Коммунарка готова к сверхмерам




«С медицинской точки зрения, сейчас описано по большому счету два сценария – азиатский сценарий, когда это быстро стихает, и итальянский сценарий – когда это нарастает. Мне как врачу, не только главному врачу, врачу-анестезиологу-реаниматологу, видится то, что очень важно отработать итальянский сценарий, если вдруг будет большой всплеск», – цитирует Проценко Интерфакс.
По его словам, Москва пошла именно по этому пути, «наш госпиталь реально готов трансформироваться, если будет большое число больных, прямо сейчас мы готовы из 606 коек превратить 190 в реанимационные, плюс     поднимаем аппараты ИВЛ из складов».
«Если мы вдруг внезапно пойдем по китайскому или по корейскому пути и все это оборвется [прекратится] в апреле-мае, мне кажется, врачи будут самые радостные», – добавил Проценко.
Тем не менее, по мнению главврача, «все равно необходимо готовиться к более тяжелому сценарию».
В больнице Путин и мэр Москвы Сергей Собянин провели второе за день совещание по коронавирусу, и Собянин снова говорил, что нужно готовиться к худшему: «В регионах нужно готовиться к сложным вызовам, к сложным проблемам. Минуют эти проблемы – ну и слава богу, но надо готовиться».
Пандемия нового коронавируса была объявлена неделю назад. На сегодняшний день в мире зафиксировано почти 400 тысяч подтвержденных больных. В России их пока 658 в 55 регионах человек, но паника нарастает: из аптек пропали медицинские маски, из магазинов – туалетная бумага и гречка, из офисов – люди.

 

Главный врач городской клинической больницы №40 
Денис ПРОЦЕНКО:
«Я за карантин в Москве. Вопрос в цене закрытия»

