Полет на бумеранге

Курс евро стремительно падает и почти уже равен доллару и швейцарскому франку. Рубль находится на самом высоком уровне, несмотря на санкции, введенные после начала спецоперации на Украине. Это не тот эффект, которого мы ждали! Я как предприниматель не могу не беспокоиться, тем более что инфляция растет, а рецессия не за горами…

Хотя формально западные страны не находятся в состоянии войны, факт остается фактом: отношения с путинской Россией сегодня сильно испорчены.

Что же делать? Даже если Европейский союз найдет средства для создания единой обороны, этот проект еще долго останется в своей «младенческой» фазе. Значит, Соединенные Штаты останутся для нас такими партнерами, без которых по-прежнему не сможем обойтись. Причина в мощном ядерном арсенале американцев. Французские и британские ядерные силы без американцев не смогут обеспечить эффективное военное сдерживание в отношении России.

Эта ситуация не может не сказаться на санкциях, принятых G7 (Большой семеркой), НАТО и Евросоюзом, последствия которых бумерангом ударяют в первую очередь по европейским экономикам.

Что касается президента Путина, установившего особые отношения со своим китайским коллегой Си Цзиньпином, похоже, его не волнуют санкции в отношении российских газа и нефти. В настоящее время они экспортируются в больших объемах в Китай и в Индию, в то время как ограничительные меры наносят ущерб европейским странам.

Это не первый раз, когда санкции, инициированные США, напрямую затрагивают европейские компании, как это было в истории с выходом США (в период правления Трампа. – Прим. ИноСМИ) из Венского соглашения по ядерной программе Ирана. История повторяется сегодня с Россией в более разрушительном виде.

Престижный Йельский университет выступил с роли цензора-надсмотрщика для индустриального мира: он составил список компаний, работающих в России, дав положительные и отрицательные оценки в зависимости от того, прекратили эти компании свое присутствие в стране или нет. Список компаний, которые все еще работают в России, попал в социальные сети, которые бурно отреагировали, осудив оставшихся трудиться с россиянами.

В момент, когда список попал в соцсети, менее чем за час нашей компании L’Occitane пришлось столкнуться с несколькими сотнями атак и угроз бойкота. Цель погромщиков была заставить компанию покинуть Россию. Что, к сожалению, ей и пришлось сделать, потому что мстительность интернет-пользователей стала невыносимой и поставила под угрозу ее работу в других регионах мира.

За более чем четверть века напряженной работы мы создали успешный бизнес в России. С большой грустью я думаю о наших 720 сотрудниках, с которыми нам пришлось расстаться. Но за что мы пострадали, если наше присутствие, как и присутствие других западных предприятий среднего бизнеса, не внесло никакого вклада в военные усилия Путина? Как можно обвинять нас в коллаборационизме только из-за того, что мы работали в России?

В этом конфликте все не просто. Но как нам не расстраиваться, когда в одночасье годы нашего труда были перечеркнуты в результате несправедливых решений? Мы не должны скрывать, что такое же разочарование преобладает, когда мы видим, как Европа уходит из России, оставляя свою рыночную нишу российским и азиатским компаниям.

У главы компании, поставленного перед свершившимся фактом, нет иного выбора, кроме как положиться на политиков, которые в конечном итоге решают судьбу избравших их народов. Мы не можем обвинять США, когда они защищают свои интересы, но мы должны беспокоиться, когда Европа плетется сзади, потому что больше нет у нас политических деятелей масштаба Черчилля, Аденауэра или де Голля, которые могли бы защитить ее, Европы, кровные интересы и разделить с Европой ее судьбу.

Правда, проблеск надежды все-таки есть в этом конфликте: соглашение по зерновым, подписанное 22 июля между Россией, Украиной, Турцией и ООН. Соглашение очень хрупкое, но нужно держаться за него, чтобы не потерять надежду на прекращение этого конфликта.

Когда будет подписан мир и сняты санкции, нужно будет набраться терпения, чтобы вернуть утраченные рынки. Тогда разочарование будет только мимолетным, потому что дух предпринимательства никогда не исчезает.

Le Figaro (Франция)