Лично. Секретно. От всего сердца




Кирилл Прокофьевич Орловский – человек удивительной биографии. Вы ее услышите, что называется, из первых уст. И поймете, как этот самоотверженный, изобретательный человек поднялся на социальном лифте от тайного диверсанта до председателя колхоза-миллионера и был отмечен Советской страной двумя Золотыми звездами.

Вот как сам Кирилл Орловский описывает трагические минуты своей партизанской жизни:

«Я был сильно ранен. Не знаю, почему я не истек кровью. Видимо, снег, насыщенный кровью, стал как бы повязкой. В нашем отряде нет врача. Пришлось везти меня в соседний отряд. Врач думал, что без наркоза я не выдержу операции. Я сказал: «Давайте без наркоза». Врач ответил: «У меня нет пилы». Пилу ему нашли. Слесарную пилу-ножовку. Ее заточили, вычистили наждаком, выварили в кипятке. Операцию решили делать на открытом воздухе – в землянке темно. Вбили в снег колья, на них положили лыжи. Но недолго пришлось лежать мне на этом хирургическом столе. Фашисты организовали облаву. Меня взвалили в сани, забросали шубами и увезли километров за тридцать. Я ждал, пока закончится бой. Тогда врач закончил операцию, а до этого ему было некогда – он был за второй номер у пулемета. Понимаете, как много я выдержал, но, чтобы жить, стоило это терпеть. Через три месяца я поднялся. Партизаны не дали мне стать калекой. Я опять командовал своим отрядом. И, видимо, неплохо мы били врага. Осенью меня вызвали в Москву. Я пришел к себе домой и остановился перед дверью. За дверью были жена и дети. Я постучал в дверь ногой, потому что позвонить мне было нечем…»

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 20 сентября 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в борьбе с немецко-фашистскими захватчиками, Орловскому Кириллу Прокоповичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали «Золотая Звезда» (№ 1720).

Таким образом, из-за тяжелых физических увечий – от обеих кистей рук у него остался только один палец – Кирилл Прокофьевич уже не мог воевать. Казалось бы, оставалось только тихо доживать свой век; благосостояние его государство материально обеспечило бы. Но нужно было совершенно не знать склад ума и характер Орловского, чтобы предположить, что он, Герой Советского Союза, будет сидеть «на печи» остаток жизни. Шестого июля 1944 года его старшая дочь Лидия под диктовку отца написала письмо Иосифу Сталину. 

Москва, Кремль,

товарищу Сталину.

От Героя Советского Союза

подполковника госбезопасности

Орловского Кирилла Прокофьевича.

Заявление

Дорогой товарищ Сталин!

Разрешите на несколько минут задержать Ваше внимание, высказать Вам свои мысли, чувства и стремления.

Родился я в 1895 году в дер. Мышковичи Кировского района Могилевской области в семье кресть-янина-середняка. До 1915 года работал и учился на своем сельском хозяйстве, в деревне Мышковичи. В 1915-1918 гг. служил в царской армии в качестве командира саперного взвода. С 1918 по 1925 год работал в тылу немецких оккупантов, белополяков и белолитовцев в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп. Одновременно 4 месяца воевал на Западном фронте против белополяков, 2 месяца — против войск генерала Юденича и 8 месяцев учился в Москве на пехотных курсах командного состава. С 1925 по 1930 год учился в Москве в Комвузе народов Запада. С 1930 по 1936 г. работал в спецгруппе НКВД СССР по подбору и подготовке диверсионно-партизанских кадров на случай войны. В 1936 г. работал на строительстве канала Москва — Волга в качестве начальника стройучастка.

Весь 1937 год был в командировке в Испании, где воевал в тылу фашистских войск в качестве командира диверсионно-партизанской группы. В 1939-1940 годах работал и учился в Чкаловском сельхозинституте. В 1941 году находился в спецкомандировке в Западном Китае, откуда по личной просьбе был отозван и направлен в глубокий тыл немецких захватчиков в качестве командира разведывательно-диверсионной группы.

Таким образом, с 1918 по 1943 год мне посчастливилось 8 лет работать в тылу врагов СССР в качестве командира партизанских отрядов и диверсионных групп, нелегально переходить линию фронта и государственную границу свыше 70 раз, выполнять правительственные задания, убивать сотни отъявленных врагов СССР как в военное, так и в мирное время, за что Правительство наградило меня двумя орденами Ленина, медалью «Золотая Звезда» и орденом Трудового Красного Знамени. Член ВКП(б) с 1918 года. Партийных взысканий не имею.

