Архивные муки изобретателей




Архив находится в первобытном состоянии, и путеводителем по нему может быть только хозяин Юрий Николаевич Егоров, которому 82 года, он уже не очень крепок здоровьем и надо спешить, чтобы раскрыть для общества удивительную палитру необыкновенного диапазона как по сути, так и по значимости изобретений и их авторов.
В прошлом году Юрий Николаевич обратился в центральный совет Всероссийского общества изобретателей и рационализаторов (ЦС ВОИР) к его председателю А.А. Ищенко с предложением способствовать систематизации архива, а для начала провести оцифровку отобранных негативов и слайдов эпохи доцифровой фотографии (всего досье Егорова содержит два миллиона негативов и треть миллиона слайдов). Маэстро предложил с этой целью использовать знание предмета и технологию оцифровки свою соратницу, так же, как и он сам, обозревателя журнала «Техника – молодежи» Татьяну Владимировну Новгородскую.
ЦС ВОИР предложение автора воспринял правильно, но, будучи небогатым, предложил за сканирование на личном профессиональном оборудовании хозяина архива в домашних условиях зарплату в размере 20 тысяч рублей в месяц.
Несмотря на нищенское вознаграждение, дружная пара взялась за дело в августе и за первый месяц получила зарплату за оцифровку. Процесс отбора негативов и слайдов, хронологический и тематический поиск не принимались во внимание при оплате – только сканирование.
Затем последовали пять месяцев бесплатного упорного труда по оцифровке для начала шестисот кадров, оговоренных с А.А. Ищенко. К январю уже нынешнего года «сливочный слой» фотографий архива, с 1969 по 1980 год, был оцифрован, скрупулезно описан и предъявлен заказчику с просьбой заключить договор с Татьяной Владимировной на оплату шестисот отобранных снимков 12-летнего периода, и только за сканирование, в размере 75 тысяч рублей (с учетом налога как самозанятого специалиста по сканированию). Для оплаты литературного труда хозяина архива, а это 40 страниц машинописного текста, предполагался отдельный договор.
Прошел еще почти квартал. ЦС ВОИР перестал интересоваться архивом. Роспатент, куда автор обратился с целью с его помощью продолжить работу, тоже оказался неплатежеспособным. Да и у самого патентного ведомства скопилось несколько миллионов неоцифрованных патентов. Лишь дореволюционные «привилегии» (ныне патенты) удалось сканировать в Санкт-Петербургской публичной библиотеке, где есть специалисты.
Что делать и как быть архивариусам, коль скоро и обществу, и государству уникальный архив оказался ненужным или неподъемным? Толстосумы, как известно, заняты стяжательством, а среди изобретателей олигархи не значатся, так как отношение государства к творцам, мягко говоря, потребительское: плати за охранную грамоту и весь сказ.
Осталось одно – предложить приобрести оцифрованную часть архива Библиотеке национального конгресса США и попросить ее финансировать дальнейший процесс оцифровки и литературного сопровождения уникальных снимков полувековой давности.
Ведь в Штатах осело немало советских светлых умов, которым было бы что вспомнить и познать новое, листая полувековой архив, и они охотно платили бы Библиотеке конгресса за копии снимков и подписи к ним, как это делают правопреемники фотохроники ТАСС, торгуя своим советским архивом.
Друзья архивариусов, заслуженные и именитые изобретатели РФ:
Ю.В. МАКАРОВ, Ю.Н. СКРИПОВ, С.С. САГАКОВ, В.В. КОЛГАНОВ, В.В. ДМИТРИЕВ, С.В. ЖИРОВ, К.В. КОБЯКИН, А.Т. ЛОГУНОВ, Н.В. ГУЛИЯ, В.Н. ЛЕГОСТАЕВ и ознакомившиеся с текстом участники инновационного салона «Архимед-2019»

Другие материалы номера