Главный врач городской клинической больницы №40 Денис Проценко, а именно в его больницу в Коммунарке везут почти всех московских пациентов с подозрением на Covid-19, в беседе с журналистами рассказал вот о чем.
– Всего в Москве к этому дню зарегистрировано 410 случаев. Среди них есть и наши пациенты старше 65 лет, прилетевшие из очагов заражения и общавшиеся с прилетевшими. Но их болезнь не протекает тяжело. Они не находятся на искусственной вентиляции легких (ИВЛ). Вообще в Москве сейчас нет ни одного пациента с коронавирусом на ИВЛ. Девять человек лежат в реанимации, но с ними мы, скорее, перестраховываемся, они не в критическом состоянии. Где-то лихорадка, где-то нам что-то не понравилось в анализах. Пока есть такая возможность, мы наблюдаем их в условиях интенсивной терапии.
Пока мы обходимся городской сетью аппаратов ИВЛ. В ней более 5000 единиц наркозно-дыхательной аппаратуры. Плюс закупки. У нас на территории находится 72 аппарата ИВЛ и еще 29 наркозных аппаратов, которые можно использовать аналогично. Я знаю, что каждый из главных врачей Москвы готов по звонку выделить аппараты из своего резерва. У нас модно ругать систему здравоохранения, но сейчас это отлично работающая команда.
У нас вчера сбежал пациент. Нашли. Как они сбегают? Они разворачиваются и уходят. Кто-то через забор, кто-то через КПП. Мы же не можем людей ограничивать в свободе передвижения, что мы им, руки будем выворачивать? Когда пациент поступает, с ним два часа говорят. Зачитывают правила, предписания и предупреждения об ответственности за действия, влекущие распространение инфекционного заболевания и создающие угрозу населению. Когда их возвращают в больницу, они обычно  говорят: «Я нормально себя чувствую, лучше дома буду».
Как правило, они успевают до дома доехать. Больше того, приезжая домой, они еще и не открывают участковому дверь. Не пускают и все. «Нет, мы не настолько больны, чтобы в больнице лежать». Они нас не слышат. Не понимают, что для старших людей они и есть то самое ходячее биологическое оружие. Другие, наоборот, жалуются на недостаточное внимание врачей. При этом вирус у них может быть не подтвержден. У нас, например, есть пациенты, которые к нам поступают с температурой, потом она падает. Мы их наблюдаем, берем мазки, но мы их не лечим. От чего их лечить? Потом появляются посты в Фейсбуке в духе: «Я лежу четвертый день, у меня только меряют температуру, больше никто не приходит и никак не лечат». Да что там говорить, люди хайпят как могут: плакаты HELP! вывешивают, выбрасывают из окон полотенце с американским флагом. Жалуются, а чего вы четвертый день даете нам йогурт без вкуса…
Психологическое состояние пациентов, а нужно понимать, они находятся взаперти, поэтому оно в какой-то степени  тяжелое.  У нас работают психологи, город помогает специалистами. Для некоторых пациентов приход психолога – это дополнительный вызов, ведь у наших людей в голове до сих пор тонкая грань между психологом и психиатром.
Врачи? В Москве нет заболевших врачей. Мы сравниваем с данными от иностранных коллег. Они говорят, сначала 30% заболевших врачей, в Китае вообще шесть умерших. Но там гораздо больше пациентов, внимание снижается, времени мало, делать надо все быстро-быстро-быстро…
В городе, говорю это осознанно, меры принимаются все какие возможно, к нам волонтеры идут в больницу. Это врачи самых разных профилей и опыта, которые сами бесплатно готовы помогать чем надо: документы, уколы, обходы. Кадров нам хотелось бы больше. Не откажемся от них. Город сейчас присылает дополнительно врачей.
К пику когда готовиться, реально никто не знает, дойдем мы до него или нет. Медики всегда готовятся к самому неблагоприятному варианту, лучше быть перестраховщиками. Есть понятные инструкции – скрипты, чек-листы для пациентов, как действовать, понятно. Да, мы работаем напряженно, но я не вижу в этом чего-то из ряда вон. Скажу больше, первые сутки людей нельзя было отсюда выгнать. Заканчивалась их смена, сколько всего еще надо делать, и добровольно оставались. В этом плане здешние врачи – все мои герои. Я ими восхищаюсь.
Многих интересует зарплата врачей. Врач в среднем у нас получает около 140 тысяч, плюс правительство выделило грант для людей, работающих здесь с коронавирусом. Дополнительно 70 тысяч для врачей, 50 тысяч для медицинских сестер, 30 тысяч для прочего медицинского персонала.
Сейчас важно остановить истерику. Не нужно носить маски здоровым. Маски не помогают. Вот я сейчас спрашивал у ваших коллег, зачем они пришли сюда в респираторах. Эти штуки со степенью защиты 2FP используют наши врачи в сочетании с полностью закрывающим тело костюмом. Такая маска на улице только ведет к нагнетанию истерики у людей. От попадания вируса  маска на лице не спасет. А если вы болеете или контактировали с заболевшим – только самоизоляция.
Что касается слухов, что у нас мало проводят тестов и не так, как надо.   Сообщаю, мазок берется из носа или ротоглотки, берется кровь. Да, был пул пациентов, у которых брали мочу и мазки из прямой кишки, это не заработало. Но, к сожалению, наши люди очень часто показывают уровень необразованности. Я максимально открыт, и вся эта информация лежит на официальных сайтах. Я веду открытую страницу больницы в Фейсбуке, и от штаба имею простую вводную: говорить все как есть.
На фоне паники люди обращаются в поликлиники, даже когда нет повода, поглощая ресурсы. Например, врачи вместо работы объясняют, что не нужно делать анализ, если у вас нет температуры и других признаков болезни. Потому что рутинный анализ ничего не дает.
Я в Фейсбуке рекомендовал тем, кто самоизолировался, сервис доставки вина. Дополняю, выпить в такой обстановке полезно, напиваться – нет. Смысл поста был глубже: он о том, что не надо идти в магазин, что в самоизоляции в Москве можно чувствовать себя комфортно с сервисами доставок. Самоизоляция – это самая эффективная мера сейчас. 
Введение карантина в городе – это компетенция главного санитарного врача города. Как врач я уже сейчас объявил бы его. Это нас обезопасит. Весь вопрос – цена закрытия. Весь вопрос – где та сверхмера. А вы знаете, как работали китайские реаниматологи? Они перед дежурством надевали утром памперсы и 12 часов не выходили из отделения реанимации. Понимаете, что такое эпидемия? Люди так делали, чтобы каждый раз не менять дорогостоящий костюм защиты и чтобы экономить время. Это та самая самоотдача и то самое верное понимание ситуации. Ни поесть, ни попить, ни сходить в туалет. Как работают врачи во время эпидемии коронавируса. Это врачи. А у обывателя вечный торг с собой: ну хорошо, в школу я ребенка не отправила, а вот на танцы сходит, заплатили же. Или вот доставку я заказала, а кефир забыла, ну зайду в магазин быстро. И так во всем. Моей дочери 16 лет. Ну, подросток, не очень со мной общается. Она на изоляции дома. Вчера мне пишет: «Ты когда будешь? Я тебе есть приготовила». Я испугался: «Что случилось?» А она говорит: «Так скучно, что заняться нечем». Самоизоляция может быть очень полезной.
 

P.S. В завершение одна любопытная деталь, о которой вряд ли сообщат официальные СМИ. По рассказам сотрудников больницы, пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков попросил одного из врачей в Коммунарке снять Владимира Путина на телефон во время посещения отделения и после уничтожить смартфон. Соответствующее видео даже «слили» в Telegram-канал Life Shot. «По Telegram отправите, там один только контакт – написано «Дима», телефон оставляете себе и потом уничтожаете», – поручил представитель Кремля, общаясь с сотрудниками медицинского учреждения. Решение уничтожить смартфон Песков объяснил тем, что времени на его дезинфекцию нет. «Мы не можем подвергать президента риску», – резюмировал пресс-секретарь главы государства. По наблюдению спецов, в руках у Пескова был смартфон, похожий на Samsung Galaxy A51 или Samsung Galaxy A71. Согласно данным в интернет-магазинах, цена первого не превышает 15 тысяч рублей, второго – 20 тысяч рублей.

Другие материалы номера