумраке.

Наша разведка доносит да и пленные немецкие солдаты подтверждают о начавшемся передвижении отдельных соединений 6-й армии Паулюса на юго-запад для создания группы прорыва окружения. Немецкое командование отдало приказ: уничтожить, сжечь или привести в негодность излишки снаряжения и военного имущества, поврежденные танки, пушки, грузовики, мотоциклы, средства связи, излишние инструменты, запасы обмундирования, документы. Это агония перед бесславным концом.

26 ноября. Вчера, поздним вечером, по еще неразминированным дорогам добрались до Аксая. Районное руководство во . главе с первым секретарем райкома партии Ф. И. Токаревым уже находится здесь и приступило к наведению порядка. Остановились в доме, где нашел себе приют Токарев. Усталый, но радостный, он рассказывает о делах:

•      – Закончили сбор трофеев, собрали более 200 лошадей, брошенных фашистами, а всякой боевой техники и всякого добра видимо-невидимо. Все подберем,– заверил секретарь райкома,– и по-хозяйски используем.

Вскоре на столе появился чай. Под звуки отдаленной артиллерийской стрельбы мы вели разговор о задачах по ликвидации последствий фашистского нашествия, по подготовке к весеннему севу. Оптимизм первого секретаря райкома меня необычайно обрадовал…

Ночь провели беспокойно. Рядом еще шли бои. Встали пораньше, до. полудня закончили дела в Аксае и в полдень по степной, однообразной, но небезопасной дороге выехали в штаб фронта. Повсюду разбитые танки, пушки, автомашины и другая немецкая техника, множество предупреждений: «Дорога минирована, ехать по указателям».

•     –  Что ты, Вася, приумолк? – спросил я шофера.– Затяни что-нибудь такое, чтобы веселее стало, а то уснем, как суслики на зиму.

•       –  Я все уже пропел, может, напомните что-нибудь?

•       –  Знаешь про «Утес Стеньки Разина»?

– Теперь эта песня поется по-иному…

 

Об утес броневой

Бьется лютый прибой,

Бьется воронов черная стая,

Но стоит он стеной

Над равниной степной

Ни сомнений, ни страха не зная!

 

•       –  Откуда новые слова взял для песни? – спросил я певца.

•       –  Переписал у одного шофера в Ленинске.

«Это здорово,– подумал я.– Вот так старые песни получают новое звучание».

 

27 ноября. Наше наступление в разгаре. Подъем среди бойцов и командиров трудно описать. Как богатыри, они удваивают и утраивают удары по врагу. Тот в панике бежит, бросая многочисленные трофеи…

Поездка в Аксай не прошла бесследно.

Лежу с температурой 39 градусов. Фронтовой врач дальше КП не пускает.

Приехал ко мне первый секретарь Тракторо-заводского райкома партии Д. В. Приходько.

Необычайно обрадовался ему. Это чудесный человек и талантливый организатор. В дни обороны возглавляемый им райком партии стал боевым штабом тракторозаводцев. Он рассказывает, что райком переехал в поселок Рынок. За короткое время восстановили мельницу, 10 домов и медицинский пункт.

 

28 ноября. Странным кажется, но это факт: противник активизирует свои боевые действия. Наша разведка сообщает самые невероятные данные о численности войск противника в кольце окружения. Одни называют цифру в 35– 50 тысяч боеспособных солдат, другие – 85– 100 тысяч, третьи – более 260 тысяч человек.

Противник стремится с помощью авиации снабжать свои войска, попавшие в «кольцо». Использует и транспортные самолеты и бомбардировщики. Вначале они летали без прикрытия, а затем с истребителями. Однако это им не помогает. Наша авиация и зенитчики метко сбивают и тех, и других.

Южные заводы города, несмотря на боевую обстановку, с каждым днем усиливают помощь фронту.

Одно из предприятий стало настоящим заводом-универсалом. При исключительно сложных условиях работы оно удовлетворяет многообразные запросы фронта.

Красноармейская судоверфь… программу по выпуску боевой продукции выполняет с превышением. Находясь под непрерывной бомбежкой вражеской авиации, вблизи фронта, ни на час не прекращает работы, ремонтирует танки, вооружение.

За три месяца обороны пекари Кировского района дали населению и фронту свыше пяти тысяч тонн хлеба. Маслозавод непрерывно вырабатывал горчичное масло.

На предприятиях города изготовлены сотни тысяч бутылок зажигательной смеси, тысячи килограммов дымообразующей смеси, тысячи баллонов зажигательной жидкости КС, 67 тысяч килограммов туалетного и хозяйственного мыла, 5 тысяч окопных печей. Кировцы ремонтируют и изготовляют боевые машины, пушки, автоматы, походные кухни и пулеметы, аэросани, спеццомики, валенки, чулки, фуфайки, шапки и многое другое, в чем нуждается фронт.

И в этом большая заслуга районной партийной организации.

 

30 ноября. Представитель Ставки генерал-полковник А. М. Василевский поставил ближайшей задачей 51-й армии не позднее вечера 1 декабря овладеть станцией Котельниково.

