Зазорно принимать из ваших рук награду


Академик А.А. Трофимук является одним из первооткрывателей трех крупнейших нефтегазоносных провинций на севере Евразии: Волго-Уральской, Западно-Сибирской, Лено-Тунгусской. Он много сделал для выявления месторождений нефти и газа в Китае, на шельфах морей Северного Ледовитого океана и острова Сахалин. Научно-организационную и государственную работу А.А. Трофимук сочетал с теоретическими и прикладными исследованиями по нефтегазовой геологии.

А.А. Трофимук вспоминал о Великой Отечественной войне: «Все наши усилия были направлены на то, чтобы увеличить потоки нефти на фронт. Мы развернули большую работу по предотвращению снижения добычи нефти…» В этих условиях А.А. Трофимук был назначен главным геологом объединения «Башнефть». Под его руководством и по его прогнозам в сентябре 1943 г. было открыто уникальное для того времени высокодебитное месторождение – Кинзебулатовское. В сутки скважина давала до 6000 тонн. Позднее Андрей Алексеевич гордился: «Нефть сразу шла на переработку и далее – на фронт». За открытие нового месторождения и внедрение прогрессивных методов добычи нефти 32-летнему Андрею Алексеевичу Трофимуку, первому среди советских геологов, 29 января 1944 года было присвоено звание Героя Социалистического Труда.

В 1950 г. он был назначен главным геологом Министерства нефтяной промышленности СССР и возглавил поиски по всей стране. Под его руководством были открыты новые месторождения нефти в Татарии, на Украине и в других регионах.  В 1951 г. он возглавил правительственную комиссию по оценке перспектив нефтегазоносности северных районов Красноярского края и Якутии. С 1952 г. он начал предпринимать активные меры для усиления поисковых работ в Западной и Восточной Сибири.

Вместе с академиками М.А. Лаврентьевым и С.А. Христиановичем Андрей Алексеевич стоял у истоков создания Сибирского отделения Академии наук СССР. Развитие Сибирского отделения, его стремление с первых дней существования максимально эффективно влиять на развитие экономики привело Президиум Сибирского отделения к созданию в 1978 году долгосрочной программы комплексного освоения природных ресурсов Сибири. А.А. Трофимук предложил ее краткое название – программа «Сибирь».

Особой страницей в деятельности А.А. Трофимука как ученого и гражданина стала борьба за сохранение озера Байкал.


 

Письмо было опубликовано 10.03.1998 г. со словами ученого в заголовке: «Зазорно принимать из ваших рук награду». Воспроизводим текст этого письма.

 

 

Борис Николаевич!

Находясь в больнице по случаю острых и частых приступов стенокардии (перенес в 1989 году очень тяжелый инфаркт), 18 февраля 1998 года ознакомился с текстом, опубликованным в рекламном новосибирском еженедельнике («Навигатор», №6 (109). В нем между рекламными объявлениями сообщалось:

«За особые заслуги перед Российской Федерацией в области науки распоряжением президента РФ от 26 января 1998 года академику Трофимуку Андрею Алексеевичу установлено дополнительное пожизненное ежемесячное материальное обеспечение в 10-кратном минимальном размере оплаты труда. Впервые такого внимания удостоена группа российских ученых. Ранее, в 1997 году, таким образом были отмечены выдающиеся ветераны культуры и искусства».

Ознакомившись с этой публикацией, мне хотелось бы узнать: кто персонально входил в группу российских ученых, удостоенных столь высокой чести президента РФ. Уж очень не хотелось бы быть рядом с академиком РАН Д.С. Лихачевым, который в памятный день октября 1993 года призывал вас расстреливать всенародно избранных депутатов РФ. Расспросы сведущих людей не дали результатов.

26 февраля 1998 года я получил две правительственные телеграммы. В первой из них президент Российской академии наук академик Ю.С. Осипов поздравил меня с награждением орденом «За заслуги перед Отечеством» IV степени, «которым отмечен ваш многолетний добросовестный труд и большой вклад в укрепление дружбы и сотрудничества между народами».

Вторую поздравительную телеграмму мне прислал представитель президента Российской Федерации И.В. Шмидт, в которой уточнялось, что я награжден указом президента от 23 февраля 1998 года №188.

