Преступления под гримом

По данному факту Военным следственным управлением Следственного комитета возбуждено уголовное дело.

В деле о гибели срочника Сергея Сафонова в воинской части 54055 Ракетных войск стратегического назначения достаточно много нестыковок и неожиданностей. Первоначально и официально сообщалось, что его тело нашли в шкафу в кабинете командира военной части 54055 РВСН в Калужской области. Сейчас появился неожиданный поворот – как выяснилось, тело солдата было найдено не в кабинете командира части, а в туалетной комнате. 
По факту трагедии Военное следственное управление  по РВСН завело уголовное дело по статье «Доведение до самоубийства». Основанием для этого стало заключение Калужского областного бюро судебно-медицинских экспертиз, согласно которому причиной смерти Сафонова стала асфиксия.
Родственники погибшего уверены, что Сергея убили. Они намерены добиваться переквалификации статьи на «Убийство». Как рассказала мать погибшего, у ее сына были проблемы в отношениях с сослуживцами. Об этом она узнала за неделю до его смерти, когда приезжала в Козельск. Женщина заметила под правым глазом сына след от заживающего синяка, и спросила, не бьют ли его сослуживцы. Тот ответил, что ударился об стол, передает НСН. «Но когда я сказала, что спрошу у командира части, о какой стол он мог удариться, он попросил меня не вмешиваться, и признался, что его бьют трое сослуживцев», – приводит ее слова издание «Коммерсант».
Возможно, проблемы у Сергея начались после того, как он сообщил своему командиру Дмитрию Калинину, что некоторые солдаты в части воруют. Об этом рассказала невеста Сергея. Она разговаривала с женихом за несколько часов до гибели. 
Главным доказательством того, что срочник был именно убит, станет заключение независимой экспертизы, отмечают его родственники. Двоюродная сестра погибшего настаивает, что, когда тело Сергея привезли в морг Боткинской больницы в Москве, чтобы подготовить к похоронам, сотрудники заметили, что его лицо загримировано. «Работники морга протерли лицо Сергея, и оно было в синяках», – добавила она.
После этого семья погибшего обратилась за помощью к правозащитникам и заказала независимую судебно-медицинскую экспертизу. Судмедэксперт в ходе исследования тела «обнаружил на лице Сергея, под гримом, наложенным перед выдачей тела родственникам, характерные для последствий ударов тупыми предметами гематомы вокруг глаз, на грудной клетке, а также ссадины на руках, которые могут свидетельствовать о борьбе».
Сергей был одним из 10 детей в многодетной семье погибшего в 2011 году православного священника. По словам родных, он был «жизнерадостным молодым человеком, неспособным на самоубийство». Сафонов был верующим человеком и строил планы на жизнь: после армии он собирался жениться и венчаться.
В соцсетях в группе 28-й гвардейской ракетной Краснознаменной дивизии – она же воинская часть 54055 – размещен пост соболезнования родителям и близким погибшего солдата. Обращается внимание на то, что командование может замять дело. Кроме того, утверждается, что тело солдата было обнаружено все-таки в шкафу, стоящем в кабинете командира части. Матери, чьи сыновья ушли служить в эту часть, выражают беспокойство относительно безопасности своих родных. 
«Советская Россия» уже рассказывала, как в войсковой части 54160 Дровянинского гарнизона, охраняющей объекты ЗАТО «Горный», рядовой Шамсутдинов открыл огонь по сослуживцам. Восемь человек погибли, двое военнослужащих получили ранения. После инцидента срочник был задержан и арестован. В Минобороны трагедию, о которой заговорила вся страна, переводят в «личностный конфликт» солдата и офицера. Напомним, офицер макал солдата лицом в унитаз. При этом в военном ведомстве  официально предположили, что у солдата мог случиться нервный срыв, «вызванный личными обстоятельствами, не связанными с прохождением военной службы». Хотелось бы  понимать: а что тогда входит в понятие «обстоятельств, связанных с прохождением службы»?
После трагедии в Забайкалье родители солдат, проходящих срочную службу, стали сообщать о случаях дедовщины в частях. Речь идет именно о всплеске сообщений о дедовщине. Адвокат Александр Передрук, сотрудничающий с правозащитной организацией «Солдатские матери Санкт-Петербурга», считает:
– Проблема дедовщины в Российской армии до сих пор не изжита. На казарменное насилие жалобы поступают постоянно. Одно из самых ярких последних дел было связано с тем, что военнослужащий якобы в рамках спарринга получил травму, из-за которой долгое время находился в коме. Но родственники считают, что его избил офицер, возбуждено уголовное дело. Это произошло в войсковой части 3526 в поселке Лебяжьем Ленинградской области. На прошлой неделе похожий случай произошел в Хабаровске: боец Росгвардии умер во время сдачи экзамена на краповый берет, ведется следствие. Сейчас число жалоб на дедовщину увеличилось. Дедовщина – это любое жестокое обращение,  этакая разновидность пыток. Она может проявляться в том, что солдата заставляют заниматься изнурительными физическими упражнениями, которые явно выходят за объем необходимой подготовки. Армия подразумевает определенный уровень трудностей, которые испытывают срочники, в том числе физических. Но он не должен достигать порога жестокости.
– В последние годы неуставные отношения носят латентный характер, – считает  глава комитета солдатских матерей Тюменской области Раиса Пелымская. – Мальчики терпели издевательства и просили родителей не поднимать эту тему… Но вот расстрел в Забайкальском крае сильно изменил ситуацию. Только за два дня ко мне обратилось уже трое родителей по фактам неуставных отношений в разных частях страны, в том числе и элитных. В одном из случаев мальчик тоже не стерпел и дал сдачи, за что сейчас расплачивается. Но с этой ситуацией мы пока разбираемся, поэтому разглашать подробности мы не будем.  
Беда в том, что чиновники и эксперты от армии стремятся навязать мнение, что дедовщина – это некие традиции, некое испытание, воспитательная культура армии… В армии, которая  унижает солдата, не может воспитываться чувство патриотизма. Не менее опасно, когда армейские начальники уверяют общественность, что дедовщина искоренена напрочь. Еще хуже, когда замалчиваются межнациональные отношения и конфликты в среде солдат. Комплекс национальной неполноценности, по наблюдениям психологов, возник именно в армии. Последние трагические происшествия с гибелью солдат-срочников наглядно и убедительно свидетельствуют – армия остается не школой мужества и патриотизма, а местами зоной с уголовными нравами и порядками.