На Котельниковском направлении концентрируется группа немецко-фашистских армий «Дон». Разведка доносит, что Манштейн стягивает до 30 дивизий. Они перевозятся самолетами и поездами. Четыре из них из Франции. Сюда прибыл также авиационный корпус 1-го воздушного флота немцев из-под Ленинграда. Но теперь господство в воздухе принадлежит нам. Хочется сказать об особом авиационном полке, которым командует Герой Советского Союза – герой боев в небе Испании Л. Л. Шестаков.

Воздушная тревога. Навстречу врагу поднимается весь авиаполк, среди летчиков – Л. Л. Шестаков, В. Д. Лавриненков, А. В. Алелюхин, Амет хан Султан и другие. Наши восьмерки с подлинным мастерством громят фашистских стервятников. А давно ли гитлеровская авиация полностью господствовала над Сталинградом? Теперь наши соколы являются хозяевами неба.

Представители Красной Армии и местного населения специальным актом засвидетельствовали чудовищное преступление гитлеровцев в хуторе Вертячем. При осмотре немецкого лагеря советских военнопленных было обнаружено 87 истерзанных и изуродованных трупов бойцов и командиров Красной Армии.

 

2 декабря. …Становится жалко самого себя, если подумать о международном положении, не говоря о нашей партии и об ужасах фронта».

Немецкие солдаты чувствуют приближение конца и заговорили другим языком. Наши политработники рассказывают, что на передовых позициях, видимо, тогда, когда нет офицера, солдаты в самодельные рупоры истошно на ломаном русском языке кричат: «Эй, русс, стреляй в ноги, зачем стреляешь в голову?» Или наши бойцы часто слышат такие призывы: «Эй, русс, мне холодно, давай менять автомат на шапку. Эй, русс, не стреляй, покури!»

Снайпер Анатолий Чехов довел фашистов до исступления. Хором они завопили в рупор: «Русс, обедать, давай мириться».

На фронт пришла радостная весть: 10-я дивизия войск НКВД, та, которая с первых дней обороны мужественно и героически вела бои за Сталинград, награждена орденом Ленина.

Сегодня на рассвете наши бойцы начали штурм дома железнодорожников – опорного пункта гитлеровцев в центральной части города. Более трех часов продолжался бой. Вражеский гарнизон полностью уничтожен.

 

5 декабря. Ежедневно транспортные самолеты Ю-52 пролетают к окруженным войскам Паулюса. Немецкое командование,                         таким образом, ежедневно перебрасывает сотни тонн грузов. Но только половина из них достигает назначения. Наша авиация и зенитчики «сгружают» их досрочно.

Любовь к нашей великой и мудрой партии с особенной силой проявляется в эти дни нашего контрнаступления.

– Хотим в бой идти коммунистами,– заявляют многие защитники Сталинграда. Только в ноябре в войсках Сталинградского фронта в партию было принято 5300 бойцов и командиров, в три раза больше, чем в июле.

Принятый в ряды ВКП(б), бывший рабочий СТЗ Сергей Алексеевич Белобородое в уличных боях проявил подлинную смелость и бесстрашие. При штурме опорного пункта немцев он первый бросился в атаку, увлекая за собой остальных бойцов.

И таких примеров множество…

6 декабря. Наступление наших войск совпало с самым сложным гидрологическим периодом на Нижней Волге. На реке начался ледостав, появились ледовые заторы, вызвавшие резкое падение воды, до 430 сантиметров. Волга у Сталинграда обмелела, и флот, работавший на переправах, «обсох». Прекратились доставки боеприпасов, продовольствия, подкреплений в город, эвакуация раненых.

Нужны срочные меры.

На командном пункте инженерных войск 62-й армии вчера собрались: начальник инженерных войск Наркомата обороны:                                               генерал   И. А. Петров, заместитель

командующего 62-й армией подполковник В. М. Ткаченко, заместитель наркома речного флота СССР Г. В. Харитонов и руководитель опергруппы Нижне-Волжского пароходства по переправам К. С. Емельянов. Перебрав все варианты, остановились на одном – выявить и взорвать ледовые заторы.

Это вызвался сделать Емельянов. Задание сложное, стоят густые туманы. Как тут поднимешься в воздух? Что увидишь? Емельянов приехал к летчикам 214-й авиаэскадрильи связи и объяснил обстановку. А потом сказал:

•     – Чкалов через Северный полюс летал! Так что же мы в тумане, на бреющем полете от Дубовки до города не пролетим?

Молодой летчик Федор Шитов попросил командира разрешить ему выполнить задание.

Когда Емельянов и Шитов вернулись в часть и доложили о выполнении задания, генерал Петров усомнился:

•       –  Бросьте шутить, какое там задание выполнили?

Но Шитов положил перед генералом карту ледовой обстановки, и тут уж отпали все сомнения. По этой карте саперы очистили Волгу от ледовых заторов.

 

9 декабря. Когда же, наконец, кончатся бои. Ужасно тоскую по мирной работе, хотя она будет не из легких. Город разбит, многие заводы разрушены, гитлеровцы разграбили и разорили временно оккупированные районы области.

Когда удается выкроить из перегруженных суток пару часов, встречаюсь с руководителями предприятий, советскими и партийными работниками, думаем, советуемся, строим планы на ближайшее будущее. Худшее осталось позади. Сто тридцать лет назад Наполеону удалось дойти до Москвы, и там он завяз. Гитлеру удалось продвинуться дальше в глубь России, до Сталинграда, но его ждет ещё более позорный конец. Немецкой армии из-под Сталинграда уже не вырваться, но бои еще предстоят тяжелые, и для полной победы нужно много и много сделать. Этому подчинена моя работа, как члена Военного совета фронта. Ежедневно приходится решать сотни самых неотложных и неожиданных дел.

