Раздумья на Думской…

Не все можно увидеть, вглядываясь в лица молодых у проходных заводов и организаций, в парадных офисах и рабочих цехах. Стороннему наблюдателю вообще сложно определить, каково реальное положение человека в рабочем процессе, и как он к этому процессу относится. Гораздо больше можно сказать о человеке, когда видишь, как он проводит свое свободное время. Одну из таких сторон жизни и попытались исследовать авторы материала.

Каждый вечер Думская улица Ленинграда наполняется молодыми людьми, желающими «отдохнуть». Зазывалы без устали заводят подвыпившие компании в клубы, изображая интерес к пьяным клиентам, вытягивают из них десятки тысяч рублей. То тут, то там вспыхивают пьяные конфликты, а стражи порядка делают себе «палки» или солидную неофициальную прибавку к зарплате, задерживая на выходе с «Думича» нетрезвых или «обнюханных» отдыхающих.

«Только у нас бухло не из канистр», – гласит вывеска одного из клубов. Это значит, видимо, что в остальных клубах в барах наливают контрафактный алкоголь. Рядом, согнувшись пополам, стоит девушка и извергает обратно выпитое и съеденное.

Идем дальше, из внутренности следующего клуба доносится новый «хит» Моргенштерна: «Делай деньги, делай деньги…» – только и смог разобрать я. Вдруг над ухом раздается крик: «Будешь нюхать меф?» – парень с безумными глазами предлагает мне употребить популярный нынче в молодежной среде эйфоретик – мефедрон. Сам он, видимо, уже изрядно понюхал. Я вежливо отказываюсь. «Да ладно тебе, бесплатно!» – заявляет в ответ парень. Не отвечаю, иду дальше.

Из другого клуба доносится ритмичная музыка, сопровождаемая молодым женским голосом с сильным русским акцентом: «High track speed! Vodka no Limit! Watching me on PornHub Siberia-Paris transit!..» Заглядываю внутрь. В клубе не протолкнуться – толпа возбужденной молодежи, с неестественно расширенными зрачками танцует под оглушающую музыку. Танцы здесь выглядят как синхронные подпрыгивания, с конвульсивными движениями рук, ног и головы. На выходе из клуба, на мостовой, лежат сдутые разноцветные воздушные шарики. В клубах в них продают «веселящий газ». В некоторых клубах акция: к первой покупке алкоголя такой «веселящий шарик» дают бесплатно. Девушкам бесплатно предлагают и первую дозу алкоголя. Это нужно для того, чтоб девушка быстрее опьянела и стала доступной для заходящих в клуб мужчин.

Слышим разговор, две молодые девушки на входе курят и обсуждают свой прошлый поход на «Думич»: «Нажралась так сильно, помню, зазнакомилась с типом, предлагал дома у него понюхать порошка. Села в тачку, дальше не помню ничего, но было…» – далее выражение эмоций нецензурными выражениями. Я решил познакомиться с этими девушками и взять у них «интервью», задать пару вопросов:

– Привет, девчонки! Как вас зовут?

– Привет! Аня и Настя. Угостишь нас коктейлем?

– Окей, только ответите мне для начала на пару вопросов?

– Ты что, мент?

– Нет, девчонки, я журналист, провожу исследование взглядов современной молодежи.

– Круто, журналист? Ну, спрашивай.

– Девчонки, скажите, как вы видите свою жизнь через 10 лет?

Аня отвечает: «Думаю отучиться в институте и свалить из Рашки в какую-нибудь нормальную страну. Здесь делать нечего».

Настя имеет другие планы: «Найду богатого мужика и буду жить в трех­этажном особняке, с бассейном, и чтоб не реже чем раз в три месяца ездить в Европу или в Таиланд. Погода здесь отвратительная. И быдло кругом».

Исполняем обещание, заказываем два коктейля – водка с энергетиком в равных пропорциях. Девчонки убегают танцевать в толпу. Два коктейля остаются у меня в руках. Выпиваем первый, затем второй. Духота клуба начинает давить, выходим на воздух.

Напротив клуба охранники кладут на асфальт излишне веселого тусовщика: в ход идет перцовый баллончик, я чувствую острый запах, слышна матерная ругань. Уходим подальше от этого места и решаем, что на сегодня исследование современной молодежи, пожалуй, завершено.

В первую очередь поразило обилие потерянных лиц. Люди приходят сюда за положительными эмоциями, но находят лишь забытье. В основном сюда ходит рабочая молодежь. «Мажоры» посещают другие места, занимаясь, впрочем, тем же самым «прожиганием жизни». Студенты редко имеют достаточные средства для походов на Думскую, предпочитая «прожигать» в общежитиях и на съемных квартирах. Посетители «Думича» тяжело работают всю неделю, многие платят кредиты. Они не видят смысла, не видят никакого просвета в своей жизни, не видят будущего для себя и для своей страны. Не связывают себя с ней вообще, стремятся изолироваться от происходящего вокруг, от отсутствия перспектив, от бедности, от несправедливости, от постоянно ухудшающихся условий жизни и постоянного ужесточения всяческих законов и правил. Им нужно место, в котором законы и правила отсутствуют, пусть оно и ограничено со всех сторон алчными стражами порядка. От них можно откупиться, цена вполне демократичная.

Потом можно будет поехать к себе домой в Кудрово, Мурино или Шушары, а в понедельник снова выйти на работу. Кассир или консультант, риелтор или юрист, курьер или строитель. Эти люди живут от пятницы до воскресенья, стараясь не замечать остальную жизнь, ибо она настолько невыносима, что хочется забыться, вернуться в детство и не помнить про ежедневный ужас нынешней жизни. Сложно сказать, какой процент молодежи предпочитает проводить время подобным образом. Однако наблюдая за масскультом, можно сделать вывод: подобный способ проведения свободного времени сейчас активно пропагандируется и в молодежной среде более чем популярен. В советское время подобное времяпрепровождение считалось девиацией, ныне же дела обстоят скорее наоборот.

В СССР молодежь имела будущее, знала, что ее ждет лучшая жизнь, стремилась учиться. Люди мечтали стать учеными, полететь в космос, совершить великие открытия… Сегодня предел мечтаний молодежи – это «свалить» на Запад или найти богатого «папика», который за услуги определенного характера обеспечит предметами роскоши. Это ли не сигнал для всего нашего общества? Нынешний путь ведет нашу страну к гибели, распаду, ведет нашу великую культуру к забвению. Нашему обществу пора понять, что социалистический путь развития – единственное, что спасет его от деградации, и в конечном счете, от полного исчезновения.