В Сибири я работаю более 40 лет. Меня пригласили войти в состав членов Сибирского отделения АН СССР его организаторы: академики М.А. Лаврентьев и С.А. Христианович и поручили мне организовать новый институт, названный мною Институтом геологии и геофизики, который за свою плодотворную деятельность был удостоен звания «Имени 50-летия СССР».

В книге, которая вышла из печати в феврале этого года, мною освещен мой и моих коллективов сорокалетний период борения за развитие нефтегазодобывающей промышленности Сибири.

Так вот в этой книге показано, что за последнее десятилетие моей деятельности в Сибири, с 1988 по 1997 г., когда вы возглавляли и возглавляете сейчас высшее руководство Россией, у вас не было оснований награждать меня правительственной наградой, так как все эти годы я был решительным противником ваших действий по развалу СССР и осуществлению вами столь губительных для России реформ. Конечно, вы можете заявить, что мое награждение охватывает мои заслуги за все 65 лет моей трудовой и научной деятельности, а не только последнее десятилетие.

Да, я горжусь тем, что в условиях социалистического строя (пусть даже не совсем совершенного) мне выпало счастье в первые годы после окончания в 1933 году Казанского государственного университета им. В.И. Ульянова (Ленина) некоторое время работать в Казани, быть на экспедиционных исследованиях, на полях Татарской АССР по выявлению нефтегазоносности ее недр. Затем короткое время работал на Урале, в Свердловской области, где тогда, в 1934 году, размещался трест «Востокнефть», занимая должность геолога, а когда трест был перемещен в столицу Башкирской АССР, вместе с ним переехал и я, где в течение 16 лет осуществлял поиски, разведку и разработку нефтяных месторождений Башкирии. Я счастлив также оттого, что на земле Башкирии нашему коллективу геологов и геофизиков в 1943 году удалось найти и быстро освоить новое месторождение (Кинзебулатовское), расположенное вблизи Ишимбаевских нефтепромыслов – основных поставщиков нефти и продуктов ее переработки, очень нужных фронтам сражающейся Красной Армии. Мы старались широко внедрить методы обработки нефтеносных залежей соляной кислотой, добиваясь существенного увеличения притоков нефти из скважин. Словом, мы всячески старались оказать помощь фронту. За эту деятельность мне в январе 1944 года было присвоено высокое звание Героя Социалистического Труда.

Мне дважды с группой соратников было присуждено звание лауреата Сталинской премии первой степени с золотой медалью. Первый раз в 1946 году – за открытие девонского нефтегазоносного этажа в Урало-Поволжье и второй раз в 1950 году – за обоснование и применение законтурного заводнения, значительно повысившего добычу Туймазинского месторождения.

В 1950 году приказом министра нефтяной промышленности СССР Н.К. Байбакова я был назначен главным геологом Главнефтегазразведки, осуществлявшей поиск нефти на всей территории СССР. При моем участии были открыты крупные нефтяные и газовые месторождения в Татарии, саратовском Поволжье, Украине и других областях СССР. В последующем, тоже по приказу того же министра, я был назначен главным геологом Всесоюзного нефтяного института, который обеспечивал обоснование и проектирование разработки наиболее крупных нефтяных месторождений СССР. В этом институте сначала заместителем, а затем и директором я работал вплоть до перехода в 1957 году на работу в Сибирское отделение АН СССР.

Прошу извинения, что я так подробно изложил, за что и чем меня награждало Советское правительство за работу как в системе Министерства нефтяной промышленности, так и в системе АН СССР. Я хотел показать, что эти высокие награды я получал не за угодничество перед начальством, а за конкретные дела, содействующие развитию производства и науки.

С 1944 по 1981 год я стал кавалером шести орденов Ленина, ордена Октябрьской Революции, двух орденов Трудового Красного Знамени. Согласитесь, что я достойно (по-моему, сверхдостойно) отмечен партией и правительством за свои скромные труды.

Совсем другое положение сложилось с начала перестройки и начала вашего столь губительного руководства Россией.