Ночью 17 февраля 1943 года агентурная разведка принесла мне сведения, что 17/II-43 г. по одной из дорог Барановичской области на подводах будут проезжать Вильгельм Кубе (генеральный комиссар Белоруссии), Фридрих Фенс (комиссар трех областей Белоруссии), обергруппенфюрер Захариус, 10 офицеров и 40-50 их охранников. В это время при мне было только 12 бойцов, вооруженных одним ручным пулеметом, семью автоматами и тремя винтовками. Днем на открытой местности, на дороге, напасть на противника было довольно рискованно, но и пропустить крупную фашистскую гадину было не в моей натуре, а потому еще до рассвета я подвел своих бойцов в белых маскировочных халатах к самой дороге, положил цепью и замаскировал их в снеговых ямах в 20 метрах от той дороги, по которой должен был проезжать противник. 12 часов в снеговых ямах мне с товарищами пришлось лежать и терпеливо выжидать.

В 6 часов вечера из-за бугра показался транспорт противника, и когда подводы поравнялись с нашей цепью, по моему сигналу был открыт наш автоматно-пулеметный огонь. В результате были убиты Фридрих Фенс, 8 офицеров, Захариус и более 30 охранников. Мои товарищи спокойно забрали все фашистское оружие, документы, сняли с них лучшую одежду и организованно ушли в лес, на свою базу.

С нашей стороны жертв не было. В этом бою я был тяжело ранен и контужен, в результате чего у меня были ампутированы правая рука по плечо, на левой — 4 пальца и поврежден слуховой нерв на 50-60%. Там же, в лесах Барановичской области, я физически окреп и в августе 1943 года радиограммой был вызван в Москву.

Благодаря Народному комиссару госбезопасности тов. Меркулову и начальнику 4-го Управления тов. Судоплатову материально я живу очень хорошо. Морально — плохо.

Партия Ленина-Сталина воспитала меня упорно трудиться на пользу любимой Родины; мои физические недостатки (потеря рук и глухота) не позволяют мне работать на прежней работе, но встает вопрос: все ли я отдал для Родины и партии?

К моральному удовлетворению я глубоко убежден в том, что у меня имеется достаточно физических сил, опыта и знаний, чтобы еще принести пользу в мирном труде.

Одновременно с разведывательно-диверсионной и партизанской работой я уделял возможное время работе над сельскохозяйственной литературой. С 1930 по 1936 год по роду своей основной работы каждый день бывал в колхозах Белоруссии, основательно присмотрелся к этому делу и полюбил его. Свое пребывание в Чкаловском сельхозинституте, а также Московскую сельхозвыставку я использовал до дна в получении такого количества знаний, которое может обеспечить организацию образцового колхоза.

Если бы Правительство СССР отпустило кредит в размере 2175 тысяч рублей в отоваренном выражении и 125 тысяч рублей в денежном выражении, то я бы на моей родине, в деревне Мышковичи Кировского р-на Могилевской области, в колхозе «Красный партизан» до 1950 года добился бы следующих показателей:

 

1. От ста фуражных коров (в 1950 г.) смогу достигнуть удоя молока не меньше 8 тысяч кг на каждую фуражную корову, одновременно смогу с каждым годом повышать живой вес молочно-племенной фермы, улучшать экстерьер, а также повышать % жирности молока.

2. Сеять не меньше 70 га льна и в 1950 г. получить не меньше 20 центнеров льна-волокна с гектара.

3. Сеять 160 га зерновых культур (рожь, овес, ячмень) и в 1950 г. получить не меньше 60 центнеров с каждого гектара при условии, если даже в июне — июле этого года не будет ни одного дождя. Если же будут проходить дожди, то урожай будет не 60, а 70-80 центнеров с га.

4. Колхозными силами в 1950 г. будет посажен на 100 га плодовый сад по всем агротехническим правилам, которые выработала агротехническая наука.

5. К 1948 г. на территории колхоза будут организованы 3 снегозадержательные полосы, на которых будет посажено не менее 30 000 декоративных деревьев.

6. К 1950 г. будет не менее 100 семей пчелоферма.

