Песни, принятые народом




Лев Иванович Ошанин родился 30 мая 1912 года в старинном и живописном городе Рыбинске, расположенном у слияния рек Волги, Шексны и Черемухи в Ярославской губернии. Он был седьмым ребенком в большой многодетной семье. В три года маленький Левушка лишился отца в результате неожиданной его смерти. Все заботы об огромной семье полностью легли на плечи матери, достойной восхищения и уважения, которая, несмотря на сложные жизненные обстоятельства, сумела дать всем своим детям хорошее образование. После Октябрьской революции семья Ошаниных переезжает в Ростов Великий, где мать основала первый государственный детский сад в городе. Семья Ошаниных не задержалась в Ростове Великом, окончательно поселившись с 1922 года в Москве. После семилетки Л. Ошанин посещает рабочий литературный кружок «Закал», при поддержке которого издал свою первую книгу – «Этажи» о школьных годах. Обращаем вниманием, что в СССР фактически при любом промышленном предприятии были творческие коллективы (не на коммерческой основе!) по разным направлениям: вокал, литература, танец, хоровое пение, изостудия и т.д. Сегодня все это ушло в прошлое с переворотом власти в августе 1991 года. В конце 20-х годов юноша Ошанин был принят в Российскую ассоциацию пролетарских писателей (РАПП). Публикует стихи в «Комсомольской правде», «Огоньке», «Молодой гвардии». В этот период он знакомится с великим поэтом Владимиром Маяковским и настолько сближается с ним, что, по воспоминаниям Льва Ивановича, не раз проводил вместе с ним досуг, играя в волейбол. Однажды на волейболе, как он отметил, в результате сильной подачи мяча разбил часы великого поэта. По словам Л. Ошанина, «это было бурно-веселое, счастливое время, когда всё впервые: первая получка, первый друг, первая любовь, первое напечатанное стихотворение. Песни пели самые романтические. Жили взахлеб…»

В тот период молодой советской страны гражданам с дворянским происхождением, чтобы продолжить учебу в техникуме, вузе или продвинуться по карьере, требовалось в течение 2–3 лет отработать на заводе, фабрике и т.д., чтобы заработать рабочий стаж. Также от них требовалось теми или иными делами подтверждать свою лояльность или преданность Советской власти. В перестроечные годы, и в наши дни либерал-демократы с гневом осуждали и осуждают такую практику советских органов власти. Но что-то от либерал-демократов мы не слышали негодования в отношении Царского циркуляра «О сокращении гимназического образования» (1887 г.), прозванный в народе «циркуляром о кухаркиных детях», согласно которому детям из рабоче-крестьянской среды воспрещалось получать гимназическое образование за исключением одаренных гениальными способностями. В соответствии же с советскими порядками в образовательной политике детям из бывшей дворянской, купеческой и церковной среды не воспрещалось получить специальное и высшее образование, если у них был рабочий стаж.

Л.И. Ошанин уезжает на Север, в город Хибиногорск, где устроился работать на апатитовую фабрику литературным сотрудником в фабричной газете, затем директором клуба горняков, а после – разъездным корреспондентом газеты «Кировский рабочий». В Хибиногорске Л. Ошанин становится членом горкома и бюро горкома комсомола. В 1934 г. побывал в командировке в Москве, на Первом съезде советских писателей. Он был настоящим патриотом своей Родины. Он воспевал огромные стройки того времени, людей труда, преодолевающих все мыслимые и немыслимые преграды в строительстве нового общества – социализма. Однако, как оказалось потом на почве зависти к его поэтическому таланту, в результате несправедливого доноса Л. Ошанин был исключен из комсомола и уволен из газеты. Ленинградский обком комсомола пересмотрел «дело об исключении» Л.И. Ошанина из комсомола, и он получил обратно свой билет с полным восстановлением стажа. Молодой поэт возвращается в столицу, поступает на учебу в Литературный институт им. М. Горького.

