Мы хотели огласки




Трехминутный видеоролик вызвал такую бурю, сначала в социальных сетях, а потом в газетах, на сайтах. Даже на федеральных каналах его показали. Хотя опубликовала его на личных страницах в социальных сетях.
Нас просто достали своими отговорками и обманами. Поэтому мы собрались и честно все под видеозапись рассказали. Что мы ежедневно выезжаем на вызовы, в том числе к коронавирусным пациентам. Находясь на передовой, не получали обещанных президентских доплат за контакты с COVID-положительными больными.
Как только видео с нашим обращением пошло гулять по интернету, а его посмотрели и скопировали десятки тысяч человек по всей стране, меня вызвали к главному врачу ЦРБ на беседу. А чуть позже вместе с главным врачом и экономистом нас отвезли на служебной машине в Славянск-на-Кубани, в следственный комитет. Там старший следователь задавал мне вопросы. Из-за чего всё произошло? Кто выкладывал обращение? Как я это делала, через что? Я, естественно, всё рассказала: куда выложила и как. После чего следователь составил протокол изъятия моего мобильного телефона. Как вещественное доказательство моего «преступления» наверное?
Копию протокола я не получила, следователь не выдал мне ни одного документа. Во время допроса следователь убеждал меня, что наши условия работы, мои и коллег, не относятся к опасным, поэтому выплаты не положены. Как такового давления следователь не производил, но тем не менее мне дали понять, что я как инициатор данного видео, которое распространилось и дошло до высокопоставленных лиц, могу за него понести уголовную ответственность. Разве это нормально? Мы что, убили кого-то или ограбили? Я так до сих пор и не пойму, в чем я была не права тогда! 
Лично я выплаты ведь не получила абсолютно никакой. Также многие ребята, которые есть в видео, либо вообще не получили выплаты, либо получили неполные на момент съемки видео. Мы хотели огласки для того, чтобы добиться обещанных выплат, вот и всё. Мы требовали всего лишь, что нам обязаны были выплатить по указанию президента. Я так думаю, что после того, как наш видеоролик увидела вся страна, меня начали искать журналисты из столицы, чтобы поговорить, большие начальники испугались и решили дальше не нагнетать, дело уже замять не удастся.
Через несколько дней после посещения следственного управления выплаты инфекционным бригадам поступили в полном объеме. Кроме того, нас стали больше обеспечивать перчатками, дезсредствами, спецкостюмы и маски начали выдавать. Не так, чтобы 3–6 масочек на смену из трех человек, а достаточно – по 10 масок на человека, как и положено.  

Другие материалы номера