Президенту Российской Федерации Путину В.В.

Полагаем, что данный законопроект содержит серьезные угрозы нарушения основополагающих конституционных прав граждан, в связи с чем может вынудить граждан (в том числе по религиозным убеждениям)  выразить гражданское неповиновение исполнению антиконституционных норм данного законопроекта,  продолжая жить и действовать в соответствии с нормами Конституции Российской Федерации. 

В частности, новым основанием для введения режима «повышенной готовности» является обстановка, сложившаяся в результате «распространения заболевания, представляющего опасность для окружающих», которая может повлечь «человеческие жертвы, ущерб здоровью людей и окружающей среде, значительные материальные потери и нарушения условий жизнедеятельности» ( ч. 1 ст. 1 ФЗ от 21.12.1994 г. № 68-ФЗ «О защите населения и территорий от чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера»). 

Из данной нормы законопроекта следует, что таким основанием может являться также любое заболевание,  а не только коронавирус.

При этом законопроект не содержит критериев, подтвержденных надлежащим объективным заключением российских  ученых, которым должно соответствовать данное заболевание для признания его опасным  в режиме «повышенной готовности»,     

В противном случае введение режима «повышенной готовности»  не может  быть определено по критериям  «опасности для окружающих» и «причинения ущерба здоровью людей». 

Кроме того, данным  законопроектом Правительство  наделено правом (1) ввести режим «повышенной готовности» на территории всей страны либо ее части (п. «а.1» ст. 10 ФЗ № 68-ФЗ) и (2) и установить «правила поведения, обязательные для исполнения гражданами и организациями» (п. «а.2» ст. 10 ФЗ № 68-ФЗ) в рамках  указанного режима. Обязанность граждан соблюдать (не предусмотренные законопроектом!) «правила поведения», установленные на период «повышенной готовности» вводится абзацем 5 статьи 19 законопроекта и планируется ввести серьезные наказания для его нарушителей.

Между тем, конкретный перечень  обязательств  граждан и юридических лиц, которые они обязаны осуществлять в условиях режима «повышенной готовности» в законопроекте отсутствует.

Следовательно, данный  законопроект предоставляет Правительству Российской Федерации и правительству регионов неограниченные полномочия по ограничению конституционных прав граждан. Например, ограничить право на свободу совести: запретить посещение религиозных учреждений, ограничить право на передвижение по городу, стране: запретить выход гражданам на улицу, в магазины; ввести обязательные меры контроля за передвижением граждан вплоть до тотального электронного контроля передвижений, местонахождения,  в том числе технических средств связи; ограничить право на свободу митингов, собраний и шествий, пикетов, ограничить либо исключить обращение наличных денежных средств, и ввести обязательное ЧИПИРОВАНИЕ граждан под предлогом защитных мер. Все это может иметь место по решению Правительства в рамках режима «повышенной готовности». 

Статья 3 Федерального Конституционного Закона от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» содержит нормы о режиме «чрезвычайного положения». Данный режим может быть введен в особо опасных ситуациях: «при наличии обстоятельств, которые представляют собой непосредственную (!) угрозу жизни и безопасности граждан или конституционному строю Российской Федерации и устранение которых невозможно без применения чрезвычайных мер».

В частности, к  опасным ситуациям относятся «попытки насильственного изменения конституционного строя Российской Федерации, захвата или присвоения власти, вооруженный мятеж», «чрезвычайные ситуации природного и техногенного характера, чрезвычайные экологические ситуации, в том числе эпидемии и эпизоотии, возникшие в результате аварий, опасных природных явлений, катастроф, стихийных и иных бедствий, повлекшие (могущие повлечь) человеческие жертвы, нанесение ущерба здоровью людей и окружающей природной среде, значительные материальные потери и нарушение условий жизнедеятельности населения и требующие проведения масштабных аварийно-спасательных и других неотложных работ». 

При этом данный Конституционный Закон предусматривает введение чрезвычайного положения  исключительно Указом Президента Российской Федерации  (ст. 4 ФКЗ от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении») и содержит  указание на  конкретные права граждан, которые могут быть ограничены в период чрезвычайного положения (ст.ст. 11-15 ФКЗ от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»). В частности, из положений статьи  11 ФКЗ от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении» следует ограничение права на свободу передвижения по территории, на которой введено чрезвычайное положение, ограничение права на проведение митингов, шествий, массовых мероприятий, ограничение движения транспортных средств и их досмотр. 

