Запасной планеты у нас нет

Они не сомневаются, что в этом заключается самая большая проблема, которую необходимо коллективно решить в ближайшие 20 лет. Затормозить рост населения необходимо, чтобы спасти планету от нависшей катастрофы.

Для борьбы с потеплением климата необходимо затормозить демографический рост

На протяжении нескольких последних недель, после отставки Николя Юло (был министром комплексных экологических преобразований, ушел в отставку в конце августа 2018 года. – Прим. ред.), в газетах появляется все больше тревожных манифестов и статей, которые призывают государственные власти незамедлительно принять активные экологические меры: сократить потребление вызывающих загрязнение энергоносителей и количество отходов, повысить экологичность производства и т.д.
Как бы то ни было, мы с удивлением отмечаем, что демографический рост не попал в число этих требований, как будто демография и окружающая среда изолированы друг от друга, хотя на самом деле между ними существует неразрывная связь.
Меры повышения экологической эффективности развитых стран остаются первостепенной задачей в краткосрочной перспективе, тогда как в более отдаленном будущем совместный эффект роста населения и неизбежного повышения объемов потребления на одного жителя (в развитых и особенно развивающихся странах) обернется настоящей катастрофой для планеты. Речь идет об уничтожении биологического разнообразия, угрозе для водных ресурсов, подъеме уровня моря в результате таяния льдов, истощении рыбных и земельных ресурсов, потеплении на 5 ºС во Франции к 2100 году с температурными пиками более 50 ºС, массовая иммиграция.
Чтобы избежать катастрофы, понадобится (прежде всего развитым странам) существенно сократить выбросы парниковых газов: необходим энергетический переходный процесс. Как бы то ни было, мы не можем мириться с тупиковой ситуацией в том, что касается значительного сокращения роста населения мира – речь идет о демографическом переходном процессе, который не завершен в большинстве регионов мира.

11,2 миллиарда человек в 2100 году?

Население мира уже росло по экспоненте: с 2 до 7,6 миллиарда с 1950 по 2017 год! По последним демографическим прогнозам ООН (2017 год), население мира достигнет 8,6 миллиарда к 2030 году, 9,8 миллиарда к 2050 году и 11,2 миллиарда к 2100 году (и это еще средняя гипотеза). Стоит отметить, что цифры этих прогнозов только растут: в 2010 году в ООН говорили о 10,1 миллиарда жителей к 2100 году… Эта тенденция касается всех континентов, однако на Африку придется чуть более 50% роста к 2050 году и более 85% к 2100 году (по такому сценарию население Африки составит 4,3 миллиарда человек к 2100 году).
На проходившей в Бонне в 2017 году климатической конференции 15 тысяч ученых со всего мира обнародовали экстренный призыв, который касается пригодности нашей планеты для жизни. В частности, в нем есть рекомендации по значительному снижению рождаемости. Это касается нескольких регионов мира, однако мы предлагаем рассмотреть пример Африки в связи с ее культурной близостью к Франции, а также из-за произошедшего там важного события, на которое мы предлагаем отреагировать положительным образом.
Речь идет о конференции, которая прошла в июле прошлого года в Уагадугу (Буркина-Фасо) и завершилась разработкой хартии по этой проблематике спикерами парламентов 15 стран ЭКОВАС (Экономическое сообщество стран Западной Африки), Чада и Мавритании. Они осознают, что слишком высокий демографический рост становится препятствием для развития их экономики, и обязались приложить усилия для сокращения рождаемости до троих детей на женщину к 2030 году.
Они исходят из того, что женщины сами должны решать, сколько, когда и с кем они будут заводить детей. Они должны быть образованными и иметь доступ к широкому спектру контрацептивов. Предполагается трансляция аудиообращений к сообществам на разных диалектах, в частности, с помощью мобильных телефонов.
Все это возможно. Некоторые страны, как, например, Эфиопия, выделили необходимые средства и добились впечатляющих результатов.

Использование финансирования по Парижским соглашениям

Все это стоит недешево, однако может финансироваться в рамках уже определенных бюджетов, без дополнительных обязательств. Подписанты настоящего обращения призывают Францию и Европу помочь этим отважным государствам в реализации программы снижения рождаемости. В рамках подписанных в Париже в 2015 году соглашений богатые страны обязались выделить менее состоятельным государствам 100 миллиардов долларов в год на борьбу с потеплением климата.
Раз демография очевидным образом влияет на повышение содержания углекислого газа и климат, было бы совершенно оправданно выделить существенную часть этой помощи на программы «репродуктивного здоровья», как иначе называют контрацепцию и планирование семьи. Такая политика позволила бы улучшить благополучие и качество жизни женщин, которые чаще всего становятся первыми жертвами нынешнего положения вещей.
Кроме того, нужно сделать все для содействия экономическому развитию бедных регионов с высокой рождаемостью, поскольку это лучший способ изменить поведение женщин (в частности, с помощью образования) и уменьшить число их детей.
В этом, без сомнения, заключается самая большая проблема, которую нам предстоит коллективно решить в течение ближайших 20 лет. Затормозить рост населения – абсолютная необходимость, если мы хотим спасти нашу планету от нависшей катастрофы. Потому что запасной планеты у нас нет.

Список подписантов:
Жан-Клод Андре, член Академии наук; Жак Бентц, президент «Текнет партисипасьон»; Жан-Лу Берто, планетолог; Альбер Бижауи, астрофизик; Жак Бламон, советник президента Национального центра космических исследований; Филипп Блим, глава предприятия; Кристиан Борде, физик; Роже-Морис Бонне, бывший директор Европейского космического агентства; Ги Брассер, директор Национального центра атмосферных исследований (США); Мари-Лиз Шанен, член Академии наук; Брюно Давид, директор Национального музея естественной истории; Бернар Эзамбер, президент Института Жоржа Помпиду; Франсуа Форже, планетолог; Ален Ошкорн, член Академии воздуха и космоса; Жорж Жобер, почетный профессор Института Пьера и Мари Кюри; Розин Лальман, член Академии наук США и России; Серж Мишайлоф, сотрудник Института международных и стратегических исследований; Мишель Пеберо, член Академии моральных и политических наук; Жан-Клод Пекер, астрофизик; Филипп Вальдтефель, старший научный сотрудник Национального центра научных исследований

Le Monde (Франция)