Наука приходит в цеха




В состав этого комитета вошли три члена высшего политического руководства страны – председатель Оперативного бюро СНК СССР Л.П. Берия (председатель), секретарь ЦК ВКП(б) Г.М. Маленков и председатель Госплана СССР Н.А. Вознесенский, а также крупнейшие организаторы военного производства – Б.Л. Ванников, А.П. Завенягин, М.Г. Первухин и В.А. Махнев и два выдающихся советских физика-академика – И.В. Курчатов и П.Л. Капица.

Для предварительного рассмотрения научных и технических вопросов, вносимых на обсуждение этого Комитета, создавался Технический совет под председательством генерал-полковника Б.Л. Ванникова, в состав которого вошли крупнейшие советские физики-академики А.И. Алиханов, А.Ф. Иоффе, П.Л. Капица, И.В. Курчатов, В.Г. Хлопин, И.К. Кикоин, Ю.Б. Харитон и другие.

Непосредственное руководство всеми научно-исследовательскими, проектными и конструкторскими бюро, организациями и промышленными предприятиями, решавшими атомную проблему, осуществляло Первое Главное управление (ПГУ) при СНК СССР, руководителем которого был назначен Б.Л. Ванников, освобожденный от обязанностей народного комиссара боеприпасов. В постановлении ГКО особо подчеркивалось, что никакие организации, учреждения и лица без особого разрешения ГКО не имеют права вмешиваться в административно-хозяйственную и оперативную деятельность ПГУ, любых его предприятий и учреждений и требовать справок о работах, выполняемых по его заказам. Кроме того, постановлением ГКО в рамках Первого Главного управления НКВД СССР создавалась спецразведка «для получения более полной технической и экономической информации об урановой промышленности и атомных бомбах», руководителем которой был назначен первый зам главы ПГУ, генерал-майор госбезопасности Г.Б. Овакимян, непосредственно отвечавший за обеспечение советских ученых атомными секретами США («Проект ENORMOS»).

В апреле 1946 г. в системе ПГУ при СМ СССР было создано КБ-11 (Арзамас-16) во главе с П.М. Зерновым и Ю.Б. Харитоном, которым была поставлена четкая задача – в кратчайшие сроки создать советскую атомную бомбу. Первоначально испытание плутониевой бомбы намечалось осуществить не позднее января, а урановой – не позднее июля 1948 г. Однако в феврале 1948 г. эти сроки пришлось перенести на март–декабрь 1949 г.

Параллельно с созданием атомной бомбы развернулись широкомасштабные работы по созданию новой отрасли ВПК – ракетостроения, поскольку решающая роль в возможной будущей войне отводилась не только ядерным боеприпасам, но и средствам их доставки к целям. В мае 1946 г. создан Специальный комитет по реактивной технике, который возглавил секретарь ЦК ВКП(б) Г.М. Маленков, и уже в октябре 1947 г. на полигоне Капустин Яр была испытана первая советская ракета среднего радиуса действия А-4, в разработке которой самое активное участие принимал главный конструктор Особого конструкторского бюро №1 (ОКБ-1) С.П. Королев. В 1950 г. на вооружение Советской армии была принята первая баллистическая ракета М-1 и активно шли испытания новых ракет дальнего действия — Р-2 и Р-3 с радиусом поражения 600–3000 км.

В июле 1946 г. при Совете Министров СССР был создан еще один Специальный комитет радиолокации, который первоначально возглавил Г.М. Маленков, а затем заместитель председателя Совета Министров СССР М.З. Сабуров, развернувший работы по созданию принципиального нового оборонного щита страны.

Решение атомной, ракетной и других оборонных проблем велось в десятках новых закрытых городов – Томск-7, Арзамас-16, Красноярск-26, Челябинск-40, Приозерск, Шиханы, Горный, Капустин Яр и многих других с целым рядом уникальных промышленных предприятий, лабораторий и конструкторских бюро. В июле 1948 г. под Челябинском был запущен первый ядерный реактор и введен в эксплуатацию завод №817 («Маяк») по производству промышленного плутония. В августе 1949 г. на полигоне под Семипалатинском было проведено первое испытание советской атомной бомбы, а уже в июле 1953 г. прошло испытании первой в мире водородной бомбы, что означало решение самой масштабной и одной из самых дорогостоящих научно-технических программ в послевоенной истории страны.

(Е.Ю. Спицын. «Полный курс истории России». Книга IV)

Среди множества имен создателей оборонного щита послевоенного СССР называется имя Михаила Георгиевича Первухина, инженера-электрика, сталинского наркома, его заместителя  в важнейших отраслях промышленности, одного из активных организаторов атомного проекта. Отстранив его от политического руководства страной, Хрущев сослал его на дипломатическую работу. За несколько лет до смерти он написал записки для друзей-атомщиков о том, как создавалась атомная бомба, которые дочь Кира Михайловна передала в Минсредмаш. (стр 10.)

Юлий Квицинский, замечательный дипломат, политик, писатель, лично знавший М.Г. Первухина, опубликовал прекрасный очерк о нем на наших страницах. Приведем его оценки и суждения.

Другие материалы номера