В день начала Великой Отечественной войны, 22 июня 1941 года, из репродукторов на сборных пунктах звучала песня «В бой за Родину», написанная ранее Л. Ошаниным. Сам он отправляется на фронт в качестве военного корреспондента сразу нескольких военных газет. На фронте полностью раскрывается его поэтический талант: пишет стихи и песни, выступает перед фронтовиками, поддерживая их воинский дух. По окончании войны Лев Ошанин возвращается с фронта домой  широко известным поэтом. Он становится автором множества советских песен, сотрудничая с выдающимися советскими композиторами: И. Дунаевским, А. Новиковым, А. Островским, М. Фрадкиным и другими. Его принимают в члены Союза писателей.

Самой широко известной в начале его песенного творчества  явилась песня «Ехал я из Берлина» на музыку И. Дунаевского. Это была одна из первых песен Победы и появилась летом 1945 года. Он вспоминал: «Однажды утром я услышал, что наши части находятся на подступах к Берлину. И ощущение Победы, большой, долгожданной Победы, стало зримым, вошло в душу, отодвинуло все беды и печали войны. И я представил себе нашего парня, еще почти мальчишку, но уже зрелого солдата, человека, спасшего родную землю, и человека, у которого всё впереди… И сама собой пришла емкая и гордая строчка – «Ехал я из Берлина»… А песню не писал, не имел права, пока Победа не стала свершившимся фактом. И когда она пришла, я сразу легко начисто написал песню. Мне показалось, что по характеру она наиболее близка солнечной палитре Дунаевского». Стихотворные строчки будущей песни понравились мэтру. И буквально в течение нескольких часов родилась мелодия. Для полноценной песни не хватало припева, и по просьбе композитора Л. Ошанин тут же его написал.

Эй, встречай, Да крепче обнимай.

Чарочку хмельную Полнее наливай.

А затем родилась и долго <…> «Эх, дороги». Музыка выдающегося советского композитора Анатолия Новикова Она была сочинена по заказу Ансамбля НКВД под руководством главного режиссера ансамбля Сергея Юткевича. Тема песни заранее была определена: «Под стук колес», а в скобках стояло «Солдаты едут на фронт». Работая над песней, авторы делились своими воспоминаниями о войне и выступлениях на передовой перед бойцами. Фразы в тексте песни очень лаконичные и наполнены глубоким смыслом, чтобы поведать историю и вызвать соответствующие эмоции у слушателей. Л. Ошанин вспоминал, что долго не мог найти продолжение к строке «Твой дружок в бурьяне…» В итоге, он остановился на варианте «неживой лежит». «Вот это «неживой», мне кажется, сказало больше, чем множество слов, которые могли стать на это место».

Режиссер С. Юткевич принял песню и пригласил авторов на ее премьеру. Под названием «Под стук колес» песня вошла в программу праздничного концерта 7 ноября 1945 года по случаю 28-й годовщины Великого Октября. По свидетельству Л. Ошанина, исполнение и содержание песни произвели на слушателей огромное впечатление: сначала в зале вдруг возникла пауза, а потом он взорвался и потребовал повторения песни. «А я, слушая ее, смотрел на зал, и мне становилось все яснее одно: это совсем не песня «Под стук колес». Л. Ошанин убедил А. Новикова временно исключить песню из репертуара ансамбля, чтобы окончательно ее доработать. Месяц он продержал песню в поисках того решения, которое увидел тогда в концертном зале. Через месяц они выпустили ее в свет для исполнения заново под названием «Эх, дороги». Известный российский публицист С. Баймухаметов пишет: Это не на бумаге написано. Это написано на небесах. На печальных русских небесах. О вековечной русской доле. Знать не можешь доли своей, дорога, степь, бурьян, ворон кружит, мать сыночка ждет – это далеко не просто слова… Это архетипы, первообразы русского фольклора. И шире – первообразы русского сознания, изначального мировосприятия и отражения в слове».

