Изгоняют лучших и непокорных




«Советская Россия» в предыдущих номерах рассказывала об истоках противостояния врачей, среднего медицинского персонала, с одной стороны, и руководства центра, чиновников Минздрава – с другой. На текущий момент с сожалением можно констатировать, что радикальных изменений в этом противостоянии нет. Взбунтовавшиеся врачи, с поддержкой независимого профсоюза «Альянс врачей» и широкой общественности, добились главного – на ситуацию обратила внимание федеральная власть, начиная с Кремля, и это заставило чиновников хоть как-то реагировать на происходящее.

По имеющейся информации, с протестующим медперсоналом начали вести переговоры. В онкоцентре идут проверки, которые проводит Минздрав России, Генпрокуратура и даже Следственный комитет. Судя по тому, что ряд врачей сообщили о прекращении публичного обсуждения дел в онкоцентре, с ними проводятся персональные беседы о повышении зарплаты и удовлетворении их требований. В принципе, уже это можно отчасти считать успехом громогласного протеста и профсоюза. 
Проверка прокуратурой столичного онкоцентра выявила множество грубейших нарушений. Следственный комитет также начал свою проверку. Как выяснилось, помещения больницы незаконно сдавали в аренду, данные о пациентах передавали компании, которая оказывает исключительно платные услуги, а врачей переводили на полставки, ну или просто увольняли. 
В то же время чиновники от медицины продолжают следовать худшим традициям отечественной бюрократии, изо всех сил пытаются обвинить во всех проблемах либо предыдущее руководство онкоцентра на Каширке, либо самих врачей. 
Вчера о результатах проверки Национального медицинского исследовательского центра онкологии имени Блохина доложила комиссия Минздрава. Если читать только заголовки, не вникая в детали проверки, то можно порадоваться. Государственные СМИ, традиционно защищающие власть, единогласно сообщили общественности, что комиссия Минздрава обнаружила нарушения в работе Центра онкологии имени Блохина. Директор департамента медицинской помощи детям и службы родовспоможения Минздрава Елена Байбарина, возглавляющая комиссию, провела экстренную пресс-конференцию. Какие именно выявлены нарушения, она не уточнила, хотя и заявила, что они серьезные и требуют скорейшего устранения. 
Тут важно уточнить, что Минздрав создал комиссию именно для изучения ситуации в онкоцентре после сообщений о массовых увольнениях медиков. Онкологи написали заявления об увольнении, пояснив, что дети лечатся в плохих условиях – в палатах с отсутствием вентиляции и плесенью, а руководство с этим никак не борется. Кроме того, по словам врачей, зарплаты стали зависеть от лояльности к руководству и в последнее время значительно сократились. Именно эти претензии стали достоянием общественности, которая поддержала онкологов, и власти, которая решила сыграть в объективность, но в реальности старается всеми способами защитить саму себя. 
Неудивительно, что Байбарина отрицает заявления о том, что врачей вынудила уволиться новый директор подразделения науки Светлана Варфоломеева, которая якобы создала в коллективе «атмосферу страха». И в то же время она заявила, что: «Мы встречались с 52 работниками детского НИИ, они говорили о своем недопонимании и нежелании работать с Варфоломеевой, но примеров не было…» То есть специалисты говорят, «мы не хотим работать с этим руководителем», разве это не примеры? Тем более что все доводы во всех красках изложены в видеообращениях онкологов. 
Разве не является примером катастрофической ситуации в онкоцентре и тот факт, тоже озвученный Еленой Байбариной, что подано восемь заявлений об увольнении, четыре из них удовлетворены, четыре находятся на рассмотрении? Ранее сообщалось о том, что собираются уйти 26 онкологов. Неужели для Минздрава и это не пример наличия конфликта между трудовым коллективом и новым руководством? Еще в сентябре начались увольнения врачей из отделения трансплантации костного мозга – они жаловались на снижение зарплат и ухудшение условий труда. Это не пример того, что в медучреждении конфликт? В итоге Байбарина, рассказывая, что в работе учреждения нашли «очень серьезные нарушения», обвинила в этих нарушениях рядовых врачей. Не будем вдаваться в технологические подробности лечения больных. Врачи вели речь о чисто человеческих, социальных корнях конфликта. 