Вчера вечером в Рай город прибыли наши немецкие друзья Вальтер Ульбрихт и с ним писатели Эрих Вайнерт и Вилли Бредель. Приняли их тепло, по-братски. Они хотят

обратиться к окруженным немецко-фашистским войскам, убедить в бесполезности дальнейшего сопротивления.

Военный совет фронта одобрительно отнесся к намерениям друзей, но предупредил, что очень опасно беседовать с помощью громкоговорителя под огнем неприятеля. Ульбрихт лишь улыбнулся в ответ. Ему за сорок, но из-за бледности и заостренной бородки выглядит он значительно старше…

В нашу избу (в ней жили Доронин и я) привели немецкого аса. В комнатушку набилось десятка полтора корреспондентов. Вначале Павел Иванович и я стили допрашивать пленного. Выяснилось, что он, хотя и выходец из рабочей семьи, передал в руки гестапо своих отца-коммуниста и брата. Был направлен в летную школу, стал асом. Затем плен.

Его отправили к Эриху Вайнерту. Но и там, видимо, разговор не состоялся, потому что вскоре позвонил Эрих Вайнерт и попросил убрать «гитлеровского щенка».

Днем штабные работники организовали встречу наших друзей с пленными немцами – солдатами и офицерами. Эриха Вайнерта пленные встретили недоверчиво, заявив, что спасать окруженных не следует, так как это сделает фюрер. Не поверили они и сообщению о том, что Красная Армия уже наступает, а войска Паулюса отходят. Первая беседа не предвещала успеха в будущем. Но наши немецкие друзья продолжали верить, что им удастся убедить своих соотечественников.

Вечером Вайнерт встретился еще с одним немецким лейтенантом, в прошлом учителем. Но он, как и ас, так был обработан гитлеровской пропагандой, что слова Вайнерта до него не дошли.

Любопытная деталь. Все пленные фашисты смертельно боятся даже слышать о том, что гитлеровская Германия проигрывает войну. Они понимали, что за поражением последует справедливая расплата, которая их и пугает.

Из Ставки сообщили, что на Донской фронт прибывает 2-я гвардейская армия под командованием Р. Я. Малиновского. Об этой армии было только известно, что она сформирована по приказу Ставки месяца два назад на базе 1-й резервной армии, в состав которой входили 1-й и 13-й стрелковые корпуса (по три дивизии в каждом), один механизированный корпус и специальные части. Нам было также известно, что генерал-лейтенант Р. Я. Малиновский имеет за своими плечами большой боевой опыт, с немцами сражался еще в первую мировую войну, находясь в экспедиционном корпусе русских войск во Франции.

Сегодня генерал-полковник А. М. Василевский и генерал-лейтенант К. К. Рокоссовский представили в Ставку свои соображения об использовании 2-й гвардейской армии в операциях по разгрому окруженной группировки противника. Операция условно названа «Кольцо» и разделена на три этапа.

 

18 декабря. Сегодня в район Верхне-Кумского подошли соединения 2-й гвардейской армии и заняли оборону севернее реки Мышкова.

По данным разведки, гитлеровцы сосредоточили здесь около 300 танков и бронемашин и большое количество авиации.

У хутора Верхне-Кумского, в 45–50 километрах от зажатой в кольцо немецкой группировки, развернулось грандиозное сражение. В этой битве неувядаемой славой покрыли себя части подполковников М. С. Диасамидзе и А. А. Асланова, входящие в состав 4-го механизированного корпуса генерала Вольского.

Против полка Диасамидзе фашисты бросили намного превосходящие силы. Их авиация непрерывно бомбит, а артиллерия обстреливает позиции полка. Но все атаки гитлеровцев отбиты с большим для них уроном.

Столь же мужественно сражается и танковая часть Асланова. Вместе с другими частями она уничтожила 110 вражеских танков.

Теперь уже ясно, что враг к Сталинграду не будет пропущен. Боевые подвиги наших славных героев высоко оценены. Сегодня в разгар боя танкисты и пехотинцы получили личную благодарность Верховного Главнокомандующего:

«Горжусь вашей упорной борьбой. Ни шагу назад. Отличившихся бойцов и командиров представить к правительственной награде. И. Сталин».

 

20 декабря. Героически сражается Волжская военная флотилия. К 20 декабря она уничтожила более трех полков вражеской пехоты, 48 танков, 16 самолетов, 30 шестиствольных минометов, 70 дзотов, 25 блиндажей, 18 пулеметных точек, 104 автомашины и много других сооружений и техники противника.

Корабли флотилии, главным образом, бронекатера и тральщики, перевезли с левого берега на правый свыше ста тысяч бойцов, 11 430 тонн военных грузов, много транспорта и техники, сделав 35 400 рейсов.

Огромную помощь фронту оказывает славный коллектив Нижне-Волжского пароходства, которому присуждено переходящее Красное знамя Государственного Комитета Обороны.