На фронте в 1944 году Л.И. Ошанин вступил в партию коммунистов, поэтому он в своем творчестве не мог обойти вниманием создание песен, в которых четко отражался бы его партийный взгляд на события, происходившие в стране. В этом аспекте наиболее популярными и любимыми многими поколениями советских граждан были песни «Ленин всегда живой» на музыку С. Туликова и «Песня о тревожной молодости» А. Пахмутовой. Одной из самых важных и волнующих тем для него стала ленинская тема. Он обращался к образу создателя Советского государства, следуя велению сердца, долга и разума. Не мог пройти мимо этой проблемы и соавтор песни композитор Серафим Туликов, чья музыка исполнена высокого гражданского звучания и вместе с тем подкупающей теплоты. Именно созвучие этих настроений в отношении величия вождя позволило им написать одну из лучших и любимых поколением российских граждан, кому за 60 лет, песен о Ленине. Подтверждаю примером своего исполнения этой песни 29 мая 2012 года в актовом зале ЯрГУ им. П.Г. Демидова по случаю столетия со дня рождения Л.И. Ошанина. Когда я начал припев «Ленин всегда живой, Ленин всегда с тобой…», сотни зрителей встали и начали хором подпевать.

«Песня о тревожной молодости» была создана для кинофильма «По ту сторону» (1958 г.). Действие фильма происходило на Дальнем Востоке, который последним в нашей стране был очищен Красной Армией с помощью партизан и местного населения от японских и американских интервентов, белогвардейских войск под командованием адмирала Колчака и остатков белых банд в лице атамана Семенова в октябре 1922 года. Л. Ошанин, делясь воспоминаниями о том, как была написана песня, отмечал: «Мне хотелось написать такие слова, чтобы в них переплелись и дороги гражданской войны, и дороги первых пятилеток, и дороги войны Отечественной и чтобы, передавая прошлое, слова песни переносили нас в сегодняшний день, были словами сегодняшних комсомольцев, сегодняшней молодежи. Я написал слова. А. Пахмутовой понравились слова, и она написала на них музыку. Начинаем играть и петь – все мимо, все неинтересно, песни нет. Я уж потом узнал, что у Пахмутовой, как и у Островского, с большим трудом пишется музыка на готовый ритм… Потом она говорит: «Может быть, вот это?» И играет чудесную музыку, по мысли совершенно такую, которая нужна, а по ритму совсем другую, чем мои стихи. Это отлично, говорю я. А у вас слова другие, говорит она. Ну что же делать? Я написал заново слова, в которых нет ни приказательных интонаций, ни назойливого повторения прописных истин. В них раздумье о Родине и романтический рассказ о человеческой судьбе и порывах человеческого сердца». Так был создан песенный «своеобразный собирательный портрет советской молодежи, ее лучших гражданских черт, портрет, написанный в увлекательных, романтических тонах». Эта песня стала настоящим гимном комсомольцев 60–80-х годов.

Поэт Л. Ошанин, родившийся на Волге, в течение многих лет вынашивал мысль о песне про великую реку, имеющую для каждого русского человека национальное значение. С его слов, долго не решался взяться за волнующую его душу тему. «Очень уж боязно было браться за написание песни после таких русских народных песен «Из-за острова на стрежень» или «Вниз по матушке по Волге». И вот в начале 60-х годов ему звонит Марк Григорьевич Фрадкин, известный тогда всем композитор, и предлагает написать песню для панорамного кинофильма о Волге (режиссер Я. Сегель). Когда песня была создана, они предложили спеть ее Марку Бернесу, выдающемуся киноартисту и в не меньшей степени эстрадному певцу. На него песня не произвела впечатления, и он отклонил приглашение. Песню согласился записать для фильма не менее известный, чем М. Бернес, киноартист и эстрадный певец Владимир Трошин. 1 марта 1963 года состоялась премьерная демонстрация картины. Интерпретация песни выдающейся советской певицей Людмилой Зыкиной стала самой значимой, как для дальнейшей ее судьбы, так и для самой исполнительницы. Благодаря особой трогательной теплоте и задушевности исполнения песня получила новое звучание и оглушительный виток популярности. Она стала в творческой деятельности визитной карточкой Л. Зыкиной. На Западе ее в концертах представляли как «Мисс Волга».

