Ритуальный Давос




И завершилось оно как обычно: с очередными оптимистическими и успокаивающими заверениями сильнейших мира сего в своей способности улучшить состояние экономики во всех странах мира, а также о своей готовности поспособствовать улучшению положения наемных работников, т.е. подавляющей части населения мира (сократить безработицу, повысить оплату труда) и улучшить экологическое состояние мира. 

И все эти ежегодно повторяющиеся обещания звучат в контексте столь же неизменно усугубляющегося кризиса практически глобальной капиталистической системы. И этот кризис заключается не в метеорологических катаклизмах, о которых больше всего трубят глобальные пропагандистские центры, а в ухудшении социально-экономического положения все большего и большего сегмента населения нашей планеты. Об экономической поляризации населения, т.е. небывалого разрыва между кучкой богатых и остальной массой населения (разрыв между самым богатым 1% населения и остальными 99%) уже опубликовано много научных исследований, но наиболее показательными в этом отношении являются ежегодные доклады международной благотворительной организации Oxfam, приурочиваемые к ежегодным собраниям в Давосе. Так вот, согласно докладу этой организации этого года, самый богатый 1% стал обладателем такого же богатства, как и 6,1 миллиарда человек. 
По данным Международной организации труда, из 5,5 миллиарда работоспособного населения планеты, 165 миллионов имеют работу, но получают зарплату, которая не позволяет им удовлетворять элементарные нужды. Число безработных постоянно увеличивается и равняется сегодня 190 миллионам человек. Усугубляет эту мрачную статистику также и тот факт, что современный капитализм создал новый тип наемного работника, получивший название прекариат (от французского слова précaire, означающего зависящий от случая, непрочный, ненадежный, малообеспеченный). Эти работники представляют собой растущую категорию занятых, которым достается работа только по  временным контрактам, т.е. фактически только сдельная работа и самый низкий уровень оплаты труда и без каких-либо социальных выплат (регулярного отпуска, больничного листа, некоторых других социальных благ) и, разумеется, без какой-либо перспективы профессионального роста. Причем эта категория работников возникла не сама по себе, в результате некоего стечения обстоятельств или законов рынка труда (пресловутой «невидимой руки рынка»), а создана преднамеренными действиями работодателей, стремящихся сократить свои затраты на то, что экономисты называют переменным капиталом (оплату труда).
Исследователи отмечают, что, поскольку существование такой категории работников оказывается чрезвычайно выгодной для работодателей, то доля ее в общей занятости в развитых странах постоянно растет последнее 20–30лет. По данным американской исследовательской группы Intui, в настоящее время они составляют 40% наемных работников. В Германии, т.е. крупнейшей промышленной стране Европы, в настоящее время эта категория почти удвоилась по сравнению с 2002 годом и составляет 7,5 млн человек, во Франции в 1990 году они составляли 8%, в начале 2000-х годов 12%, а теперь 16,7% от всех работающих. В Англии их доля равняется 25,5%, в Канаде этот показатель равен 19%. Соответствующая статистика Всемирной организации труда свидетельствует, что в мировом масштабе число наемных работников, вынужденных соглашаться на такие условия, оценивается в 1,4 млрд человек. При этом наем по временным контрактам может представлять собой работу как на сокращенную неделю, так и работу с большими сверхурочными, т.е. как это выгодно работодателю.
Еще одной характерной чертой этой категории работников является то, что они, как правило, работают на своем собственном оборудовании. Дело в том, что самым характерным типом таких работников являются курьеры или таксисты. Для получения такой работы претенденту необходимо иметь моноцикл или машину, установить определенное приложение на свой смартфон, зарегистрироваться и выполнять его инструкции: получать извещение, на которое нужно ответить в течение 30 секунд и выполнять указанное поручение. Получив согласие от курьера, приложение выдает ему задание (указывает адрес получения заказа и адрес доставки). Если курьер три раза подряд отказывается от предложенного поручения, то приложение автоматически вычеркивает его из списка своих работников. Очень часто такие работники даже не знают, на кого они работают. Как принято говорить в обиходе, их работодателем или боссом является алгоритм. Довольно часто они работают 40–50-часовую рабочую неделю, а иногда и дольше. Отсюда – состояние отчаяния, нередко испытываемое этими работниками от недостаточности заработка. Так, недавно Дуглас Шиф, шофер такси, работавший на фирму «Убер» в Нью-Йорке, совершил демонстративное самоубийство: он застрелился в своей машине перед зданием городского правительства. Из предсмертной записки, которую он оставил, следовало, что он пошел на это, поскольку «был не в состоянии зарабатывать достойные деньги, работая примерно по 100 часов в неделю». В Токио зафиксировали факт самоубийства молодой сотрудницы рекламного агентства «Дентсу» М. Такахаши от физического и морального истощения в результате того, что ей пришлось отработать 105 часов сверхурочных в течение одного месяца. Для этой новой тенденции уже придумали новые термины. Одни называют ее Uberизацией (от названия известной фирмы), а другие – новым рабством.
Большой разрыв между богатыми и основной массой населения в экономическом отношении повлек за собой деградацию демократии в развитых странах, поскольку богатство имеет способность превращаться во власть. Так, лауреат Нобелевской премии английский экономист сэр А. Дитон заявил, что «деньги покупают политическое влияние. Вводятся законы, которые не в интересах всего общества, а в интересах богатых и ради того, чтобы они становились еще более богатыми и еще более влиятельными». А его коллега по этой же премии американец Дж. Стиглиц заявил, что «75% и даже более американцев хотят более высокой минимальной оплаты труда, выступают за контроль за оборотом оружия в стране, требуют более строгого финансового регулирования в стране, хотят доступа к бесплатному медицинскому обслуживанию, но, тем не менее, наша демократия не может обеспечить этих требований. Те же, кто не попадает в эти 75%, имеют возможность помешать волеизъявлению подавляющего большинства». 
А тем временем в общественном пространстве цивилизованных стран громче всего и постоянно звучат панегирики западной демократии, а также о якобы самой главной опасности для человечества, т.е. изменении климата от воздействия человека.

Другие материалы номера