Сегодня ночью наши немецкие друзья выступили на передовых позициях в районе Западной Ельшанки (фронт 64-й армии). Как только началась передача, фашисты объявили было боевую тревогу. Тогда наш офицер крикнул по-немецки в рупор: «Успокойтесь! Если вы не прекратите трескотню из автоматов или пустите хоть одну мину, вы так получите из крупнокалиберных минометов и «катюш», что оглохнете».

Внушение дошло, сразу стало тихо. Передача прошла без помех. В награду за хорошее поведение– концерт. Немцы смогли послушать музыку в грамзаписи.

Сегодня обком ВКП(б) обратился к трудящимся области с призывом построить авиаэскадрилью «Героический Сталинград».

 

22 декабря. Указом Президиума Верховного Совета СССР учреждены медали «За оборону Ленинграда», «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За оборону Сталинграда».

Все мы встретили это сообщение с огромной радостью.

По фашистам нанесли новый удар. Ликвидирована блокада дивизии полковника Людникова. 40 дней – с 11 ноября по 22 декабря – краснознаменная дивизия сражалась с немцами, находясь в полукольце, на маленьком куске приволжской земли, против острова Зайцевского. Защищая завод «Баррикады», дивизия связала две полнокровные дивизии немцев.

Сегодня Указом Президиума Верховного Совета СССР командирам 1378-го стрелкового полка М. С. Диасамидзе и 55-го отдельного танкового полка А. А. Асланову присвоено звание Героя Советского Союза.

Выясняется весьма любопытная деталь. Взятый в плен немецко-фашистский гренадер из нового пополнения группы армий «Дон» показал, что им ничего не сказали об окружении 6-й армии Паулюса под Сталинградом. Высшие офицеры скрывают это от солдат.

Сегодня на рассвете Манштейн снова возобновил свои попытки прорваться к окруженной немецкой группировке.

Ожесточенной атаке подверглись 98-я стрелковая и 24-я гвардейская стрелковая дивизии 2-й гвардейской армии. В бою отличились моряки-тихоокеанцы, 20-я истребительно-противотанковая бригада, стрелковый полк полковника Г. И. Кухарева.

Недобитый противник сегодня был окончательно остановлен, его разгром не за горами. В районе хутора Верхне-Царицынского наши летчики-истребители принудили тяжелый транспортный самолет фашистов Ю-52 приземлиться. В нем оказались мешки с письмами. По письмам можно судить, что фашистские соединения, дошедшие до Сталинграда, комплектовались, главным образом, из крестьян, ремесленников и служащих небольших сельских и городских населенных пунктов. Письма из крупных промышленных городов составляли не более половины.

На Донском фронте Вилли Бредель предложил отсылать обратно пленных, добровольно сложивших оружие, пусть расскажут об этом своим товарищам. Это, конечно, действенная пропаганда, но ведь фашисты таких «возвращенцев» могут расстрелять или, в лучшем случае, изолировать.

 

31 декабря. Наши войска освободили районный центр Нижний Чир. Вчера к исходу дня 2-й гвардейский механизированный корпус под командованием К. В. Свиридова, перебросив на правый берег Дона мотопехоту, бронемашины и танки Т-70 (лед даже с искусственным наращиванием не выдерживал танки Т-34), перешел в решительное наступление с задачей ликвидировать тормосиновскую группировку немцев. Паника, возникшая у противника, была настолько велика, что вражеские бомбардировщики, не разобравшись, наносили удары по своим войскам. Восемнадцать немецких бомбардировщиков так обрабатывали населенный пункт Балабановский, что наши части сравнительно легко захватили этот укрепленный район…

Да, сегодня канун нового, 1943 года. Самое тяжелое для сталинградцев позади. Они героически трудились и сражались. Не только сами сталинградцы, но и все трудящиеся нашей области. В частности, хочется отметить тружеников; сельского хозяйства. В 1942 году только колхозы области убрали 1516 тысяч гектаров зерновых культур, 40,3 тысячи гектаров технически культур, в том числе 2,8 тысячи гектаров сахарной свеклы, 15,4 тысячи гектаров овощей и картофеля. Заготовлено 7164 тысячи центнеров грубых кормов и заложено 875 тысяч центнеров силоса для зимнего содержания колхозного скота. Под урожай 1943 года колхозы и совхозы сдали государству 23,6 миллиона пудов хлеба,, кроме того, сдано государству 58,3 тысячи тонн, мяса, свыше 60 тысяч тонн молока, 30 миллионное штук яиц, 1700 тонн шерсти, 26,6 тысяч тонн овощей и 25 тысяч тонн картофеля. Это огромная помощь фронтам и городам.

Консервные заводы области, особенно астраханский, владимирский и линевский, изготовили миллионы банок овощных и мясо-растительных; консервов для воинских частей.

