Выстрел в суде

Одним из самых резонансных и обсуждаемых ЧП последних дней стало самоубийство бывшего начальника управления ФСИН прямо в зале суда. В этом случае шокирует всё: и действующие лица – из высшего руководства ФСИН, и причина судебных разбирательств – пенсионер МВД, как утверждают следователи, вымогал деньги у бывшего коллеги, и пронесенное в суд оружие, и то, что судья… дочитывала приговор над умирающим обвиняемым. 

Выстрел, поставивший точку в жизни (но не в судебном деле) экс-начальника управления автотранспорта ФСИН Виктора Свиридова, прозвучал в зале Чертановского суда Москвы 12 февраля во время оглашения приговора. Согласно решению суда, Свиридову дали три года по делу о вымогательстве 10 миллионов рублей. 
По словам адвоката, он общался с подопечным до начала процесса и не мог допустить, что тот может решиться на такой отчаянный шаг. Однако для чего-то принес с собой на заседание пистолет. Как ему это удалось – до сих пор неизвестно. В интернете доступна видеозапись досмотра Свиридова: на кадрах видно, как сотрудники проверяют его сумку – никаких подозрительных предметов при этом обнаружено не было. Одна из версий – что Свиридов отвлек внимание приставов фляжкой с алкоголем, которая «зазвенела» при проходе через детектор. Фляжку достали, алкоголь вылили, а повторно через рамку мужчина не проходил. Еще одно предположение – спустя какое-то время после досмотра он вышел на улицу, получил от кого-то пистолет и беспрепятственно вернулся в зал. Как бы там ни было, но у него получилось пронести 9-мм пистолет Макарова (до ФСИН Свиридов служил в МВД и был награжден именным оружием). 
В Федеральной службе исполнения наказаний Виктор Свиридов работал с 2012 года. До этого заведовал в МВД гостиницей «Комета», его характеризовали как умелого хозяйственника, которого ценило руководство. Во ФСИН он перешел по приглашению экс-руководителя службы Геннадия Корниенко на должность начальника автобазы. Однако на новое место было много претендентов, и через три года Свиридову поручили заняться организацией санатория в Краснодарском крае. После успешного выполнения задачи выжили и оттуда. Пришлось уйти в никуда. Устроиться на работу не получалось, семья еле сводила концы с концами. Возможно, это подтолкнуло его к мысли, что более состоятельный «товарищ по несчастью» должен поделиться благами. 
По версии следствия, через несколько лет Свиридов решил вымогать деньги у бывшего начальника – экс-заместителя директора ФСИН России Александра Сапожникова. Тот уволился из ведомства в 2015 году и до конца 2019-го работал в ФГБУ «Всероссийский центр карантина растений». На суде Сапожников рассказывал, что 26 февраля 2019 года Свиридов позвонил ему и предложил увидеться в ресторане: 
– Свиридов начал рассказывать, что якобы есть ряд сотрудников, которые были по моей инициативе уволены, они обижены, и у них есть в отношении меня компрометирующий материал, – сообщил бывший замглавы ФСИН. 
По словам Сапожникова, Свиридов предложил «уладить проблемы» за 10 миллионов рублей. Сапожников отказался, на что Свиридов предложил ему «хорошо подумать», упомянув возможность публикации компромата. 
После консультации с юристами, Сапожников инициировал новую встречу, на которую пришел уже с диктофоном, и согласился заплатить пять миллионов. Передачу денег, по его словам, Свиридов предложил провести под видом оплаты по договору на оказание юридических услуг. Сапожников согласился и обратился в полицию. На встречу в кафе «Халяль» он прибыл с «куклой» из резаной бумаги. После заключения договора и получения пакета с «деньгами» Свиридова задержали оперативники. 
Обвинение ему предъявили не сразу, дело сначала расследовалось по статье о мошенничестве, потом – о вымогательстве, и все это время у него был статус свидетеля. На заседаниях и в комментариях СМИ Виктор утверждал, что никакого вымогательства не было, Сапожников должен был передать ему деньги для регистрации совместной фирмы, а указанные деньги должны были пойти на аренду помещения, зарплаты и сопутствующие расходы. Мужчина не отрицал, что под воздействием алкоголя мог дать понять бывшему начальнику, что знает о его темных делишках, но, по его словам, намерения шантажировать не было. На суде он уточнял, что речь шла о финансовых хищениях и найме «мертвых душ». Свиридов подчеркивал, что все встречи с ним Сапожников инициировал сам. 
– Свое уголовное преследование Виктор воспринимал как недоразумение и виновным себя не признавал. Адвокаты, да и сам Виктор ждали от суда оправдания. Но вы сами понимаете, что, как правило, суды не идут наперекор уже сложившейся практике. Оправдательных приговоров в России минимальное количество, и мы, безусловно, об этом Виктору говорили. С учетом всех обстоятельств мы рассчитывали, что даже в случае обвинительного вердикта суд применит положение статьи 81 УК РФ и смягчит приговор, назначив условный срок, – рассказал журналистам адвокат Григорий Иванищев. 
С адвокатом не согласен действующий работник ФСИН, на условиях анонимности давший комментарий, что Свиридов как человек системы был в курсе, что почем, и не мог не понимать, что получит реальный срок, поэтому и придумал, как пронести в суд пистолет. Кроме того, собеседник уверен, что поступил мужчина абсолютно правильно, так как в колонии умирать от рака намного мучительней, чем дома: 
– Никто не будет постоянно бегать вокруг тебя и колоть обезболивающее. Как человек системы, естественно, это он тоже прекрасно понимал и знал, как тут все устроено. 
В пресс-службе Мосгорсуда заявили, что Чертановский суд Москвы при вынесении приговора учел состояние здоровья Свиридова: «Суд при назначении наказания ниже низшего предела по вменяемой ему статье учитывал ряд смягчающих обстоятельств: состояние здоровья подсудимого, здоровья родственников, нахождение на иждивении ребенка, положительные характеристики». Однако, несмотря на все вышеперечисленное, суд признал пенсионера МВД виновным в вымогательстве и приговорил к трем годам в колонии строгого режима. Приговор он не дослушал: 
– Услышал только то, что суд не принял во внимание доводы стороны защиты, что ему меняют меру пресечения и заключают под стражу в зале суда. Приговор судья дочитал, когда мой подзащитный уже застрелился – суд был обязан это сделать в связи с регламентом и законом, – рассказал адвокат. 
Со слов очевидцев, после слов «изменить меру пресечения в зале суда», к Свиридову пошел пристав, в этот момент он подался назад, застонал и повалился. Присутствующие в зале ринулись от него в разные стороны, испугавшись, что сработало взрывное устройство. Врачам скорой, приехавшим через полчаса, оставалось только констатировать смерть. Приговор, который судья все-таки дочитала, хотя подсудимый ее уже не слышал, защита, по словам Иванищева, «с большой долей вероятности» обжалует: 
– Я не считаю данный приговор справедливым. Я считаю его жестоким. У человека рак четвертой степени с метастазами в другие органы, он надеялся прожить максимум около полутора лет. Назначать ему наказание в размере трех лет в колонии строгого режима – подобно смерти, – подчеркнул Григорий Иванищев.