Сормовская лирическая




В преддверии 100-летия завода «Красное Сормово» (он был основан в июле 1849 года) был объявлен конкурс на лучшее музыкальное произведение, посвященное этому событию. В Горький пригласили видных композиторов, поэтов. И вот один из уважаемых гостей стал готовить торжественную увертюру, другие засели за кантаты, оратории….

Рабочие этого прославленного предприятия, и в первую очередь молодежь, обратились ко мне, своему земляку с просьбой написать «свою» песню о заводе, о его легендарной славе.

Со мной встретился и тепло принял директор завода Ефим Эммануилович Рубинчик, который сказал: « Конечно, все это хорошо. Но пройдет юбилей, и отшумит оратория…Так, для себя, для души петь ораторию не станешь… А нам бы такое, что и после юбилея хотелось петь….» И еще добавил: «Ты, Боря, земляк… Сделай…»

Возвратившись домой, я сказал тогда сестре Шуре: «Вот задали мне задачу написать побыстрее и так, чтобы песню все любили». Я много ходил по Сормову. Был в цехах и на квартирах у рабочих. Приглядывался, думал. Уезжал в Канавино. Неторопливо шагал по тем местам, где провел свое детство и юность, слушал басовитые гудки буксирных пароходов…

Когда мотив был создан, я задумался над тем, кто бы мог написать слова. Выбор пал на поэта Евгения Долматовского, с которым ранее не сотрудничал. Откуда пришла уверенность в том, что именно этот человек ему нужен? Во-первых, Долматовский – песенник большого поэтического дара. Во-вторых, автору стихов «Песни о Днепре» и «Любимого города» такая задача была вполне по плечу. В-третьих, нужен был поэт-лирик, горячо любящий и хорошо понимающий молодежь. Автор слов песен «Марш советской молодежи», «Комсомольская песня» («Комсомольцы-добровольцы») и многих других был именно таким поэтом.

В отличие от многих композиторов,  я вначале создаю музыку, а затем поэт пишет по моей просьбе стихи на заданную тему. Кое-кто считает такой метод «порочным», но это вопрос спорный. В свою защиту могу сказать, что самые популярные мои песни, в том числе и «Сормовская лирическая» со стихами Евгения Долматовского, написаны именно таким образом.

Критики не одобрили песню. Дескать, юбилей столетия завода, а композитор написал совсем не то, что-то легкое. Загубил серьезную тему.

Но пока ученые критики спорили, «Сормовскую лирическую» запел народ.

Хорошая песня всегда находит ключ к сердцу человека, надолго закрепляется в его памяти. Моя сестра Александра говорила: «Многие ведь не знают и не запоминают композитора, а песню знают и любят. Вот у нас в цеху на автозаводе, когда артист Рыбников пел песню из кинофильма «Весна на Заречной улице», наш начальник цеха спросил: «Шура, неужели это Борис написал?» Так и с «Сормовской лирической».

Е. Молина и Р. Богданов в своей статье в «Горьковской правде» к моему 80-летию рассказали, как Евгений Долматовский работал над песней. «Приехали в Сормово, – рассказывал он, – часто бывали в цехах, общежитиях, где свет не гаснет в окнах до утра, ходили смотреть закаты на Стрелку… И вот приходят две девушки из ремесленного училища – они поют дуэтом. Стали просить: напишите про нас, про Сормово, про слияние Волги и Оки. Мне подумалось: а не сочинить ли что об этих застенчивых девчатах, об их парнях, о Сормове, мерцающих огнях на берегу Волги. И вечером этого дня как-то само сложилось:

 

На Волге широкой,

На Стрелке далекой

Гудками кого-то зовет пароход.

Под городом Горьким,

Где ясные зорьки

В рабочем поселке подруга живет…

 

Песня получилась на славу и была подхвачена не только горьковчанами, но и всей страной. Долгое время мелодия эта использовалась в качестве позывных горьковского радио».

«Песня распространилась молниеносно, – вспоминал автор стихов. – Ее запели и в Сормове, хотя обычно «заказчики» не бывают довольны песнями о себе. А потом… Со всех концов страны во многие редакции, на радио и в мой адрес буквально посыпались письма с текстами, как бы оспаривающими «Сормовскую».

 

Из Красноярска:

 

Мы в Горьком бывали и зорьки видали,

Но разве сравнишь их с сибирской зарей…

 

Из Омска:

 

На Волге широкой, на стрелке далекой, –

Так начали песню о Горьком своем.

Но мы не согласны, что девушек краше,

Чем в Сормове вашем, нигде не найдем.

 

Из Свердловска:

 

А утром у входа Уралмашзавода…

 

(И еще из многих мест России)

 

Среди моих песен «Сормовская» своеобразный чемпион – она набрала наибольшее количество переделок. Но хочется отметить добродушный характер этой песенной полемики».

Борис МОКРОУСОВ

* * *

На Волге широкой,

На стрелке далекой

Гудками кого-то зовет пароход.

Под городом Горьким,

Где ясные зорьки,

В рабочем поселке подруга живет.

В рубашке нарядной

К своей ненаглядной

Пришел объясниться хороший дружок:

Вчера говорила —

Навек полюбила,

А нынче не вышла в назначенный срок.

 Свиданье забыто,

Над книгой раскрытой

Склонилась подруга в окне золотом.

До утренней смены,

До первой сирены

Шуршат осторожно шаги под окном. 

Ой, летние ночки,

Буксиров гудочки…

Волнуется парень и хочет уйти.

Но девушки краше,

Чем в Сормове нашем,

Ему никогда и нигде не найти. 

А утром у входа

Родного завода

Влюбленному девушка встретится вновь

И скажет: «Немало

Я книжек читала,

Но нет еще книжки про нашу любовь».

 На Волге широкой,

На стрелке далекой

Гудками кого-то зовет пароход.

Под городом Горьким,

Где ясные зорьки,

В рабочем поселке подруга живет.

Другие материалы номера