"Солнечный круг, небо вокруг…" – эти слова несколько поколений россиян разучивали на музыкальных занятиях в детском саду. Простая, запоминающаяся мелодия Аркадия Островского и понятные каждому малышу стихотворные строчки Л. Ошанина сделали песню исключительно популярной в СССР. История создания этой песни очень необычна. В далеком 1928 году, когда мама своему четырехлетнему сыну Косте Баранникову довольно четко объяснила значение слова "всегда", ребенок под впечатлением значения смысла этого слова придумал первый в своей жизни стишок:

Пусть всегда будет солнце, Пусть всегда будет небо,

Пусть всегда будет мама, Пусть всегда буду я.

В 1929 году детский психолог К. Спасская, узнавшая от мамы малыша об этой истории, использовала четверостишие в своей научной статье, напечатанной в журнале "Родной язык и литература в трудовой школе" в качестве доказательства необходимости участия родителей в воспитательном процессе детей. Статью случайно прочитал Корней Чуковский, выдающийся детский писатель, и в своей книге "От двух до пяти" (1933 г.) процитировал понравившееся ему четверостишие. Через 28 лет советский художник Николай Чарухин использовал эти строчки в своем плакате "Пусть всегда будет солнце", изобразив на нем пухлого малыша на фоне домика, голубого неба и яркого солнца. Этот плакат увидел поэт Лев Ошанин на первомайской демонстрации в 1963 году на Красной площади в Москве. Он-то и написал текст знаменитой песни, позаимствовав детский стишок качестве припева. В том же году советская эстрадная певица Тамара Миансарова исполнила "Пусть всегда будет солнце" на VIII Всемирном фестивале молодежи и студентов в Хельсинки. Она завоевала звание лауреата фестиваля и была награждена  золотой медалью. В СССР эта песня стала подлинным детским гимном и была переведена на 11 языков мира. Однако наибольшую международную признательность получила песня Л. Ошанина на музыку А. Новикова «Гимн демократической молодежи мира». Она была переведена на 80 с лишним языков мира и всегда исполнялась при открытии всех всемирных фестивалей молодежи и студентов во второй половине ХХ века. Она появилась как ответная реакция на сообщение в печати о расстреле студентов Афинского университета. Тогда, в конце 1940-х годов, в Греции шла гражданская война между коммунистами и силами монархического режима. Музыка этой песни прежде всего впитала в себя мелодии Великой французской революции (1789–1793 гг.). В интонационный строй песни врывается дух французской «Карманьолы». Впервые песня была исполнена в Праге 25 июля 1947-го, в день открытия I Всемирного фестиваля молодежи и студентов и была удостоена первой премии на конкурсе песен фестиваля.

Известный ярославский поэт Е. Гусев, характеризуя поэтическое наследие Л.И. Ошанина, говорил: «На его долю выпало столько, что хватило бы не на одну человеческую жизнь. И война, и оттепель, и перестройка… Огромная жизнь. Многие уходили во внутреннее диссидентство, в духовный и словесный негативизм. А он – пел гимны жизни и времени!». Демократы обвиняли Л. Ошанина, что при жизни Сталина он много воспевал в поэзии его образ. На что в одном из интервью (1992 г.) он пояснил: «Личность Сталина воспринимал по большей части не как человека, а как символ огромной страны, Победы в Великой Отечественной войне, атрибут государственного патриотизма».

Он был необычайно интеллигентным человеком, никогда не кичился своим большим талантом и славой. Р. Киреев, профессор Литературного института имени А.М. Горького, товарищ Л. Ошанина по работе в течение многих лет, писал: «А вот снобизма не было. Запросто останавливался со студентом где-нибудь на лестнице и почти вплотную к глазам придвинув лист бумаги, читал вслух стихи, громко их комментируя». С 1984 года, за два года до ухода из жизни, Л.И. Ошанину присвоили звание почетного гражданина

Рыбинска. 2 августа 2003 года на набережной Волги великому поэту установлен памятник: возле парапета Лев Иванович с книгой в руках смотрит на реку. В 2019 году рядом с памятником были установлены звуковые колонки, из которых звучат написанные поэтом песни. Они на все времена, покуда жива на свете, хоть одна русская душа.

г. Ярославль

Другие материалы номера