7. До 1950 г. будут построены:

1) сарай для М-П фермы N 1 — 810 кв. м;

2) сарай для М-П фермы N 2 — 810 кв. м;

3) сарай для скотомолодняка N 1 — 620 кв. м;

4) сарай для скотомолодняка N 2 — 620 кв. м;

5) сарай-конюшня для 40 лошадей — 800 кв. м;

6) зернохранилище на 950 т.;

7) навес для хранения сельскохозяйственных машин, инвентаря и минудобрения — 950 кв. м;

8) электростанция, при ней же мельница и лесопилка — 300 кв. м;

9) механическая и столярная мастерские — 320 кв. м;

10) гараж на 7 автомашин;

11) бензохранилище на 100 тонн горючего и смазочного;

12) хлебопекарня — 75 кв. м;

13) баня — 98 кв. м;

14) клуб с радиоустановкой на 400 человеко-мест;

15) дом для детсада — 180 кв. м;

16) рига для хранения снопов и соломы, мякины — 750 кв. м;

17) рига N 2 — 750 кв. м;

18) хранилище для корнеплодов — 180 кв. м;

19) хранилище для корнеплодов N 2 — 180 кв. м;

20) силосные ямы с кирпичной облицовкой стенок и дна вместимостью 450 кубометров силоса;

21) хранилище для зимовки пчел — 130 кв. м;

22) силами колхозников и за счет колхозников будет построен поселок на 200 квартир, каждая будет состоять из 2 комнат, кухни, уборной и небольшого сарая для скота и птицы колхозника.

23) артезианских колодцев — 6.

Должен сказать, что валовой доход колхоза «Красный партизан» в 1940 г. составлял 167 тысяч рублей. По моему расчету, этот же колхоз в 1950 г. может добиться валового дохода не менее 3 млн рублей.

Одновременно с организационно-хозяйственной работой у меня найдутся время и досуг для такого поднятия идейно-политического уровня своих членов колхоза, который позволит создать крепкие партийную и комсомольскую организации в колхозе из наиболее политически грамотных, культурных и преданных партии людей.

Прежде чем написать Вам это заявление и взять на себя эти обязательства, я, много раз всесторонне обдумав, тщательно взвесив каждый шаг, каждую деталь этой работы, пришел к глубокому убеждению, что вышеупомянутую работу я выполню на славу нашей любимой Родины и что это хозяйство будет показательным хозяйством для колхозников Белоруссии. Потому прошу Вашего указания о посылке меня на эту работу и предоставлении просимого мною кредита.

Если по данному заявлению возникнут вопросы, прошу вызвать меня для объяснения.

Герой Советского Союза
подполковник государственной
безопасности
Орловский.

6 июля 1944 г.

г. Москва, Фрунзенская набережная,

дом № 10а, кв. 46, тел. Г–6–60–46.»

 

Это заявление с грифом «Совершенно секретно» (таков был статус заявителя), написанное всего через три дня после того, как был освобожден Минск, и не предназначенное для того, чтобы быть когда-либо опубликованным, рассказывает о написавшем его человеке, стране и эпохе больше, чем целые тома книг. Оно очень много говорит и о том времени. Сталин дал распоряжение удовлетворить просьбу Кирилла Орловского – он прекрасно понимал его, потому что сам был таким же. Орловский сдал государству полученную им квартиру в Москве и уехал в разрушенную до основания белорусскую деревню. Кирилл Прокофьевич выполнил свои обязательства – его колхоз «Рассвет» был первым колхозом в СССР, получившим после войны миллионную прибыль. Через 10 лет имя председателя стало известно всей Белоруссии, а затем и СССР.

Вот как сам Орловский вспоминает начало своей деятельности:

«Около обгоревших домов собрались дети, старики, несколько инвалидов… На горизонте видны лохматые хвосты дыма – еще не потушены пожары в освобожденном Бобруйске. Белорусская земля лежит в руинах и пепле, ничего не уцелело в Мышковичах от прежнего колхозного хозяйства…

На первом собрании колхозников много было разговоров, как начинать, за что браться, к какому делу раньше всего приклеиться. Самое сильное, что осталось в памяти, – уже тогда у колхозников ярко проявилось чувство коллективизации, чувство единой семьи. Вместе с этим чувством родилась вера, что скоро все снова наладится».

И наладилось довольно скоро. Вот свидетельства очевидцев:

«Закрома во дворах колхозников ломились от добра. Отстроил деревню, вымостил дорогу до райцентра и деревенскую улицу, построил клуб, школу-десятилетку. Не хватило денег – снял с книжки все свои сбережения – 200 тысяч – и вложил в школу. Платил стипендии студентам, готовя резерв кадров».

