Рвутся снаряды, шипят водометы




Как сообщило ведомство, причиной пожара стало возгорание травы, после которого порывистым ветром огонь перекинуло на площадку хранения артиллерийских боеприпасов. В результате около двух тысяч находящихся там, в том числе на 43 открытых площадках, снарядов начали взрываться. Однако местные жители такую версию причины возгорания категорически отвергают: «Там вокруг этих складов вычищенная территория по периметру шириной 80–100 метров, огражденная двумя заборами, два грузовика спокойно разъезжались, и периметр этот всегда чистый был, чему там гореть? Как огонь мог попасть на территорию? Весь мусор грузился на КамАЗы и вывозился с территории, и только потом сжигался. На входе на территорию КПП проверяют на наличие спичек/зажигалок. Все сигареты, спички, зажигалки отбирали, чтобы даже соблазна не было там чем-то чиркнуть. Возможна халатность, конечно, но в здравом уме кто-либо из вошедших ничего там жечь не станет…». 
Как рассказывают люди, военный городок в Скопинском районе был образован в 1938 году. В нем находится производство, на котором раньше собирали, а теперь демонтируют взрывные снаряды. Десятилетиями на оборонном предприятии работали «вольнонаемные» местные жители. Комплекс, судя по описанию, был грандиозный: «У меня знакомые вчера оттуда успели убежать, когда дома начали складываться как карточные домики. Там составы под землю на склад заезжали (сам склад под землей) – боеприпасы, которые хранились, со всей страны свозили, часть разбирали», – рассказывает местная жительница. 
«Интересное», по мнению местных, обстоятельство – пострадал именно тот военный городок, жители которого год назад перекрывали трассу из-за споров о жилье. В связи с этим люди сейчас высказывают самые разные подозрения: «В прошлом году выгоняли на улицу, а теперь и вовсе сожгли дома, чтоб ни достались никому», «Сначала выселить не могли людей, так теперь хоть выжили». 
q q q 
Причина пожара пока так и неясна, а вот последствия – самые серьезные. Осколки рвущихся снарядов «накрыли» соседнее село Шелемишево и поселок Желтухинский, откуда начало массово убегать население. По словам жителей военного городка, в момент ЧП там не сработала система оповещения: «Я была дома, когда началось это «стрельбище». Я поначалу не могла понять, что происходит. Смотрю в окно, люди бегают. Увидела знакомую, которая работает в штабе. Она крикнула мне: «Бегите, склады горят!». Я схватила документы и бегом, даже кошелек не успела взять. Со мной в этот момент был еще внук. Там уже трава горела, сосны, – делится впечатлениями Ольга, учительница школы, расположенной на территории городка. – Мы бежим в сторону трассы, а рядом с нами взрывы. Толком еще понять никто не мог, что происходит, сирены не было. Никаких предупреждений. Я бы так и сидела дома, если бы не знакомая». «Самое страшное – это не было организации, все узнали всё через свои окна, увидели, что бегут, и все побежали… Не было предупреждения… А все эти репетиции до этого – полный фарш, никто никому не помог!» – возмущается жительница Шелемишева Светлана.
Региональный минздрав сообщил о 14 пострадавших, поступивших в больницы, включая одну женщину, находящуюся в реанимации в тяжелом состоянии. Как отчитываются ведомства, во время ЧП в Рязанской области никто не погиб. Однако сами жители в этом совсем не уверены: в части живет около тысячи человек, среди которых очень много пожилых людей, и все ли они успели эвакуироваться, пока неизвестно. «У нас в доме живет ветеран войны, она не ходит, не знаю – вывели ее или нет», – переживает Ольга. Многие в момент ЧП находились на дачах: «У соседки муж был на даче недалеко от Шелемишева. Когда начались взрывы, его воздушной волной с ног сбило, и лопату из земли вывернуло. Бросил всё, сел в машину – и немедленно домой!» – поделилась жительница Скопино. 
Взрывы ощущались даже в 26 километрах в городе Кораблино: «У нас днем трясло – мама в панике звонит мне в Рязань в районе 14 часов: «У меня в шкафу посуда звенит, и когда сижу на диване, то ощущается вибрация». Так звенело и трясло где-то до 17–18 часов», – рассказал житель Рязани Александр Дударев. 
Уже к вечеру 7 октября губернатор Николай Любимов подписал распоряжение о введении режима чрезвычайной ситуации в целом ряде населенных пунктов. Власти закрыли проезд по трассе Р-22 «Каспий» и начали эвакуацию из зоны. В тушении пожаров участвовало более 650 военнослужащих. Минобороны РФ доставило на место пожара четыре Ил-76 и 3 вертолета Ми-8, способных сбрасывать воду. В распоряжении военных было также пять специальных пожарных танков. Кроме того к месту ЧС прибыли сводные отряды разминирования, вооруженные пятью роботами-саперами и роботами-пожарными «Уран-6» и «Уран-14». Вывозить из населенных пунктов, находящихся неподалеку от места ЧП, пришлось свыше 2 тыс. 300 человек. В Скопинском районе эвакопункты были организованы вместо гостиниц или домов отдыха в школах и на лыжной базе. Часть эвакуированных вынуждены спать на матрасах, размещенных на полу обычного класса, однако представители Экспертного совета при правительстве Рязанской области такое размещение назвали отличным… В Ряжском районе жителей транспортировали в Ряжск, где было подготовлено три эвакуационных пункта – на базе общежития Ряжского колледжа, центра внешкольной работы и спортивного комплекса «Флагман». Неудивительно, что большинство из вынужденных переселенцев предпочло разместиться по домам у близких и знакомых. 
