Бессмертны творения и чувства




А.С. Грибоедов – великий поэт, дипломат, государственный деятель и полиглот

Ум и дела твои бессмертны в памяти

русской, но для чего пережила тебя

любовь моя?

Нина Чавчавадзе

Получив начальное образование дома, под руководством опытных гувернеров и учителей, и в Московском университетском благородном пансионе, в январе 1806 года Грибоедов поступил в университет, на словесное отделение философского факультета. Одиннадцатилетний студент Грибоедов был редким исключением. Он учился страстно. Получив в 1808 году – в 14 лет – степень кандидата словесных наук, он не оставил университета, а перешел на этико-политическое (юридическое) отделение, которое окончил за два года со степенью кандидата прав. Однако и на этот раз он остался в университете – с тем, чтобы изучать математику и естественные науки. За шесть с половиной лет Грибоедов прошел курсы трех факультетов Московского университета и в 1812 году готовился к экзаменам на получение ученой степени доктора наук (в 17 лет).

Серьезно занимался музыкой. До нас дошли лишь два вальса, сочиненных Грибоедовым, но не подлежит сомнению, что ему принадлежало множество композиций, импровизаций, романсов.

А.С. Грибоедов – полиглот (человек, знающий много языков), он в совершенстве владел французским, немецким, английским, итальянским, польским, персидским языками, всего знал восемь языков.

Грибоедову было поручено доставить в Петербург текст Туркманчайского трактата. 22 февраля 1828 года в деревне Туркманчай был подписан мирный договор между Россией и Ираном, подготовленный Грибоедовым. По условиям договора к России отошли территории ханства Нахичеванского и Эриванского, Россия приобретала исключительное право иметь в Каспийском море свой военный флот и получила контрибуцию в размере 20 миллионов рублей.

14 марта 1827 года он приехал в столицу. Пушечный салют, аудиенция у царя, награждение чином полномочного российского министра, орденом и четырьмя тысячами червонцев…

В молодом возрасте по интеллекту Грибоедов уже превзошел своих командиров, и каких – Паскевича, Ермолова. Будучи штатским чиновником, сумел вывести из Персии 150 наших пленных солдат, вел их скрытно, по ночам, опасаясь мести коварного врага…

Знакомство Грибоедова с Ниной Чавчавадзе началось с первых дней его пребывания в Тбилиси. Он охотнее всего проводил свободное время в семьях Чавчавадзе и Ахвердовых, связанных между собой тесной дружбой и родством.

Родилась Нина Чавчавадзе в 1812 году и была моложе Грибоедова на 17 лет. Еще совсем молоденькой девушкой она выделялась своей красотой, недюжинными способностями и добротой. Грибоедов охотно занимался с ней музыкой, игрой на фортепьяно, беседовал о литературе и науках: так незаметно росла любовь поэта к девушке.

В 1827–1828 годах Нина Александровна уже славилась как блестящая красавица и исключительного обаяния женщина. 16 июля 1928 года он сделал предложение, она прослезилась и обняла его…

Венчание состоялось 22 августа, а вечером состоялось бракосочетание в Сионском соборе. (Книга Сионского собора с записью о браке Грибоедова хранится в литературном музее Грузии.)

9 сентября Грибоедов с женой и всем штатом русской миссии выехали из Тбилиси в Иран, а в середине февраля 1829 года Нина Александровна оставила Тавриз. Для персиян условия послевоенного урегулирования казались унизительными, а выплаты контрибуции – чрезмерно обременительными. Мстить России они не могли: ее превосходство в силе было сверхочевидно; отомстить же непосредственному виновнику своих бедствий они были способны. Тегеранское духовенство выразило возмущение, сделавшее Грибоедова и членов посольства жертвами ожесточенной черни.