В своем политдонесении на мое имя начальник политотдела 62-й армии И. В. Васильев сообщает о боевой деятельности рабочих вооруженных отрядов сталинградских заводов и о подвигах отдельных бойцов, призванных в 62-го армию из Сталинграда. Волнующий документ! К началу боевых действий в городе, т.е. к 23 августа 1942 г., в народное ополчение вступило 7690 человек, в том числе рабочие отряды тракторного, «Баррикад», «Красного Октября», по 500–600 человек в каждом, районные истребительные батальоны по 120–150 человек, танковая бригада в 1500 человек, артиллерийские подразделения завода «Баррикады» – 137 человек и т. д. С первых дней обороны города отряды народного ополчения бесстрашно сражались с врагом и были включены в состав 62-й армии…

Товарищ Васильев приводит многочисленные примеры героизма сталинградцев. Молодой рабочий завода «Красный Октябрь» Николай Шереметьев, ставший отличным пулеметчиком 13-й гвардейской дивизии, 2 декабря при штурме Т-образного дома зашел в тыл гитлеровцам и метким огнем уничтожил многих из них, открыл доступ в дом нашим бойцам. Коммунист СТЗ С. А. Белобородое при штурме этого же дома первый пошел в атаку и увлек остальных бойцов. Младший сержант Селиванов, в недавнем прошлом шофер строительного треста, а ныне пулеметчик, отбил 4 атаки гитлеровцев. Мария Степановна Ульянова, работница завода «Красный Октябрь», стала отважной медицинской сестрой, вынесла с поля боя много раненых.

Товарищ Васильев отмечает героические подвиги Диспетчера заводского транспорта Алексея Мироновича Иванова и его сына комсомольца Виктора, отца и сына Палагушкиных, успешно выполнивших ответственное задание командования.

Трижды ходила в тыл противника секретарь начальника цеха завода «Баррикады» Анна Федоровна Ремнева. Отважной разведчицей стала медсестра больницы № 5 Леонида Антоновна Заверюх. Она доставила много ценных сведений об укреплениях и огневых точках противника.

В заключение т. Васильев пишет:

«Все эти факты отваги и героизма сталинградцев широко известны личному составу армии. На их примерах беззаветной любви к своему городу воспитываются сотни и тысячи славных патриотов Родины».

Радостно сознавать, что Сталинградская битва приближается к концу. По зимним дорогам бредут в лагеря военнопленных те, кому Гитлер поручил спасти окруженную группировку Паулюса. Бредут и твердят: «Гитлер капут»…

13 января. Рано утром зашел к Рокоссовскому, в отдельно стоящий домик. Константина Константиновича застал за оперативной картой, на которой он уточнял обстановку.

Я ознакомил Константина Константиновича с положением дел в героическом Сталинграде, передал много приветов от боевых друзей со Сталинградского фронта, Рокоссовский, в свою очередь, ввел меня в курс дел на Донском фронте.

•     – Мы идем на решительный разгром 6-й армии Паулюса,– сказал он.– Если не будете возражать, попрошу вас взять под свое наблюдение 57-ю, 64-ю и 62-ю армии. Эти армии мы только приняли и еще плохо их знаем. Вы же с первых дней обороны Сталинграда были с ними.

Я, конечно, не возражал. Командующий произвел на меня огромное впечатление. Подкупала его человечность. Я знал, что К. К. Рокоссовский прошел большой и трудный путь военного деятеля. Еще до начала Великой Отечественной войны он был известен как боевой и опытный военачальник. В 1940 году Константин Константинович командовал кавалерийским корпусом, принимавшим участие в освобождении Бессарабии. Потом служил в Даурии – на Дальнем Востоке. С начала Отечественной войны имя Рокоссовского стало широко известно и любимо в народе. Он командовал 16-й армией, прославившейся в битве под Москвой, руководил дерзким захватом Сухиничей, где был ранен. Затем командовал Брянским фронтом, а теперь вот Донским.

Рокоссовский попросил меня немедленно выехать в 57-ю и 64-ю армии, которым в ликвидации немецко-фашистской группировки под Сталинградом отводится важное место.

К концу нашей беседы зашел командующий артиллерией Донского фронта В. И. Казаков, мне он показался ученым артиллеристом, до того глубоко во всем разбирался. Выйдя от командующего, я встретил Константина Федоровича Телегина.

•        –  Видно, всю душу выложил командующему, и он тебе, – улыбнулся Телегин.– Уж больно долго задержался у него. А теперь зайдем в наши апартаменты.

Мы зашли в избу. И хотя наша беседа продолжалась всего минут 30–40, Константин Федорович, опытный партийный работник, сумел ввести меня в боевую жизнь фронта, подсказал, что делать, как члену Военного совета фронта и как секретарю обкома партии.

На прощание Константин Федорович попросил, меня срочно разобраться с тыловым хозяйством фронта, помочь навести в нем порядок.

•       –  Потребуется моя помощь – я всегда помогу,–закончил разговор К. Ф. Телегин.

По совету Рокоссовского, следовало нанести еще один визит – представителю Ставки Верховного Командования Н. Н. Воронову.

С Николаем Николаевичем я встречался на Пленумах ЦК партии, а затем при решении многих вопросов на Сталинградском фронте. Он встретил меня, как старого знакомого.

Выслушав мои сообщения о делах на Сталинградском фронте, Воронов сел на своего любимого конька – артиллерию.

– Она заслуживает особого внимания,– сказал он.– С артиллерией и наш пехотинец отважнее идет в бой. На гитлеровцев артиллерия наводит ужас, в особенности «катюши». Знаете ли вы, что 19 ноября прошлого года, во время нашего контрнаступления было использовано 115 дивизионов реактивной артиллерии – от «катюш» и до «гаврюш». Только один их залп – это 10 тысяч снарядов. Выжженная земля оставалась там, где они ложились.

Меня волновали и другие вопросы, в частности, где размещать огромные полчища пленных гитлеровцев. Их уже много взяли, а сколько еще будет взято?!