Елена Байбарина остановилась на претензии увольняющихся работников к снижению зарплат. Но сделала это достаточно своеобразно. «Когда мы звонили отдельно каждому из врачей и спрашивали, когда именно вы получили сниженную зарплату, информации нам никто не дал», – утверждает Байбарина. Невероятно! На сайте «Альянса врачей» выложены квитки с зарплатой сотрудников онкоцентра. Реальные банковские подтверждения о поступлениях на карты врачей. Какие еще подтверждения, какая еще информация нужна была проверяющим? 
В общем, комиссия Минздрава, по сути, отвергла большинство претензий онкологов, но признала «скученность» пациентов в палатах. Полностью поддержав дирекцию НМИЦ имени Н.Н. Блохина. 
Понятно, что «бунтари» из онкоцентра на Каширке не ждали от комиссии Минздрава иных выводов. Бывший замдиректора НИИ детской онкологии и гематологии Максим Рыков, который был среди подписавших обращение в Минздрав, сообщил, что выводы комиссии для уволившихся «не стали сюрпризом». По его мнению, комиссия не ответила на вопросы, которые ставили сотрудники центра в своих заявлениях. «Мне кажется странным, что главный онколог Минздрава и директор департамента Минздрава, то есть люди, которые назначали руководителей онкоцентра, проверяют результаты их работы. Понятно, что ошибок они не признают. Кроме того, когда к рядовому сотруднику приезжает такая величина, как Байбарина, и рядом стоит директор центра, какой сотрудник осмелится сказать правду, он будет стоять и говорить, что «все хорошо», – резюмировал Рыков. Его позицию полностью разделила врач Видманте Дайлидите. 
Директор благотворительного фонда «Настенька» (который тесно многие годы работал с Центром имени Блохина) Джамиля Алиева уверена: «Больницу лишили лучших врачей, родители больных в отчаянии». По ее словам, которые приводит «Альянс врачей», родственники пациентов задаются вопросом: кто будет лечить их детей? 
Еще недавно профессора Георгия Менткевича называли «бессменным руководителем» отдела трансплантации костного мозга Центра детской онкологии имени Блохина. 
– Коллеги и друзья считают профессора Менткевича «глыбой». Он действительно титан от медицины. Профессор собрал вокруг себя костяк профессионалов. В итоге процент выздоровевших детей по разным заболеваниям вырос до 85–95%. Георгий Людомирович доказал, что детская онкология излечима. Но даже человек-глыба не выдержал прессинга. Молодые врачи приходили «на имя», шли учиться именно у него. Директор Центра имени Блохина назвала Менткевича выдающимся детским онкологом и основоположником трансплантации в России. Сказано это было в день, когда профессора сместили с должности руководителя отделения, – считает Джамиля Алиева.
Директор Фонда «Настенька» Джамиля Алиева работает с родителями больных детей напрямую. Поэтому может отслеживать ситуацию как бы по ту сторону. Она первой узнала о волне протеста, поднятой родственниками маленьких пациентов. Родители в отчаянии, подчеркнула Алиева. 
– Врачи в нервном состоянии, – говорит мать маленькой пациентки Наиля Тугунева. – Мою дочь спасла команда во главе с Менткевичем. Вытащили девочку с того света. А сейчас им всем предложили уйти. 
К сожалению, конфликт зашел слишком далеко. Обе стороны уже не желают идти на компромиссы. Пришла пора ультиматумов и увольнений. 
– Мы все подали заявление. Обратной дороги нет. Если будет новое руководство, мы готовы обсудить вопрос возвращения, – выразил точку зрения уволившихся врачей замдиректора Максим Рыков. 
Меньше всего хочется быть пессимистом, но, вероятно, в этой истории снова победят чиновники. Победят не только врачей, но и больных. 
 

Другие материалы номера