Впрочем, части эвакуированных все же повезло: по словам Натальи из поселка Желтухинский, их приняли хорошо: предоставили кровати, дали подушки и одеяла. «В школьной столовой мы поели, утром обещали еще накормить. Дом наш, когда мы уезжали, стоял, но некоторые стекла были выбиты». Уже после того, как Наталья и ее соседи покинули поселок, в один из дворов прилетел неуправляемый реактивный снаряд, которым вооружают вертолеты и самолеты! К счастью, с НУРСа, как и положено, была снята боевая часть, и во двор за 2,5 км от склада прилетела только металлическая болванка. Как сказали хозяевам специалисты, иначе осталась бы от дома только воронка. Соседней деревне повезло меньше – около 17 домов там сгорело. «Оттуда днем на трассу выбегали люди с сумками, куда успели какие-то вещи покидать, и их подбирали проезжавшие водители, вывозили в безопасные места», – рассказала женщина. 
q q q 
«На сегодняшний день выполнены все задачи. Открытого горения и взрывов на арсенале нет. Арсенал абсолютно локализован», – заявил замминистра обороны Дмитрий Булгаков. Жители уже начали возвращаться домой – те, кому есть куда. Рязанцев сейчас больше всего интересует, что будет с теми, кто в одночасье остался буквально без ничего, тем более что жили в пострадавших населенных пунктах преимущественно пожилые люди, всю жизнь проработавшие на опасном военном производстве: «А что будет со стариками, которые жили в этих деревнях? Все имущество погорело, жить там невозможно… Дадут жилье?», «Вот и нам интересно. У бабушки сгорели и дом, и квартира», «Надеюсь, пострадавшим окажут материальную помощь в покупке нового жилья». 
От деревни Шелемишевские Хутора, которая находилась вплотную к горящим складам, остались одни руины. «Впечатление, что тут была война», – отмечают ее бывшие обитатели. Возвращаться им некуда…
Жители военного городка говорят, что в домах все разбито: все стеклянные предметы, зеркала. Под присмотром военных людям разрешили забрать свои вещи. Они рассказывают: «Разрешили вынести самое необходимое. Боимся мародеров, военная часть, но кругом одни дырки в заборе, рядом дачи, поэтому уже сегодня с утра были мародеры».
Военные следователи по факту взрыва возбудили уголовное дело по признакам преступления, предусмотренного ст. 349 УК РФ («Нарушение правил обращения с оружием и предметами, представляющими повышенную опасность для окружающих»), для расследования создана следственная группа. Однако брать на себя ответственность за случившееся и, соответственно, решение проблем людей, которым не повезло жить и работать рядом с военным объектом, пока никто не торопится. А на дворе октябрь, и как быть людям, оставшимся без крыши над головой, или в домах, требующих основательного ремонта? 
q q q 
Правительство Рязанской области уже сообщило, что пострадавшим от взрывов выплатят компенсации в размере от 10 до 400 тысяч рублей. Тем, кто частично утратил имущество первой необходимости, выплатят по 50 тысяч рублей, полностью утратившим – по сто тысяч рублей. Что в наше время можно купить на сто тысяч рублей? Один мебельный гарнитур? Максимальную выплату 400 тысяч рублей обещают дать тем, кто получил в результате ЧП тяжкий вред здоровью, средний вред оценили в 200 тысяч рублей, за незначительные травмы заплатят по 20 тысяч. Если судить по опыту откликнувшихся на случившееся жителей Красноярского края, год назад столкнувшихся с точно такой же бедой, перспективы у рязанцев не самые обнадеживающие: «В Ачинске год назад то же самое было. Никакой помощи. 50 тысяч выделили таким пострадавшим, пуху на камеру накидали, побегали для вида и все. И склад тушили несколько недель у нас. Взрывы были доооолгие. И дела никому ни до чего нет теперь».
Сейчас несколько организаций, включая «Офицеров Рязани», объявили о сборе помощи пострадавшим, что, однако, вызвало взрыв общественного негодования: «А государство что-то сделает? Или ему это невыгодно – помогать своим?», «Государственная структура разбомбила дома граждан, а помогать будут волонтеры и остальные нищие граждане!», «А что, государство уже не в силах помочь?».
Как говорят сами жители, когда они устраивались на опасное производство в советские годы, заманивали их туда как раз жильем, приглашая в городок лучших специалистов – инициативных, преданных делу. Несколько лет назад местные пенсионеры сравнивали местных чиновников с фашистами и собирались всей толпой выйти на Волгоградскую трассу и отправиться к президенту – отвоевывать свои квартиры, в которых их не желали прописывать, и откуда пытались изгнать, сделав бомжами. Страшно представить, с каким отношением оставшимся в разбитых квартирах старикам придется столкнуться теперь… 

Другие материалы номера