Наша беседа закончилась выражением уверенности, что окруженный противник будет разгромлен. Для этого имелись все основания.

 

21 января. Состоялся XI пленум Сталинградского обкома ВКП(б), который обсудил задачи областной партийной организации по восстановлению хозяйства в районах, освобожденных от немецко-фашистских оккупантов. Собравшиеся обратились с письмом в ЦК ВКП(6). В нем от всего сердца выражена благодарность сталинградцев за ту помощь, которую оказала вся страна в тяжелые дни обороны города. Пленум обкома партии заверил ЦК ВКП(б), что город-герой будет восстановлен. Принято также обращение к воинам Донского, Южного и Юго-Западного фронтов – героям Сталинградской битвы.

Генеральная атака по ликвидации окруженной группировки немецко-фашистских войск достигла кульминационного момента. Враг прижат в кварталах города и истребляется по частям.

Почему же немецко-фашистские войска, находясь в безнадежном положении, не принимают наши предложения о капитуляции? «Секрет» этот сегодня выяснен в 64-й армии М. С. Шумилова, которая захватила последний приказ Паулюса. В нем говорится: «За последнее время русские неоднократно пытались вступить в переговоры с армией и с подчиненными ей частями… Мы все знаем, что грозит нам, если армия прекратит сопротивление. Большинство из нас ждет верная смерть: либо от вражеской пули, либо от голода и страданий в позорном сибирском плену. Поэтому всякие попытки вести переговоры следует отклонять, оставлять без ответа, а парламентеров прогонять огнем…»

 

24 января. Разведка донесла, что штаб 6-й армии во главе с Паулюсом и начальником штаба Шмидтом передислоцировался 23 января около 12 часов дня в Сталинград, в подвал совбольницы.

Гитлеровцы начали сдаваться в плен целыми подразделениями. Однако многие части продолжают упорно сопротивляться. При допросе в Садовой немецкий генерал заявил командованию 57-й армии: «Паулюс окончательно надломлен. Он бы сдался в плен немедленно, но получил от Гитлера радиограмму – любой ценой выстоять и не омрачать десятилетие фашистского строя в Германии, которое исполняется 30 января 1943 года. Паулюс ждет с нетерпением этой даты. Важное решение он примет несколько часов позже, после 30 января 1943 года, хотя фактически руководство армией находится в руках Шмидта».

Правда это или нет – трудно сказать, но мы неослабно следим за тем, чтобы Паулюс м его штаб не выбрались самолетом из «котла», как это сделали некоторые другие генералы.

В Гумрак бойцы привели 400 пленных. Те сообщили, что гитлеровское командование распространило среди солдат версию о начавшемся большом наступлении немецких войск в районе Калача и о взятии ими Карповки. Такими-выдумками оно хочет околпачить солдат, принудить к повиновению и гибели…

 

31 января. Ранним утром мне в Красноармейск позвонил по «ВЧ» генерал-лейтенант М. С. Шумилов. Радостный и возбужденный, он сказал:

–  Дела идут к завершению. Приезжайте быстрее в Военный совет армии, будем принимать капитуляцию фельдмаршала. Эта «птичка» теперь уже от нас не уйдет. Звонил Бурмаков – командир 38-й мотострелковой бригады – и доложил, что штаб Паулюса блокирован, что он вскоре будет в наших руках!

–   Откуда взялся фельдмаршал? – спросил я.

Ведь Паулюс только генерал-полковник!

–   Мы тоже так считали,– ответил Михаил Степанович,– но, оказывается, 30 января Гитлер возвел его в фельдмаршалы и уже передал об этом по радио. Только, видно, Паулюс не будет еще иметь жезла и дубовых листков. Я уже командировал начальника штаба армии генерала И. А. Ласкина и уполномочил его вести переговоры по завершению капитуляции Паулюса и его штаба. Думаю, что к 12–13 часам Ласкин привезет Паулюса к нам в Бекетовку. Бурмаков от 38-й бригады послал своего заместителя подполковника Л. А. Винокура. Я приказал полковнику Бурмакову вместе с Ласкиным как можно скорее закончить операцию, а то еще, смотри, начнут упрямиться. В общем, приезжайте на этот заключительный, важный момент.

Да, такой момент никак нельзя было пропустить. События нарастали с исключительной быстротой. Я уже знал, что в ночь на 28 января соединения 64-й и 57-й армий сломили сопротивление противника, занимавшего оборону на северном берегу р. Царицы, и вышли 31 января площади Павших борцов. Подразделения 38-й мотострелковой бригады, взяв штурмом ряд крупных опорных пунктов противника, в том числе бывшее здание обкома партии, подошли к универмагу, где, по показаниям пленных, нашел себе убежище штаб Паулюса.

…А вот и скромный, не очень вместительный домик, в котором разместился Военный совет 64-й армии. Командующего я заметил на улице. Невысокий, статный, он неторопливо прохаживался.

– Что, Михаил Степанович, совершаете утреннюю прогулку?–спросил я, поздоровавшись.

– Какая там прогулка,– устало ответил Шумилов,–вот вышел на улицу после бессонной ночи и вдыхаю свежий волжский воздух. Думаю, какой он, этот фельдмаршал?

Мы прошли в его кабинет, где было жарко натоплено.

