Россия и Турция установили статус-кво в Сирии




Это американо-турецкая сделка от 17 октября, остановившая турецкую операцию «Источник мира» на северо-востоке Сирии на 120 часов, и соглашение между преимущественно курдскими «Сирийскими демократическими силами» (СДС) и правительством в Дамаске.

Сочинский меморандум стал своеобразным продолжением договоренности США и Турции о пятидневной паузе в боевых действиях, продлив ее еще на 150 часов начиная с 12.00 по местному времени (совпадает с московским) среды, 23 октября. Что касается соглашения между руководством СДС и сирийскими правительственными войсками, то принятый во вторник российско-турецкий документ фактически закрепил новую реальность в северо-восточной части Арабской Республики.
Ранее в рамках соглашения между СДС (ведущую роль в их составе играют курдские «Отряды народной самообороны», YPG) и Дамаском правительственные войска заняли города Тель-Тамер, Айн-Исса, Айн-эль-Араб (Кобани), Табка, Манбидж и Ракка на северо-востоке Сирии, противодействуя таким образом продвижению турецких войск в этой части Сирийской Арабской Республики (САР). Гарантом данного соглашения стала Россия.
Сочинский меморандум подтвердил нынешний статус-кво в зоне турецкой операции, локализовав ее на сравнительно небольшом участке территории – район между двумя сирийскими городами Тель-Абьядом (провинция Ракка) и Рас-эль-Айном (провинция Хасаке) глубиной до 32 км.
Наконец, по всей видимости, главным элементом плана действий двух стран на обозримую перспективу стало установление механизма совместного патрулирования в районе, находящемся за пределами локализованной зоны турецкой операции (между Тель-Абьядом и Рас-эль-Айном). В полдень 23 октября на сирийскую сторону сирийско-турецкой границы за пределами зоны операции «Источник мира» вводятся подразделения российской военной полиции и сирийской пограничной службы. Они будут содействовать выводу подразделений СДС и их вооружения на 30 км от сирийско-турецкой границы, который должен завершиться в течение 150 часов после 12.00 среды. С этого момента начнется совместное российско-турецкое патрулирование на глубину до 10 км от границы к западу и к востоку от района проведения операции «Источник мира», кроме города Камышлы (провинция Хасаке).
Важным для турецкой стороны «приобретением» по результатам переговоров в Сочи стал вывод всех курдских подразделений из районов Манбиджа и Тель-Рифаата, двух городов в провинции Алеппо. Таким образом, Анкара добилась цели полной эвакуации всех бойцов YPG на восток от Евфрата, которую она безуспешно продавливала все последние годы.
Сирийские военные в совместном патрулировании России и Турции участвовать не будут. Анкара не готова идти так далеко, чтобы вступать в непосредственный контакт с Дамаском. Но и это уже большой успех для Башара Асада, который без единого выстрела установил контроль над рядом населенных пунктов и прилегающих к ним районов и постепенно расширяет свое присутствие на северо-востоке САР.
По окончании переговоров с Эрдоганом глава Российского государства провел беседу по телефону с президентом Сирии. Путин проинформировал Асада об итогах встречи и изложил основные положения принятого накануне меморандума. Президент России подчеркнул, что главной задачей является восстановление территориальной целостности Сирии и продолжение совместных усилий по политическому урегулированию ситуации, включая работу в рамках Конституционного комитета САР. Башар Асад поддержал принятые решения. Президент Сирии поблагодарил Владимира Путина и заявил о своей полной поддержке результатов работы, а также о готовности сирийских пограничников совместно с российской военной полицией выйти на сирийско-турецкую границу, сообщила пресс-служба Кремля.
Пока ожидают своего прояснения следующие два вопроса. Первый – поддержат ли США российско-турецкое соглашение, которое, по сути, позволяет американцам «почетно» удалиться из северной Сирии, переложив миссии обеспечения соблюдения «режима тишины» и совместного патрулирования на Москву и Анкару? По итогам переговоров 5–7 августа в Анкаре США и Турция договорились о таком совместном патрулировании в «зоне безопасности». Однако, начав 9 октября операцию «Источник мира», Турция де-факто разорвала это соглашение с союзником по НАТО.
В отсутствие контингента ВС США, даже в ограниченном виде, «на земле» в северо-восточной части САР у администрации Дональда Трампа просто не остается эффективных рычагов непосредственного влияния на ситуацию. Поэтому из Вашингтона можно ожидать хотя бы сдержанной, но поддержки договоренностей Москвы и Анкары.
Второй вопрос – реализуемость на практике Сочинского меморандума с учетом сложности задачи эффективного разграничения сил и локализации турецкой операции в районе между Тель-Абьядом и Рас-эль-Айном.
Думается, новая, на этот раз уже российско-турецкая, 150-часовая пауза в боевых действиях на северо-востоке Сирии призвана ответить на эти и другие воросы, требующие своего прояснения.
Через несколько часов после объявления о российско-турецком соглашении по Сирии, достигнутом накануне, 22 октября, в Сочи, министерство обороны Турции заявило о получении от Соединенных Штатов официального уведомления о полном выводе формирований преимущественно курдских Сирийских демократических сил (СДС) из зоны безопасности на северо-востоке Арабской Республики.
Тем временем из Вашингтона озвучиваются противоречивые сигналы в отношении принятого Россией и Турцией Сочинского меморандума. Вице-президент США Майкл Пенс высказался в поддержку создания зоны безопасности: «Мы вполне можем дать международному сообществу возможность создать безопасную зону между Турцией и курдским населением в Сирии, которая обеспечит мир и безопасность».
Тем временем спецпредставитель США по Сирии Джеймс Джеффри поставил под сомнение сделку в Сочи, задавшись вопросом: могут ли русские заставить курдские «Отряды народной самообороны» (YPG, играют ведущую роль в составе СДС) покинуть территорию, которую охватывает зона безопасности?

По материалам EADaily

Другие материалы номера