В силу  части 3 ст. 56 Конституции в условиях чрезвычайного положения «не подлежат ограничению права и свободы, предусмотренные статьями 20, 21, 23 (часть 1), 24, 28, 34 (часть 1), 40 (часть 1), 46 — 54 Конституции Российской Федерации». В частности, следующие права: «сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускаются» (ст. 24 Конституции РФ); «каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними» (ст. 28 Конституции РФ).

Следовательно, права граждан, включая право на свободу вероисповедания (в т..ч. право посещать храм и участвовать в богослужениях), право на отказ участвовать в цифровизации, ЧИПИРОВАНИИ ПРИ ВАКЦИНАЦИИ населения не могут быть ограничены даже в условиях   чрезвычайного положения (если в списке ограничений не будет запрета на свободу передвижения, обязательности вакцинации, электронной регистрации). Это к вопросу о попытках властей ряда регионов в настоящее время прямым текстом запретить посещение храмов прихожанами, а также установить для граждан специальный порядок пропусков, включающий  обязательную цифровую идентификацию граждан путем автоматизированной обработки их персональных данных, с выдачей документа, содержащего символику, оскорбляющую чувства верующих (электронные документы с QR-кодом, штрих-кодом  и др.). 

Исходя из вышеизложенного, действующий Конституционный закон от 30.05.2001 № 3-ФКЗ «О чрезвычайном положении»  (не федеральный!) устанавливает исчерпывающий (и ясный для граждан) перечень допустимых ограничений прав граждан для чрезвычайного положения (более опасной ситуации, чем «режим повышенной готовности»), а Федеральный законопроект № 931192-7 позволяет Правительству ввести в режиме "повышенной готовности" абсолютно любые  ограничении конституционных прав граждан, обязательные для исполнения., что недопустимо. 

Согласно части 3 статьи 55 Конституции РФ, «права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». 

Однако, в законопроекте № 931192-7 не перечислены конкретные полномочия Правительства, связанные с ограничением конституционных прав граждан и  их пределы, позволяющие осуществлять в установленном порядке контроль за их превышением. 

Кроме того, в законопроекте не предусмотрены нормы, связанные с правом на защиту чести, достоинства и доброго имени граждан, пострадавших от эпидемии коронавируса или иного заболевания. При том, что в настоящее время могут иметь место случаи незаконного преследования  граждан в условиях режима «повышенной готовности», неоправданного вмешательства в их частную жизнь, оскорбления их религиозных чувств, унижения достоинства, в том числе  в публичном пространстве.

Законопроект не предусматривает также норм о надлежащей экономической защищенности тех категорий граждан, имеющих работу, которые вынуждены  временно не работать в связи с режимом самоизоляции, что повлечет для многих граждан  тяжелое материальное положение, лишение средств к существованию и, как следствие, массовый протест.

Наличие в законопроекте понятия о «волонтерах», готовых оказать гражданам помощь в условиях самоизоляции, без указания критериев, которым данные «волонтеры» должны соответствовать, не позволяет гарантировать гражданам сохранение их жизни, здоровья,  неприкосновенность личности, сохранения собственности, жилища.

Считаем, что в целом законопроект № 931192-7 является антиконституционным, поскольку содержит вышеуказанные нормы, противоречащие Конституции Российской Федерации,  применение которых  может повлечь неоправданное вмешательство  в частную жизнь граждан, причинить  значительный ущерб  их  правам и свободам, повлечь человеческие жертвы и  ущерб здоровью людей.

            В Российской Федерации гарантируется что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства» (ст.2 Конституции РФ). 

С учетом вышеизложенного, просим Вас как гаранта Конституции Российской Федерации не подписывать указанный закон и воспользоваться имеющимися у Вас полномочиями наложить вето на  законопроект № 931192-7  до внесения  в него поправок, которые установят (1) более четкое основание для введения режима повышенной готовности, а также (2) исчерпывающие перечень и адекватную меру возможных ограничений прав граждан, вводимых решением Правительства в рамках  данного режима (3) защиту граждан от принуждения к цифровой идентификации, чипированию  при вакцинации, отказа от своих убеждений, в том числе  религиозных, от неоправданного вмешательства в частную жизнь, от оскорбления религиозных чувств, чести, достоинства и доброго имени.

 Глава Союза «Христианское Возрождение»                   В.Н.Осипов

Зам. Главы «Союза «Христианское Возрождение»     А.А.Коренев

Член Союза «Христианское Возрождение»                    И.Ю.Чепурная

Член Союза «Христианское Возрождение»                     Т.С.Лемешева

P.S. Направляем копии настоящего обращения в Совет Безопасности РФ, ФСБ РФ, Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси Кириллу с просьбой довести его содержание до Президента России.