–  Рассказывайте, Михаил Степанович, все рассказывайте, как же это пленили Паулюса?

Из его слов я узнал, что события развивались так.

Когда удалось установить, что штаб 6-й немецкой армии во главе с командующим находится в подвале универмага, площадь Павших борцов и весь прилегающий район блокировали. Наши автоматчики, подкатив орудия, стали бить по верхней части здания. Противник вынужден был выбросить белый флаг.

Полковник Бурмаков приказал прекратить огонь, и к зданию универмага направились старший лейтенант Ильченко, капитан Гриценко и лейтенант Межирко. Ильченко было поручено вести предварительные переговоры с немецкими генералами Роске– командиром 71-й стрелковой дивизии, и Шмидтом – начальником штаба 6-й армии, об условиях капитуляции группировки войск Паулюса, окруженной в южной части города. Оба немецких генерала в основном высказались за ведение переговоров о капитуляции, но на основе официальных переговоров с уполномоченными на то высшими офицерами штаба Донского фронта.

Около 9 часов уже под руководством начальника штаба 64-й армии генерала Ласкина, с участием полковников Бурмакова и Лукина, подполковников Мутовина и Винокура, майора Рыжова и других были проведены переговоры о капитуляции. Из сообщения начальника штаба 6-й армии Шмидта стало известно, что генерал-майор Роске назначен теперь командующим южной группой войск и что вместе с ним находятся некоторые командиры дивизий. Генерал Роске просил о прекращении огня, что было доложено командующему 64-й армией М. С. Шумилову (через т. Бурмакова).

– Честно говоря,– заметил Шумилов,– очень опасался, что Паулюса не застанем в живых. Но нет, Ласкин мне звонил, говорит, что тот сдал личное оружие.

В это время с улицы донесся шум. Из окна мы увидели, что к домику Военного совета подкатила группа автомашин.

– Ну вот, кажется, и приехали,– вставая, сказал Михаил Степанович.

Его моложавое лицо сразу стало озабоченным и немного торжественным. В комнату прошли заместитель командующего Донским фронтом генерал Трубников, члены Военного совета армии Сердюк, Абрамов, секретарь обкома партии Прохватилов. Потом вошли генерал Ласкин и полковник Лукин, ввели сгорбившегося худого военного в видавшем виды кителе. Это и был немецкий фельдмаршал Паулюс. Вместе с ним были его адъютант, полковник Адам и начальник штаба Шмидт.

Дверь в соседнюю комнату открыли. Там уже находилось десятка два корреспондентов центральных, областных, фронтовых и армейских газет. Комната была маленькая, и они стояли впритирку, вытягивая шеи.

С помощью переводчика состоялся такой разговор:

Шумилов: Прошу предъявить свои документы.

П а у л ю с: Я имею солдатскую книжку.

Шумилов: Удостоверение о том, что вы, господин генерал-полковник, произведены в фельдмаршалы?

Паулюс: Такого удостоверения нет.

Шумилов: А телеграмму такую получили?

П а у л ю с: Я получил по радио приказ фюрера.

Ш у м и л о в: Об этом я могу доложить своему Верховному Командованию?

Паулюс: Господин Шмидт, начальник штаба может подтвердить.

Генерал Шмидт встал и подтвердил это.

Шумилов: Кто с вами пленен?

Паулюс: Вместе со мной начальник штаба – генерал-лейтенант Шмидт и полковник штаба 6-й армии Адам.

Шумилов: Кто еще?

Паулюс: Имена других я передал парламентерам.

Шумилов: Вас пленили части 64-й армии, которые дрались с вами, начиная от Дона и до конца – под Сталинградом. Жизнь, безопасность, мундир и ордена вам сохраняются.

Господин фельдмаршал, прошу мне сообщить, по какой причине не принят ультиматум генерал-полковника Рокоссовского – командующего Донским фронтом, когда было предложено вам сложить оружие?

Паулюс: Русский генерал поступил бы так, как и я. Я имел приказ – драться и должен был его выполнять…

Ш у м и л о в: А вы утвердили приказ о сдаче оружия?

Паулюс: Нет, он сделал это самостоятельно…

В начале беседы Паулюс выразил неудовольствие тем, что собралось много корреспондентов, фоторепортеров и кинорепортеров, и попросил продолжить разговор без них. Шумилов возразил:

•         – Вы наших пленных солдат и офицеров в своей печати показывали всей Германии, а мы пленного фельдмаршала должны показать всему миру.

Был сделан перерыв, и фотокорреспонденты запечатлели эту встречу. Паулюс, Шмидт, Адам в течение нескольких минут позировали фотокорреспондентам.

Встретившись лицом к лицу с Паулюсом, я не мог удержаться и спросил его через переводчика:

–    Зачем так ожесточенно, прямо-таки зверски, разрушили Сталинград?

–   Война есть война, и я выполнял приказ, данный мне высшим командованием;– ответил Паулюс.

 

1 февраля. Звонил с утра в штаб фронта, в Заварыкино, осведомился, как прошел допрос Паулюса при встрече его с Н. Н. Вороновым и К. К. Рокоссовским. Допрос велся без посторонних в избе, которую занимал Н. Н. Воронов. Паулюс изъявил готовность отвечать на любые вопросы, но только Воронову и Рокоссовскому…

Паулюс просил обеспечить пленным раненым и больным офицерам и солдатам необходимую помощь. Это ему обещали.