Такие вот люди творили советское чудо. На таких людей опиралась большевистская партия. Сталин при строительстве СССР таким именно людям создавал все возможности себя проявить. Результат видел весь мир – СССР, дважды поднявшийся буквально из пепла, Победа, Космос и многое другое, где одного только было бы достаточно, чтобы прославить страну в истории.

Если кто не понял из текста заявления: Кирилл Орловский – чекист, профессиональный диверсант-«ликвидатор». До того, как отправиться добровольцем в Испанию, Кирилл Прокофьевич Орловский был начальником участка системы ГУЛАГа на строительстве канала Москва – Волга. Если кто не помнит – великий педагог Макаренко тоже работал в системе ГУЛАГа – был начальником колонии, а потом – замначальника «детского ГУЛАГа» Украины.

Вот такого типа люди брали на себя ответственность, причем не по приказу, а по личному решению, большевистскому сознанию – и поднимали страну из руин в невиданные сроки. Не зря именами сталинских управленцев и ударников называли города, улицы и заводы.

Творческая самоотдача, идейная убежденность и личное бескорыстие – вот подъемная сила СССР. Потому у советской страны хватало сил и средств и на сильнейшую в мире армию, способную противостоять объединенным силам «золотого миллиарда», и на всеобщее лучшее в мире образование, и на бесплатное всеобщее здравоохранение, и на блестящую науку, и на космос, и на достойную жизнь для всех, а не для избранных, и на детские сады, и на пионерские лагеря, и на бесплатный спорт для всех желающих, и даже на поддержку системы социализма и коммунистических партий по всему миру, как и на многое другое.

И мотивы у этих людей были совершенно советские: «…материально я живу очень хорошо. Морально – плохо». А плохо ему от того, что он не может сполна отдавать себя обществу, а не грести всё под себя, не лелеять потребляйство.

В 1958 г. Кириллу Прокофьевичу Орловскому присвоено звание Героя Социалистического Труда с вручением ордена Ленина. За боевые и трудовые заслуги награжден 5 орденами Ленина, орденом Красного Знамени, многими медалями. Пять раз избирался депутатом Верховного Совета СССР.

q q q

Кирилл Прокофьевич Орловский, подчеркнем, не один такой. После массовой демобилизации в 1946 г. к руководству колхозами, бригадами возвращались и прежние руководители, и новые люди, прошедшие суровую закалку на фронтах Великой Отечественной войны. Только в Ростовской области после демобилизации приступили к руководству колхозами 497 фронтовиков. Во главе многих колхозов и бригад становились вчерашние боевые офицеры, в прошлом не занимавшие руководящих постов. В Тульской области к лету 1946 г. 466 демобилизованных коммунистов работали председателями колхозов, 316 – заведующими фермами.

Фронтовой опыт сформировал целую плеяду талантливых руководителей хозяйств, ученых, организаторов производства. Всей стране стали известны успехи колхоза имени Буденного в Одесской области, возглавляемого дважды Героем Социалистического Труда М.А. Посмитным, «Здобудок Жовтня», председателем которого был так же дважды Герой Ф.И. Дубковецкий. Оккупанты полностью разорили эти колхозы, однако к концу пятилетки они превратились в передовые, образцовые хозяйства. Заслуга в быстром возрождении разоренных артелей во многом принадлежит их руководителям. Талантливыми хозяйственниками, организаторами показали себя в тяжелые послевоенные годы фронтовики – председатели колхозов: Ф.М. Гринько, И.С. Егоров, С.К. Коротков, А.В. Чухно, И.А. Буянов, Е.А. Петров, П.А. Прозоров, Д.П. Тернов, М.Е. Ефремов, М.Е. Озерный, Т.С. Мальцев, ставшие в конце 40-х – начале 50-х лауреатами Сталинской премии.

В 1946 г. в Верховный Совет СССР было избрано 217 крестьян, работавших непосредственно в сельском хозяйстве. Среди них 108 председателей колхозов, бригадиров, звеньевых. Депутатами стали председатели колхозов Ф. Головатый, М. Волкова, П. Тамаровский, Х. Турсункулов, звеньевая Б. Багирова, механизаторы П. Ангелина, Д. Гармаш, колхозница А. Е. Картавая и другие.

Другие материалы номера