Позорная слава вершителей расправы




– Исполнилось 40 дней со дня трагической гибели народного вождя Донбасса Александра Захарченко. Среди тех, кто пришел почтить его память в Донецке, были и депутаты Государственной думы России. 
Террористический акт, унесший жизнь лидера Донецкой народной республики, был уже четвертой или пятой попыткой спецслужб Украины, и хотя за четыре года гражданской войны, развязанной устроителями государственного переворота на Украине, мы навидались всякого, все же этот террористический акт 31 августа выделяется своим цинизмом и изощренностью. 
Государство Украина, претендующее на свое место в ряду европейских государств, уже не в первый раз прибегает к терактам для достижения своих целей. Украина превратилась в террористическое государство, и правители сегодняшней Украины замараны кровью Александра Захарченко, многих других сыновей и дочерей Донбасса с ног до головы. Они пиарятся на этом фоне, отнимая друг у друга позорную славу вершителей расправы, а пепел Захарченко и всех погибших за эти годы на Донбассе стучит в наши сердца. 
Не случайно практически одномоментно президент Украины Порошенко заявил о разрыве Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве России и Украины, ратифицированного в 1999 году. Да, этот договор был односторонне выгоден Украине. Я в свое время выступал против его ратификации. Не потому, что не хотел дружбы, сотрудничества и партнерства с Украиной, а потому, что понимал: Украину в этом договоре интересует только статья 2 о признании бывших административных границ между Россией и Украиной государственными, то есть о признании нахождения в Украине сворованного у России Крыма. 
Теперь, когда Крым вернулся домой и эта статья стала анахронизмом, президент Украины отменил действие Договора о дружбе, сотрудничестве и партнерстве с Россией. Нынешние украинские правители не хотят даже намека на дружбу, на то, что возможно сотрудничать и партнерствовать с Россией. Они вступили на путь превращения Украины из не просто антироссийского государства в антирусское. Это следствие желания правящего режима консолидировать Украину на антироссийских основаниях. И это понимают даже те отщепенцы и предатели, которые на первых порах бросились туда, на Украину, чтобы выместить свои обиды на Россию, на Путина, на Госдуму участием в этой кровопролитной борьбе на стороне украинских карателей. Сегодня они оказываются под ударом, потому что они, оказывается, все-таки русские. 
В течение последних лет наши коллеги, депутаты Верховной рады, один за другим принимают законы, направленные против русского языка, русского человека и во вред отношениям с Россией. 
В сентябре прошлого года был принят закон об образовании, в соответствии с которым образование на русском языке, как и на языках других нацменьшинств Украины, как их называют, фактически исключается полностью для высшего образования и для средней школы – только до пятого класса и только до 2020 года и в детских садах. 
Вслед за этим в январе–феврале 2018 года был принят закон об обеспечении государственного суверенитета Украины над временно оккупированными районами Луганской и Донецкой областей. В нем Россия называется страной-агрессором, и его положениями предоставляется, по сути, неограниченное право президенту Украины вводить военное положение в любом регионе Украины, даже далеком от боевых действий. На Украине считают, что это палочка-выручалочка для действующего президента, который хочет в случае необходимости сорвать выборы, назначенные на будущий год, под предлогом того, что существует какая-то угроза. 
Наконец, 4 октября депутаты Верховной рады проголосовали за закон об обеспечении функционирования украинского языка как государственного в первом чтении. Им фактически запрещается русский язык везде, где только возможно. И это при том, что только 47% жителей Украины разговаривают на украинском языке. А на каком языке разговаривают остальные 53%? На русском. И вот закон, запрещающий всякое употребление русского языка. Например, в поликлинике, на телевидении его применение ограничено квотой в 25%, на ТВ русская речь должна обязательно сопровождаться субтитрами на украинском языке. За нарушение закона вводятся драконовские наказания. Язык приравнен к государственному символу, и теперь за оскорбление языка, под которым можно понимать все что угодно, полагается три года тюрьмы. Более того, в преамбуле закона написано, что разговоры о многоязычии на самом деле подрывают Украину, вносят языковый раскол и рассматриваются как покушение на конституционные основы государства. Порошенковская Украина и дальше идет по пути эскалации внутренней и внешней напряженности. 
Сейчас разыгрывается драма вокруг Украинской православной церкви. Существует одна Украинская православная церковь, это церковь Московского патриархата. Синод Константинопольского патриархата совершает попытку вручить неизвестно кому право на автокефалию для раскольников на Украине. Делается это исключительно ради того, чтобы оторвать верующих украинцев от верующих русских, чтобы создать воюющую церковь на Украине, которая будет, подчиняясь указаниям своей администрации, освящать любые преступления и любую борьбу со всем русским, прежде всего с русским Донбассом. 
В этом позорном деле на стороне Украины, безусловно, выступают западные спонсоры и благодетели. Только что конгресс Соединенных Штатов принял резолюцию о признании голодомора геноцидом украинского народа. 
Не было никакого голодомора. Был голод не только на Украине, но и на Северном Кавказе, в Казахстане, в Поволжье в 1932–1933 годах. Неисторично, бессмысленно и бессовестно утверждать, что были какие-то планы в Советском Союзе по уничтожению украинцев как национальности. Кстати, русских на Украине в это время от голода погибло не меньше, чем украинцев. Но это не принимается во внимание обвинителями, представляющими западные области Украины, которые никогда не были гражданами того, охваченного голодом, Советского Союза. Госдума принимала по этому поводу специальное заявление, но на него русофобы-обвинители даже внимания не обратили. Этот факт обязывает нас сделать соответствующие выводы. 
Когда мы отказывались просто так проглотить результаты государственного переворота на Украине, мы должны были понимать, что выбираем свою судьбу в смертельной схватке с бандеровской Украиной и ее покровителями. И действовать тут надо соответственно. 
На будущей неделе мы примем решение по ситуации на Украине. И мы должны сделать всё, чтобы в бюджете у нас были заложены средства на помощь ДНР и ЛНР. Мы должны помочь этим республикам сделать жизнь лучше, чем в бандеровской Украине. (Аплодисменты.) 
Мы должны наконец предупредить – и мы сделаем это в заявлении, что если Украина попробует развернуть новое реваншистское наступление на Донбасс, то в этом случае мы поступим так же, как поступили в 2008 году, когда Саакашвили напал на Южную Осетию и Абхазию Мы выбросим агрессоров из Донбасса. Другого выбора у нас не останется. В марте 2008 года мы сказали о том, что, если нападут, мы признаем независимость Абхазии и Южной Осетии. И признали – в августе 2008 года. 
Наконец, мы должны спасти наших людей на Украине. Если у нас есть возможность, а она есть, надо открыть шлюзы для признания гражданами РФ 2 миллионов беженцев, и чтобы законы, в которых ищут блох наши партнеры, были приняты Госдумой. 
Я уверен, что темные ночи над Украиной рассеются.

Другие материалы номера