Лапша и макарошки




Вот у нас промышленность, говорит, и вообще в целом ВВП, и конкретно банковский сектор, вот они, говорит, себя чувствуют вообще неплохо. Вот у нас, говорит, банкиры заработали почти полтора триллиона рублей… По-моему, миллиард триста он назвал. И, говорит, эти доходы вырастут почти на 2%… Да, я ни капли не сомневаюсь, что при власти Путина у банкиров все будет ништяк. У граждан – да, все будет хреново. С ценами все будет очень сомнительно. А вот что олигархи будут богатеть – с этим никаких у нас сомнений и быть не может.
Он говорит, что очень гордится единением народа. Что народ смог сплотиться в отношении к бедным и нуждающимся… Весь народ сплотился… Ведь это главная задача власти – как примирить зажравшихся олигархов и огромную массу бесправного, нищего населения.
О состоянии системы здравоохранения прямо сразу, с лету. На мое удивление, вопросы формулировались очень неплохо – потому что хотели разговора по существу. Он говорит: наша страна более эффективно подошла к этим испытаниям, чем другие страны. Мы это на протяжении 20 лет слушаем: у нас много проблем, но все гораздо лучше, чем у соседей. Его спрашивают: «Скажите, вот когда в Китае все это начало происходить…», Путин говорит: «Мы сразу, незамедлительно, приняли меры, мы очень эффективно сработали»… Страна кричала: вы почему границы не закрываете?! У нас рядом соседи, где вспышка инфекционного заболевания, а вы заботитесь о своих торговых отношениях… Как будто у нас память, как у рыбки – 3 секунды! И мы всего этого должны не помнить.
Дальше Путин говорит о дефиците медиков, что их не хватает. «А знаете, – говорит он, – а на самом деле не так все плохо. У нас на начало было всего 8000 профильных специалистов, а сейчас у нас их аж 150 000».
Вопрос только: почему в населенных пунктах, где есть больница, там ни одного врача, она просто закрыта? Потому что все либо болеют, либо сбежали – они не готовы работать в таких каторжных условиях, с дикими переработками и за зарплату, которая говорит о том, что власть их не уважает… И теперь у нас все другие направления – кардиология, гинекология и др. – просто не принимают, всё под ковид организовали…
Маски. Он говорит, у нас это вообще достижение. Мы увеличили производство масок в 20 раз. А цены вы во сколько раз увеличили? У нас по моему региону до 40 раз было увеличение. Итак, справедливости ради, это когда произошло увеличение мощностей? В июне, в августе? А на протяжении всего этого времени люди страдали. Ой, ну вообще, ни капли не верю!
Лекарства, говорит, мы сами начали делать. Речь точно про Россию идет? У нас в аптеках нет лекарств! Нет антибиотиков, нет противовирусных – ничего нет. Не считая роста цен, который произошел катастрофичный. Мы, говорит, вакцину начали делать. Вакцина, говорит, отличная. А что ж вы сами не привились? До меня очередь, говорит, не дошла…
У меня, как у любого адекватного человека, возникают вопросы: нам говорят, эволюционирует, мутирует вирус. Ну очень удобно, да? Вложить миллиарды, а потом свалить на то, что, извините, вирус мутировал…
Когда начала говорить девушка-доброволец – она читала с листочка, очень волновалась. Задавала жесткие вопросы. Про недоплаты надбавок, про отсутствие тестов, про дефицит лекарств, про все эти огромные проблемы в целом. И что в результате? Девушка-волонтер говорит: «Помогите нам их решить, мы готовы вам их передать». А то Путин об этом не знает! Он знаете что на это ответил? Мы, говорит, посмотрим на эти проблемы внимательнее. А отвечать когда? Когда можно будет спросить с власти? Когда можно будет вынести вердикт? Ну сколько должно пройти времени? Месяц? Год? Десять лет? 20? Мы, говорит, будем смотреть…

И дальше саратовский депутат Николай Бондаренко столь же взыскательно продолжает заочный диалог с президентом…
Но предоставим слово другим. Россия взволнована повсюду.

Другие материалы номера