Сегодня Вальтер Ульбрихт в своей речи по радио рассказал немецкому народу правду о битве на Волге. Вот некоторые выдержки из его речи:

«Я был в Сталинграде… Гитлер утверждал, что этот большой город на Волге занят германскими войсками. Это была ложь. Даже главное командование гитлеровских вооруженных сил вынуждено было согласиться с тем, что германские войска здесь окружены. В настоящее время этот «котел», наконец, ликвидирован. Ломая себе руки, Гитлер завопил: «Паулюс, Паулюс, верни мне мои дивизии!»…

2  февраля. Сегодня утром войска Донского фронта начали последний штурм противника, засевшего в заводском районе Сталинграда, главным образом, в цехах Сталинградского тракторного завода. Здесь сгруппировалась отборная часть 6-й немецкой армии во главе с генерал-полковником Штрекером. Уже в 11 часов 40 минут танкисты бригады полковника И. И. Якубовского и мотопехота вступили в заводской район. Сотни орудий, главным образом, прямой наводки сокрушали врага. В 16 часов все было закончено. Группа войск генерал-полковника Штрекера в количестве 33 ООО солдат и офицеров сдалась в плен. Таким образом, тракторный завод стал» тем пунктом Сталинграда, где наиболее длительное время шли бои за город. 23 август» 1942 года части народного ополчения здесь приняли первый бой. 2 февраля 1943 года советские войска завершили здесь разгром фашистских захватчиков под Сталинградом.

Руководителем и организатором Сталинградской победы явилась наша родная Коммунистическая партия. Она выпестовала могучую Красную Армию, вооружила ее передовой военной техникой, воспитала талантливых полководцев, вдохновила советских людей на невиданные подвиги. Защитники Сталинграда повседневно» ощущали помощь, заботу и внимание Центрального Комитета. Миллионы коммунистов и комсомольцев с первых дней Отечественной войны ушли на фронт, только сталинградская партийная организация дала .армии 34 тысячи коммунистов, а в дни героической обороны Волжской твердыни на фронт ушло свыше 10 тысяч коммунистов и 7,5 тысячи комсомольцев-сталинградцев. Коммунисты и комсомольцы героически сражались с врагом, во имя великих идей партии Ленина за свою Советскую Родину. Безграничную преданность Родине, Коммунистической партии они подкрепляли отвагой и героизмом, воинским мастерством.

В тяжелые дни битвы областная партийная организация приняла в свои ряды 11 500 человек кандидатами в члены ВКП(б) и почти 7900 человек в члены ВКП(б). Армейские большевики цементировали, сплачивали ряды армии личным примером, воодушевляли бойцов на подвиги…

Президент США Рузвельт, поздравляя нашего Верховного Главнокомандующего с победой под Сталинградом, дал следующую оценку этой эпопее.

«162 дня героической борьбы за город, борьбы, которая навсегда прославила ваше имя, а также решающий результат, который все американцы празднуют сегодня, будут одной из самых прекрасных глав этой войны народов, объединившихся против нацизма и его подражателей. Командиры и бойцы ваших войск на фронте, мужчины и женщины, которые поддерживали их, работая на заводах и полях, объединились не только для того, чтобы покрыть славой оружие своей страны, но и своим примером вызвать среди всех объединенных наций новую решимость приложить всю энергию к тому, чтобы добиться окончательного поражения и безоговорочной капитуляции общего врага».

 

4  февраля. Сегодня праздник Победы на волжских берегах. Суровая и величественная площадь Павших борцов оделась в кумач. Застывшими свидетелями великой битвы стоят обгоревшие и разбитые скелеты развалившихся огромных корпусов большой городской гостиницы, Дома Красной Армии, универмага, гостиницы «Интурист», Дома коммуны и многих других. Еще не убраны разбитые немецкие танки, орудия, автомашины. Повисли на проводах телефонные столбы. Лежит на рельсах сгоревший трамвай. Но все равно площадь кажется праздничной. На ней появились портреты героев битвы, лозунги и транспаранты.

По только что восстановленным путям подошли поезда из Кировского района и привезли представителей населения города, бойцов 64-й армии. Площадь заполнилась бойцами воинских соединений Донского фронта.

12 часов дня.

На импровизированной трибуне появились члены Военных советов фронтов и армий, в, том числе В. И. Чуйков, М. С. Шумилов, А. И. Родимцев, руководители областных и городских организаций. Митинг открыл председатель горсовета Д. М. Пигалев.

В морозном воздухе отчетливо звучат голоса выступающих: командующего 62-й армией Чуйкова, командира 13-й гвардейской стрелковой дивизии Героя Советского Союза Родимцева, командующего 64-й армией Шумилова.

Выступая на митинге по поручению обкома партии, областного Совета депутатов трудящихся и городского комитета обороны, я сказал: «В боях с ненавистным врагом–немецко-фашистскими захватчиками наш город превращен в груды развалин. Сегодня мы клянемся нашей Родине, партии и правительству, что мы возродим наш любимый город».

Собравшиеся бойцы фронта приняли письмо в адрес ЦК партии и правительства и обращение к бойцам фронта громить врага и дальше по-сталинградски.

Начинается новая страница истории нашего города–история возрождения Сталинграда.

Другие материалы номера