Как геолог высокой квалификации и занимавший крупные посты, я отчетливо видел, как открывались широкие перспективы нефтегазоносности наших обширных территорий и не менее больших акваторий внутренних и внешних морей Северного Ледовитого и Тихого океанов.

Приведу только два примера растранжиривания нефти и газа России из десятков подобных других.

Первый пример. На территории острова Сахалин добывалось ежегодно до трех миллионов тонн нефти, которых едва хватало самому Сахалину и Хабаровскому краю. Там уже в 80-х годах были разведаны крупные месторождения нефти и газа на восточном Сахалинском шельфе. Одно нефтяное, с запасами в 100 миллионов тонн, а другое газовое, с запасами в 400 миллиардов кубометров. На поиск и разведку этих запасов Россия израсходовала 160 миллионов долларов США. И вот эти месторождения передаются для извлечения названных запасов ряду иностранных компаний с участием и Японии на следующих, определенных договором условиях. Инвесторы, затрачивая по своим расчетам с учетом достойного уровня рентабельности 10 миллиардов долларов, что составляет 23 процента от стоимости запасов, по договору будут получать 90 процентов добытой нефти и природного газа. Этот кабальный для России договор о разделе продукции одобрил в качестве образцово-показательного назначенный вами премьер-министр, лучший знаток нефте- и газодобывающей промышленности СССР Виктор Степанович Черномырдин совместно с вице-президентом США. Но и при этих кабальных условиях раздела продукции по Сахалинскому шельфу инвесторы не торопятся добывать нефть и газ потому, что ожидается понижение цены углеводородного сырья, и они, инвесторы, будут ждать более благоприятной обстановки для начала добычи. Итог: на Сахалинском шельфе открыты столь большие запасы нефти, которые позволили бы в течение одного пятилетия полностью обеспечить весь советский Дальний Восток углеводородным, самым дешевым и эффективным энергоносителем. Все затраты на кардинальное решение энергообеспечения всего Дальнего Востока окупились бы в течение того же пятилетия освоения. При этом Дальний Восток мог бы экспортировать избытки нефтепродуктов в страны Тихого океана. Найденное богатство блокировано «друзьями»-инвесторами, России же остались только убытки по созданию омертвленного капитала.

Второй пример. Касается Газпрома и других организаций, созданных все тем же В.С. Черномырдиным. Вы сами установили, что для полного развития нефтегазодобывающего комплекса Западной Сибири вместе с созданием промышленной и социальной инфраструктуры вполне достаточно выделить нефтегазодобывающим организациям всего 20 процентов от добываемой продукции; с этим вашим предложением согласились и нефтегазодобытчики, а передали им сначала 40 процентов, а затем пообещали вскоре отдать и остальные 60 процентов. Итог: нефтяники вдвое снизили добычу нефти в Западной Сибири. Их энергия была направлена не на рост или стабилизацию добычи, а на то, чтобы быстрее отправить за границу накопленные от дешевой продажи нефти и газа доллары. А Газпром стал таким монополистом, что его власть сильнее вашей.

Вы с энергией, достойной лучшего применения, добиваетесь свободной продажи сельскохозяйственных угодий – земли России, где еще не захоронены миллионы трупов павших воинов – защитников земли Русской, вы создали условия, способствующие ускоренному умиранию не только участников Великой Отечественной войны, но и всего народа России.

Вы, президент РФ, более жестоки к своему народу, чем тот старик-генерал, который отвечал им казнимым: «Вы землю просили? Я землю вам дал, а волю на небе найдете!» Распродав землю, вы не оставите ее и для могил своих соотечественников!

Передав сельскохозяйственные земли не тем, кто их обрабатывает, обеспечивая продовольственную независимость России, а тем, кто готов превратить свободных граждан России в их рабов, вы завершаете превращение великой державы в страну, где господствуют эксплуатация и рабский труд рабочих, крестьян, учителей, работников науки, создателей культуры и искусства.

Я считаю зазорным для себя принимать из ваших рук награду за то, что не смог убедить вас и вашего соратника В.С. Черномырдина в проведении не разорительных реформ Международного валютного фонда, а действительных преобразований, поднимающих благосостояние народов России, обеспечивающих им заслуженное величие и процветание!