В Тбилиси, в доме матери, Нина, окруженная заботами родных, все более тревожилась о судьбе Грибоедова. Однажды к ней заехала жена Паскевича – двоюродная сестра Грибоедова, заговорила об Александре Сергеевиче, запуталась в объяснениях, расплакалась и открыла всё. С Ниной сделалась истерика и на другой день она преждевременно разрешилась от бремени. Ребенок прожил несколько часов.

…Спустя неделю после убийства персидское правительство послало людей, чтобы они раскопали яму, нашли труп Грибоедова, перевезли его в армянскую церковь… Генералы, штат, оберофицеры, нахичеванцы провожали покойного.

11 июня траурный кортеж встретился с Пушкиным, рассказавшим об этом в «Путешествии в Арзрум».

Персидский шах потом извинялся перед Россией за Грибоедова, послал в дар императору бесценный алмаз.

Когда тело Грибоедова прибыло в Тифлис, вдова Нина Чавчавадзе распорядилась предать его земле близ церкви Святого Давида. Над могилой сооружен памятник из черного мрамора с бронзовым крестом, у подножия которого вылитая из бронзы фигура коленопреклоненной плачущей Нины.

Всю оставшуюся жизнь Нина Чавчавадзе-Грибоедова продолжала носить траур по мужу и оплакивать его смерть. Она так и не вышла замуж второй раз, отвергая все ухаживания. Ее верность трагически погибшему мужу стала легендарной еще при жизни, имя Нины Чавчавадзе было окружено почетом и уважением тифлисцев, ее называли Черной розой Тифлиса.

Исследования жизни и творчества Грибоедова обогатили наше представление о нем как о великом писателе и выдающемся дипломате. Грибоедовский проект Российской закавказской кампании, ставший предметом пристального изучения, позволяют со всей широтой поставить вопрос о Грибоедове как о государственном деятеле большого масштаба.

Нельзя не вспомнить при этом слова Пушкина, еще в 1829 году понявшего, какую огромную культурную силу потеряла Россия в лице Грибоедова: «Способности человека государственного оставались без употребления, – писал поэт, – несколько друзей знали ему цену…»

Интересуясь вопросами промышленности, шелководства, виноградарства, Грибоедов показывал пример, оказывая поддержку Кастелла, открывшему шелкомотальную фабрику в Тбилиси, Э. Эристави, построившему в Горийском уезде стекольный завод…

Много внимания уделял Грибоедов существовавшему тогда в Тбилиси «благородному училищу», преобразованному в гимназию.

К этому же времени относится борьба за издание газеты, первый номер «Тифлисских ведомостей» вышел 4 июня 1828 года.

Грибоедов принадлежит русской и мировой литературе. Своим последним десятилетием жизни Грибоедов имеет отношение и к закавказцам. Кто в Ереване не знает мемориальную надпись на здании, что заменило дворец персидских сердаров (титул командующих армией): «Здесь в 1827 году, в присутствии автора, впервые была представлена бессмертная комедия великого русского писателя Александра Сергеевича Грибоедова «Горе от ума». Да, впервые в Ереване. Ее играли офицеры карабинерского 7-го полка.

«Горе от ума» ставили на любительской сцене в Тбилиси в 1832 году, то есть за несколько лет до открытия в городе профессионального театра. Два великих русских поэта были тезками по имени и отчеству. А. Пушкин писал: «Его рукописная комедия «Горе от ума» произвела неописанное действие и вдруг поставила его наряду с первыми нашими поэтами… О стихах я не говорю, половина – должна войти в пословицу».

Гениальный поэт, образованнейший, умный и энергичный человек, он был создан для кипучей общественной и литературной деятельности, служить великим идеям.

Имя Грибоедова близко и дорого грузинскому народу, «ум и дела» великого русского поэта, автора гениальной комедии «Горе от ума» бессмертны в памяти всех народов нашей страны.

Борис ЯГУБОВ,

действительный член Санкт-Петербургской

академии русской словесности и изящных искусств имени Г.Р. Державина

Другие материалы номера